Золотые плетения кобра

Пономарев Алексей Анатольевич: другие произведения.

Журнал "Самиздат": [Регистрация]   [Найти]  [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
  • Аннотация:
    Моя первая проба пера. Буду благодарен за любую критику, совет или просто комментарий. Планирую написать книгу, в которой ГГ не будет избранным спасителем мира или могучим и самым крутым магом с самого начала, а постепенно будет всего добиваться с трудом и сложностями.

    Книга закончена и возможно будет издана. Если какое-нибудь издательство возьмет...

    Аннотация к книге:
    Родившийся без дара чародейства Рик Атан, сын величайшего архимага, ставшего легендой при жизни, после смерти отца из-за интриг мачехи лишается дворянства, наследства и учебы в академии. Единственным способом добиться хоть чего-то в жизни остается подписание контракта с Имперской армией и служба рядовым инженером. Но долго унывать не в его характере. На груди эмблема "кирасиров" - элиты войск, на плече ремень надежного арбалета, рядом преданные друзья, а спину прикроет верный железный монстр собранный искусными магами в лучших цехах государства. А значит никто, безнаказанно не нарушит покой родной страны. Ну а если придется туго, то всегда выручит воинская выучка, солдатская смекалка и вбитые учителями знания кадаврики и механики.
    Но за всеми навалившимися проблемами Рик не забывает свою давнюю детскую мечту - стать колдуном. И как же ему быть, если все вокруг считают это невозможным?
    У кого критика или может хочет предложить свою аннотацию к книге пишите.


   Скудный фонарь освещал небольшую площадку перед одним из домов на узкой, извилистой улочке. Это был, пожалуй, единственный источник света. Соседи то ли экономили, то ли просто ленились выйти из теплого жилья на пронизывающий холод и зажечь огонь.    Я, в очередной раз, поправив не спасающий от ветра плащ, поднялся по ступеням и постучался висевшим молотком по металлической пластине. Ждать пришлось долго, пока, наконец, не послышались шаркающие шаги. Дверь приоткрылась, на меня взглянули подслеповато щурящиеся глаза старика.    Здравствуйте, учитель Грайдон, - почтительно произнес я, - прошу прощения за поздний визит. Но я не смог подождать до утра.    Рик? - удивленно спросили меня. - Когда ты успел вернуться? Подожди.    Дверь прикрылась, зазвенела цепочка, и прозвучало приглашение войти внутрь. Шагнув в дом, я с большим удовольствием стянул холодный плащ и не глядя, повесил его на деревянную вешалку, выполненную в форме стилизованных оленьих рогов. Из-за частого посещения наставника движение у меня выработалось автоматическое.    Проходи на кухню, я как раз собирался пить чай. Налью и тебе, согреешься. - Старик бодро двинулся туда, где очень вкусно пахло.    Уже через минуту я сидел за громоздким столом и, прихлебывая обжигающий травяной настой, грел озябшие руки. Рядом с земляничным вареньем, плюхнулось блюдо с ватрушками. Напротив меня на стуле разместился Грайдон, помешивая ложкой в кружке. Из-под густых, седых бровей на меня был направлен внимательный взгляд умных глаз. Не смотря на то, что мне раньше приходилось наносить и более поздние визиты, он сразу понял, что-то произошло.    У меня отец умер, - опустив взгляд на варенье, тихо сказал я, - дурацкая смерть. Перепутал в лаборатории зелья, ассистенты нашли утром. Сильнейший колдун современности погиб как алхимик-недоучка.    Наступила неловкая тишина. Наставник понимал, что лезть с соболезнованиями глупо, а другие слова он не находил.    Следователи говорят, несчастный случай. - Продолжил я. - Лучшие маги-криминалисты считывали информационный след. Ничего. Общественности еще не объявили, надеются раскопать возможные подробности. Хотя четыре дня назад его поместили в склеп и провели обряд упокоения души.    Старик, кряхтя, поерзал на стуле и спросил, - а мачеха что?    Мачеха, - скривился от этого слова я, - заявила мне о том, что договорилась о моем принятии в орден бога Наона. И если ее пасынок не последует изложенной воле, то она использует все свои обширные связи, использует любой способ, включая подлог, дойдет до главы рода или даже до самой Императрицы, но я буду лишен дворянства, наследства и меня не станут пускать за порог родного дома. О себе и о своем отпрыске заботится, боится, что когда-нибудь оставлю их без единого медяка за душой.    Грайдон тихо хмыкнул.    - Не понимаю, как папа польстился на нее. Смазливая внешность и титул баронессы не окупает весь ее характер. Так как у нее есть сын от моего отца, а мне больше шестнадцати и я уже год как совершеннолетний ей никто не может этого запретить.    Имперские законы, - вскрикнул я, сжав кулаки. - Так, что я теперь официально свободный и нищий. Мне не хватит денег оплатить даже половину следующего курса академии.    Рик, не кипятись, - успокаивающе произнес наставник, - это не конец, жизнь продолжается. Мы что-нибудь придумаем. Оставайся ночевать сегодня у меня, уже поздно.    В этот вечер мы еще долго говорили с ним, обсуждая возникшую проблему. С учителем я был знаком давно. Нас объединила общая страсть к кадавровой механике и похожие взгляды на жизнь. Он был отставным, военным инженером и великолепным специалистом с богатым опытом практика. Благодаря чему его пригласили преподавателем в академию. Меня же кадаврика привлекала своей причастностью к магии. Будучи абсолютно без колдовского дара, я мог почувствовать себя чародеем. Еще на первом году обучения мы очень близко сдружились, насколько это возможно между учеником и наставником. Конечно, в коридорах мы соблюдали дистанцию, положенную между уважаемым педагогом и старательным учеником. Ну, а дома у Грайдона мы взахлеб обсуждали новые модели кадавров, достоинства старых и последние достижения в науке. Порой, тряся каталогом, принесенным почтальоном, и с жаром что-то рассказывая, он напоминал такого же мальчишку, как и я. Конечно, злые языки за спиной называли меня любимчиком и обвиняли в незаслуженных оценках, но постоянные победы, которые я одерживал на соревнованиях, заставляли их замолкнуть.    Проснувшись утром в гостиной, я потянулся, разминая затекшую на жестком диване спину. Вбитый годами учебы режим разбудил меня как всегда рано. Впрочем, было слышно, что хозяин дома уже давно встал. После уборки постели, ноги сами понесли меня на кухню. Это было излюбленное место наставника. Я постоянно удивлялся, как при таком большом аппетите он всегда выглядел очень худым и не имел проблем с желудком.    - Доброго утра учитель.    - И тебе того же Рик, садись. Я обдумал твою ситуацию и вижу только один подходящий выход. Не знаю, одобришь ты его или нет.    Он подвинул ко мне тарелку.    - Сначала поешь. Разговор не простой.    Я вдохнул в себя воздух. Пахло вкусно. В академии так никогда не готовили. Терпеливо подождав, когда будет съедена последняя ложка старик начал разговор.    - Понимаешь, мой мальчик. Помощи от офицерского учебного заведения ты не дождешься. Случаи подобные твоему редки. Все-таки здесь за каждым обучающимся дворянский род. И после смерти родителей все равно находятся помогающие родственники.    Но у меня есть один старый сослуживец в Кригове, - на мгновение на его лице появилась улыбка, - хороший человек. Он занимается обучением рекрутов в кадавровом корпусе. Как ты понимаешь, в рядовые состоятельные люди не идут. Но для простых парней это неплохой шанс в жизни. И приличное довольствие во время службы, и не плохая пенсия от империи на старости. И смертность там не велика. Чай не сами, железки за вас будут биться. А если проявишь себя, то и в командиры выбиться можно. Хотя я бы не рассчитывал не это. Подумай, кроме армии никому ты не нужен...    Пожалуй, вы правы, - я вздохнул, - для обучения хлебному гражданскому ремеслу нужны серьезные деньги. Не в крестьяне же мне идти, в конце концов.    - Только, если мне не изменяет память, занятия там начинаются уже через полторы недели. А ведь тебе надо еще успеть договориться и подать документы. Поспеши, путь туда не близок... Выехать лучше сегодня.    Тепло попрощавшись, я покинул дом. Предстояло много хлопот. Прогулявшись по кривым переулочкам, вышел на оживленный перекресток. Горожане, не смотря на раннее утро, суетливой разноцветной толпой, спешили по своим делам.    На мой свист остановилась коляска с извозчиком. Хмурый мужик, услышав адрес конечного пункта, молча стеганул рыжего коня по спине. Странно. Обычно представителей данной профессии было сложно заставить помолчать. К концу пути, обычно, узнаешь насколько тяжела жизнь "водителя кобылы". И как в этом году чудовищно овес подорожал, и как злой городской совет душит честных людей налогами, и даже советы молодому человеку подольше не жениться, а то вот они в свое время... Не очень и хотелось.    У ворот академии извозчик также безмолвно принял оплату и поехал искать новых клиентов. Может у человека сегодня день не задался?    Стуча сапогами по гулкой плитке дорожки, я отправился в пузатое здание администрации. В приемной дверь оказалась закрытой. Под табличкой оказалась записка с надписью "обеденный перерыв". Какой к бесу, обед?! День только недавно начался. Пользуются тем, что учебное заведение практически опустело на период каникул. Меня взяла злость на служащих. Будем надеяться, что остатки совести у них сохранились, и они не явятся под вечер.    Следующие полтора часа я маялся, пытаясь найти себе развлечение. Моим наиболее интересным занятием было наблюдение за сонной мухой пытающейся найти выход из помещения. Наконец дверь скрипнула и появилась работница пера и чернильницы. Уже вскоре я с поднятым настроением шел в общежитие. В моих руках поблескивал магической печатью патент, подтверждающий то, что я проучился несколько курсов в Военной Академии Кадаврики.    Что теперь делать с ним? Не представляю. Без удостоверения полного обучения он ни на что не годился. Офицерское звание давалось только при выпуске.    Ничего повешу на стенку в красивой рамочке и буду в старости показывать внукам. Опять же можно будет пофорсить перед знакомыми, а еще лучше, если этими знакомыми окажутся девушки. Все-таки не каждый человек мог проучиться в престижнейшем заведении империи, хоть и немного.    С этими мыслями я добрался до своей комнаты. В общежитие жили только курсанты, больше никому не дозволялось. Новички поначалу приходили в ужас, что им придется делать все самим без помощи слуг. Но такова была политика ВАКа. Считалось, это помогает будущим командирам привыкнуть к тяготам военной службы. Меня не напрягало. В доме отца до женитьбы слуг было мало. Он все-таки был по происхождению простолюдином и привычки были соответствующие.    Из шкафа выгреб все, что там было. И разделил на три части. В первую самую маленькую пошли вещи первой необходимости. Насколько я знал, в армии к личным вещам рядовых со стороны руководства было особое отношение и вряд ли мне позволят какие-либо излишества.    Во второй разместились учебники. Конечно, можно было бы их не возвращать в библиотеку, не потащатся же за ними в другой город. Особенно меня ввел в искушение толстенный том под названием "Подробнейшая энциклопедия кадавровых приводов и механизмов с иллюстрациями". Такие толковые издания было сложно найти. Но я твердо решил не поддаваться соблазну и начать новую жизнь с незапятнанного листа.    В третью, самую большую, я отправил все то, что можно было продать и выручить за это деньги. Теперь мне придется много экономить.    Ну и самое последнее, что осталось это мой ручной кадавр Дада. Знаю, глупое имя. Но единственное, что он умеет говорить это, да и нет. А прозвище Нетнет стало бы еще более идиотским.    Лично собранный и прошедший не одну сотню разборок, модернизаций и экспериментов.    Немного подумав, я решил его подарить соседу по комнате. Мне он теперь будет только мешать. Отключив питание, положил на кровать, прикрепил на корпус записку с описанием событий в моей жизни и извинился за то, что не попрощался.    Пыхтя под весом груза, я спустился к дежурному вахтеру.    Рик, ты все-таки бросаешь академию, - он покачал головой, - жаль. Такой приличный юноша. Мало похожих среди этих оболтусов.    Мне самому жаль, - сказал я, протягивая ключ.    - Удачи тебе.    - Спасибо. Прощайте.    В библиотеке я быстро сдал всю литературу скучающей женщине в очках. Все лишнее имущество продал знакомому старьевщику, вырученных денег было не много, но в теперешней ситуации и это было хорошо.    На вокзале на удивление не оказалось очереди. Я приобрел билет до Кригова у милой улыбчивой девушки. Ничего себе у них сервис! Приятно.    Остаток моего дня прошел в доме учителя. Он вспоминал подробности своей службы в корпусе и делился полезным армейским опытом. Старик близко к сердцу принял мои проблемы. За эти годы он привык считать меня кем-то вроде своего сына.    Когда мы прибыли на перрон уже темнело. На площадке огибая редкие группы пассажиров поджидающих прихода поезда, таскал лестницу худощавый паренек в спецовке. Приставляя ее к фонарям, он взбирался по ней, открывал дверцу с мутным стеклом и зажигал свет.    В назначенное время вдали появился свет, медленно притормаживая, к платформе подкатил тяговой кадавр. Окуляры с любопытством уставились на засуетившихся людей. Колеса со скрипом остановили поезд точно напротив железнодорожной станции. Из-под состава ударила мощная струя воздуха, вперемешку с холодной водяной взвесью, точно по самой большой толпе. Возмущенно взвизгнули две женщины. Железный монстр довольно загудел. Я улыбнулся. Специально рассчитал, стервец... Молодой и игривый. Скорее всего, только недавно выпущенный из заводских цехов. Краска на боках еще не успела даже запачкаться и потускнеть.    Ах, моя старая голова, совсем забыл. - Грайдон стукнул себя по лбу ладонью. - Рик я же написал письмо своему товарищу, когда приедешь отдашь ему.    Он вытащил конверт и протянул мне. Бумага отправилась в мой внутренний карман.    - Сверху написан адрес. На случай если забудешь. Передавай ему от меня привет.    Проводник у вагона громко объявил окончание посадки и попросил людей поторопиться.    - Давай, мой мальчик, не забывай старика. Навещай.    На глазах учителя в свете фонарей на мгновение отразилась влага. Я обнял его.    - Конечно. Как только выдастся время, обязательно приеду. Прощайте.    Человек в форме принял мой билет, оторвал половину и вернул остаток.    - Проходите.    Мое место оказалось на верхней полке, как я и люблю. Соседей не было. Сумка отправилась в положенное ей место. Состав дернуло. Значит отправляемся. Я помахал в окно медленно удаляющемуся наставнику.    Придал телу лежачее расслабленное состояние. Под мерный перестук колес и плавное покачивание в голову полезли суетливые мысли. Раньше мне как-то не удавалось спокойно все продумать. И так что мы имеем на данный момент? Я лишился карьеры, дворянства и средств к существованию. Осталось только имя, которое никто не сможет отнять и я сам. Вот и все стартовые условия. В принципе решение отправиться в армию принятое так спонтанно не лишено смысла. Единственное, что меня заставляло нервничать это много раз услышанные истории про зверства солдат над новичками. Ну а с другой стороны вряд ли это так все страшно. Вот лет сто - сто с половиной назад может быть. Но прежний император навел перед смертью жесткий порядок. Военная машина превратилась в идеальный отточенный инструмент в руках правящей семьи и никто не позволит наносить ущерб будущим бойцам.    Чего же мне добиваться в дальнейшем? Можно будет попытаться получить офицерское звание и служить в армии дальше как я и планировал, поступая в ВАК. Но это дьявольски сложно. Простые солдаты редко выбиваются в командование. Там и так целая очередь из аристократов. Не потеснишь.    Ну а вторым вариантом можно рассматривать контракт, лет этак на пять. Скопить не большой капиталец, набраться опыта и уволиться. Затем открою маленькую мастерскую по ремонту и сборке кадавров.    Успокоенный этими мыслями я уснул. Четыре дня пути я мучился от скуки и бытовых неудобств. Пару раз перекинулся в картишки с быстро меняющимися попутчиками. Сначала я подозревал подсаженных "катал", но играли только на интерес без денег и я быстро успокоился. Выпрошенный у наставника последний каталог военной техники, изучил до дыр. Из новенького хрустящего бумагой издания он превратился потрепанный и многолетний на вид журнал.    На пятый день, когда я отрешенно смотрел в окно и пил чай ко мне подошел проводник.    - Через полчаса будет Кригов.    Не дожидаясь ответной реакции, он отправился дальше по вагону.    Станция находилась на возвышенности. Окинув взглядом низину, я отметил для себя, что городок явно гораздо меньше моего прежнего места жительства. Надо думать, специализируется на обслуживании корпуса, а половина жителей военные.    Рядом со ступеньками, сидя на скамейке, рисовал на земле носком ботинка мальчик лет одиннадцати.    - Пацан подскажи, как добраться до Каштановой улица.    А, эта... - он задумался, - вам надо спуститься вон до того большого дома с деревом. Видите? А потом по улице и до конца. Там на повороте она и начинается.    - Спасибо.    Отмахав не малое расстояние по указанному пути, я оказал по адресу, написанному на конверте. Из искомого мною дома выходил человек в военной форме. Мне удалось догнать его, прибавив шаг.    - Подождите. Я хочу у вас спросить.    Мужчина остановился, заинтересованно смотря на меня.    - Вы не знаете Адама Макинтана?    - Да. Это я.    Очень приятно, - я приподнял шляпу в приветствии, - меня зовут Рик Атан. У меня для вас письмо от Грайдона Саллисана.    Из моего кармана бумаги перешли к нему. Повертев их в руках, он удивленно хмыкнул.    - Обычно письма мне приносит почтальон, а не курьер.    - Я не курьер. Об этом я желаю с вами поговорить. Мне хотелось бы поступить на военную службу к императорской семье в ваш корпус. Раньше я обучался в ВАКе, но после смерти отца не оказалось денег для учебы. Грайдон посоветовал вашу часть, как альтернативу.    Сверху письма лег мой патент.    - Рик Атан, Рик Атан...    Подожди, - он воскликнул, - а не сын ли ты Григория Атана? Того самого?    Ну вот, раздраженно подумал я, начинается как всегда.    - Да, это так.    - А как же...    - Я не маг, родился абсолютно не унаследовав талант отца. Не единой капли.    - Надо же... Ну у отца должны же быть сбережения. Уж на обучения в академии их должно хватить?    Лишен наследства, - сухо сказал я, - по семейным обстоятельствам.    Не буду же выкладывать все человеку, которого не знаю, подумал я. Обойдешься.    - Нда... Постой?! Атан умер когда? Почему?    - Несчастный случай. Недавно. До вас известия еще не дошли.    - Давай сделаем так. Ты пришел слишком поздно набор рекрутов закончился неделю назад. Но я поговорю с начальством. Думаю, они пойдут мне на встречу. Встретимся завтра утром у ворот в части в восемь. А сейчас я опаздываю. До встречи.    Он продолжил свой путь. Блин. Завтра? Где мне теперь ждать? Денег и так катастрофично мало. А если меня не примут вояки, не известно хватит ли мне на обратный путь. Придется идти на вокзал ночевать. Надеюсь, меня не заметут местные стражи как бродягу.    За двадцать минут до назначенного времени я уже стоял в оговоренном месте. Дежурный солдат косился на меня так, словно подозревал меня как минимум в заговоре против всего Регентского Совета. Но с вопросами не приставал.    Макинтан появился ровно в восемь, как будто ждал за углом.    Это вместе со мной, - сказал он вытянувшемуся воину. Я скромно просеменил за ним в ворота. Часть изнутри не произвела на меня впечатления. Серые коробки низеньких зданий, ангары, какие-то склады, сооружения и спортплощадка.    - В общем, вчера я поговорил с главным. Он не против. Сейчас мы идем вроде как на собеседование. Если не будешь говорить откровенной глупости, считай ты уже рекрут.    Кабинет начальника службы кадров находился за скромной дверью с табличкой. Помещение было очень маленьким, спартанского вида. Такое больше подошло бы для подсобки. Тут что придерживаются идеи "командир - отец солдатам"? Тогда живем, в таком месте служить проще.    Военные учебки империи это вообще отдельная тема. Нигде в мире такого не повторялось. Они являлись чем-то вроде коммерческих заведений под государственным контролем. Даже со своими рейтингами. Поступить можно было либо, заплатив определенную сумму, либо подписав контракт. По условиям часть обучала и обеспечивала будущего воина. Впоследствии с жалования списывалась доля денег на счет корпуса. А так как за месяц солдат получал больше чем ремесленник средней руки за полгода, это быстро окупалось к взаимной выгоде. Училища получали прибыль, рекруты отличное обучение и перспективу в жизни, а империя хороших профессионалов.    Суровый, седеющий человек со строгой выправкой опытного ветерана рассматривал мой патент, держа перед глазами очки в тонкой проволочной оправе. На его лице отражалось внутреннее раздумье.    - Атан, честно признаюсь вам. С подобным кандидатом сталкиваюсь впервые за свою практику. Частичная учеба в ВАКе, да еще отпрыск столь легендарной личности!    Я медленно прикрыл глаза, тень славы отца меня начала злить еще с момента поступления в академию. Неприятно постоянно чувствовать себя ущербным. Все потомки колдунов не застрахованы от рождения без способностей. Но появись я в роду обычного мага, это не стало бы столь болезненно для самолюбия.    Кадровик продолжал говорить, не замечая моего поведения.    - Думаю, мы сможем вас принять, особенно учитывая то, что очередные учебные циклы только начались. Многие преподаваемые нами дисциплины сходны с теми, что отмечены в вашем документе как уже изученные. Поэтому будет возможным зачисление на последний цикл обучения. Там как раз проходят прикладные практики. А не изученное догоните, позанимавшись дополнительно. Так что квалификационные экзамены принимающей комиссии, если постараетесь, сдадите без осложнений. Конечно, подобные условия потребуют дополнительных затрат. Пожалуй, контракт заключим как на сумму полного года подготовки.    Быстрый, брошенный как бы невзначай, взгляд на мою реакцию.    Впрочем, если желаете можно пойти на стандартные условия. Двухлетний срок, - произнес он скучающим, не заинтересованным голосом.    А ты не так прост! Промелькнула у меня мысль. Не зря сидишь на своем месте. Безликое "мы", вежливое "вы", поманил сладким "пряником", а потом озвучил, чем нужно поделиться для его получения. Под конец показал альтернативу. А, бес с тобой! Все равно я не внакладе остаюсь. Выпущусь быстрее запланированного, всего полгода и не буду заново изучать знакомое. Да и выйдет дешевле.    - Что ж согласен.    Отлично, - повеселел ветеран, - тогда изучите специальности. Выбирайте близкую к сердцу. Справа цены, под каждым пунктом краткая характеристика.    Так. Что тут у нас. Не то, не то... Катапульты, "выжигатели", оборонительные кадавры, "лесорубы", "морские черепахи", транспортники... Я углубился в длинный список на нескольких страницах. Мне не мешали, в кабинете висела тишина. Наконец глаз зацепил знакомое название. Инженер легкого пехотного кадавра серии МГ-63913507. Еще в поезде, при изучении военного каталога модель запомнилась мне из-за крайне удачной сборки. Не знаю имени людей придумавших его. Но это явно были не признанные гении. Из нее было выжато максимум эффективности. Отличная скорость, экономное потребление питания, возможность быстрой установки различных деталей. Ну а самое главное это широкое поле для модернизации. Это была та самая изюминка зацепившая мою экспериментаторскую душу.    - Вот. Выбираю эту специализацию.    Великолепный выбор, - похвалило меня начальство.    Еще бы. Скорее всего, эти слова я услышал бы при выборе любого пункта. На стол легли две копии контракта. Появилась чернильница и железное перо.    - Подпишите.    Я принялся изучать текст. Вроде бы все стандартно, скрытых подвохов не замечено. Скрипнуло перо, оставив мою подпись. Все, назад дорога отрезана.    Викантан, - заорал кадровик так, что я чуть не подпрыгнул.    В дверь кабинета влезло лицо дюжего солдата.    - Отведи рекрута в семнадцатую казарму, вот эти бумаги отдашь Даштану. Скажешь у него прибавление.    Схватив патент и свою копию контракта, я поспешил за быстро двигающимся рядовым. Где они находят таких скоростных? У него словно подошвы сапог в смазке. Найдя моего теперь уже командира на все ближайшее время, рядовой также мгновенно испарился. В помещении кроме нас никого больше не осталось.    - Что ж, новичок значит. И сразу последний цикл? Ну, это не мое дело. Пойдем, покажу твою койку. Ребята все на занятиях. Вечером познакомишься. А сразу с утра присоединишься ко всем. И только попробуй снизить мне показатели! Ни каких оправданий! Раз зачислен, будь добр соответствуй.    Самым примечательным в сержанте была его рука. Вернее протез. Я старался не пялиться откровенно. Разозлиться еще. Из-под камуфляжной майки торчала железная имитация. Шарниры искусственных суставов двигались с еле слышным щелканьем. Я навскидку предположил примерную схему внутреннего устройства. Надо мыслить, он способен камень дробить, сжав его металлическими пальцами. На локте и на кисти торчали короткие шипы. Такими врежет, не выживешь...    Даштан указал мне на постель, тумбочку и коротко проинструктировал. Я покидал свои пожитки, сделав отметку в уме при случае поместить документы в более надежное место. Например, в хранилище вокзала.    Как только начало темнеть на улице появились усталые солдаты. Они сразу проявили интерес к новенькому. Знакомство прошло спокойно, никто не пытался поучить меня правде армейской жизни, используя кулаки. Интересовались подробностями моей жизни. Я старался отвечать скупо, переводя разговор на них и выпытывая подробности службы.    Как я и предполагал, большая часть рекрутов оказались небогатыми горожанами и крестьянами из тех, что посообразительнее и с образованием. Хотя был еще один сын разорившегося купца, и даже младший отпрыск дворянской семьи, отправившийся в армию в надежде сделать карьеру военного.    Так и началась моя служба в корпусе. Обучение шло тяжелее, чем в академии. Если там относились к нам с учетом аристократического происхождения, то здесь не церемонились. Были не редки случаи, когда за неуспешное выполнение задания или провинность прилетало тяжелым армейским сапогом инструктора. Крик сержанта за спиной стал обыденным делом.    Свободного времени, практически не было. Если у остальных каждый день было по несколько часов личного времени, то я проводил его на дополнительных занятиях и зачетах. Каждый рядовой на последнем цикле примерно раз в неделю получал увольнительную на один день в город в зависимости от успеваемости. У меня за все полгода было три таких случая. И то я провел их в казарме, высыпаясь на своей койке.    Из-за такого жесткого режима военной подготовки не удалось сдружиться с сослуживцами. Особенно учитывая мой приход в уже сложившийся коллектив. Просто не оставалось сил и возможностей на то что бы внятно реагировать на окружающих вне рамок армейских занятий.    На тренировках по рукопашному бою и фехтованию я с удивлением обнаружил свое нахождение в числе лидеров. У меня было весомое превосходство в технике. Постепенно пришло понимание, что многие солдаты до прихода в часть не уделяли серьезного внимание навыкам владения холодным оружием. Но зато по физической подготовке я был среди отстающих. Все-таки сложно мне было соперничать в этом, к примеру с двадцатипятилетним парнем с детства привыкшему к ежедневному, тяжелому, крестьянскому труду.    Особое внимание уделялось упражнениям по перемещению на местности. Всевозможным разновидностям.    Запомните, - рявкал Даштан на нас, когда мы переводили дух после выматывающего кросса с грузом, - главное для вас это ноги. Ваших подопечных командиры будут бросать в самый центр боя. Главной задачей будет бегать за ними. Вы должны постоянно находиться там, где вас не убьют, при этом вы обязаны управлять ими и при первой возможности переснаряжать их согласно боевой задаче. А все оборудование будете таскать на своих двоих.    Самым светлым днем в этой круговерти был тот, когда ко мне прикрепили тренировочного кадавра. Тому, кто никогда не возился с ними не понять, что я тогда чувствовал. Хотя вопреки моим ожиданиям, это была уже давно устаревшая версия. Списанная по дешевке для тренировок рекрутов.    Две железные ступни-упоры, немного помятая броня, с вытравленными на металле рунами защиты, гидравлика. Неизвестно где и почему выдранная "с мясом" решетка защиты сенсоров отсутствовала. Четыре гнезда для установки вооружения. Два сверху, два снизу. Он очень сильно напоминал биологический прототип своего "разума".    Интеллект, управляющий этим неживым телом, находился в главной плате, надежно закрепленной в наиболее безопасной части корпуса. Она создавалась магами. Менталисты отлавливали наиболее подходящего духа, демона или просто животное. Вытаскивали душу, "препарировали" ее в своих лабораториях. Удаляли ненужное, пришивали, наращивали или изменяли до приемлемого состояния. В редких случаях, при отсутствии иных вариантов, все создавали с нуля.    Для моего "питомца" основой послужила хищная, двуногая ящерица, живущая в Калазарской пустыне.    При первом же техобслуживании я с нетерпением "вгрызся" в его внутренности. Все детали кадавра отслужили свое еще при старом императоре. Многие разваливались у меня в руках при разборке. Потребовалась не одна неделя ремонтных работ прежде, чем все пришло в максимально возможное, приличное состояние. И это с учетом жуткого дефицита времени и запчастей. Смазка насквозь пропитала мою ремонтную форму и кожу. Ее запах я чуял даже во сне. Но оно того стоило. Это была моя моральная отдушина.    Даже от редкого на похвалу сержанта я получил устное поощрение и увольнительную в город.    Постепенно я втянулся в ритм, догнал остальных солдат и представлял из себя крепкого середнячка.    Во время утренних построений Даштан объявил всем. - И так парни, как вы уже знаете, выпуск уже на носу. Через десять дней, к нам съезжаются со всех частей "покупатели". Будут присутствовать на экзаменах. По результатам, будут заключены контракты. Так что не подведите. За оставшееся время подтянуть все, в чем не уверены.    Ожидание комиссии преобразило часть. Инструктора стали более нервозными. Подготовка стала проходить только в отношении оттачивания уже отработанных навыков.    Здания заново выкрасили. Навели порядок. Солдат заставили привести казармы и личную форму в подобающий вид.    В назначенное время прибыли проверяющие. У сержанта и так не отличавшимся добрым нравом, окончательно испортилось настроение еще за сутки до этого события. Рекруты старались не попадаться ему на глаза. Так как солдатам дали время отдохнуть и занятия прекратились, мне пришлось сбежать к своему любимцу. Для успокоения нервов я занялся профилактикой и наведением "марафета". Сняв заднюю панель корпуса, и держа в зубах фонарик, я отсоединял детали. Затем они подвергались тщательной чистке, смазке и осмотру через магозор.    Пожалуй, из созданного колдунами, именно это лучше всего облегчало жизнь людям, не обладавшим даром при столкновении с магией. Обработанная стекляшка, зафиксированная на моем левом глазу с ремешком вокруг головы. Магозор придавал мне вид заправского пирата. Он позволял различать некоторые потоки плетений заклинаний.    Кадавр терпеливо ждал, согнув упоры. Старик, словно человек, приобрел с возрастом некоторую медлительность и неторопливость. Я так и представил его в кресле-качалке с соломенной шляпой и длинной курительной трубкой в манипуляторе, сидящим в свете заката перед ангаром.    Эх, вот бы прибавить ему скорости. И тут меня словно ударило пустым мешком. А почему бы и нет! Рунное плетение, нанесенное на его гидравлику, направлено на усиление прочности, но на завтрашнем испытании оно не нужно. Кадавр должен будет пройти по моим приказам через полосу препятствий, всерьез по нему атаки вестись не будут. Казенное имущество, вдруг угробят по неосторожности. А если в заклятии руну прочности заменить на ускорение?    Конечно это не для много кратного использования, уже через половину месяца при таком режиме все сломается, но уж один-то день выдержит с легкостью.    С лихорадочно мечущимися мыслями, я спрыгнул с брони на пол. В части имелся один склад, в который стаскивали все что малоценно и при этом выкинуть жалко. Доступ туда имелся беспрепятственный. В свое время я в этом мусоре нарыл многое, что пригодилось в ремонте. Думаю, с некоторых старых деталей можно будет нарезать нужные руны.    Так и оказалось. Активировав резак из стандартного набора инженера, я вскоре оказался владельцем целой стопки пластин с интересующим меня содержанием.    Кадавр даже не сдвинулся с места, пока меня не было, выполняя мое указание.    Мысленно приказав себе успокоиться перед работой, я подошел к своему монстру. Если моя идея не удастся и приведет к поломке, то это будет полный провал начала всей карьеры.    Приступив к первому заклятию, я медленно резанул по линии соединения руны с плетением. В магозоре часть потоков, мигнув на прощание, потухла. Поверх изображения легла срезанная ранее пластина. Я зафиксировал ее сваркой так чтобы в случае чего, потом можно было легко удалить. От руны до заклятья я провел линию магопроводящим составом. Вообще-то оно не надежно и быстро стирается, но что делать, я не колдун, что бы создавать настоящие соединения. Подождав пока жидкость засохнет, нанес сверху защитный слой фиксатора. Будет хоть какая-то защита.    Поднеся магозор к глазу, я запрыгал от радости.    - Есть! Получилось! Работает!    Через стекло было заметно, что заклятье восстановлено в новом виде и сияет новыми оттенками. К сожалению, не удалось определить к какому результату это привело. Для этого нужно быть чародеем. Что ж попробуем на практике.    - Согнуть и разогнуть второе сочленение у левого манипулятора.    Кадавр выполнил мой приказ. Хм, сложно заметить какие-либо изменения.    - Повторить одновременно с правым.    Отлично. Сразу стало заметно, что измененная гидравлика двигается быстрее, чем ее напарница с другой стороны.    Весь остаток дня мне пришлось провести, ползая по железному телу. К несчастью доступ ко многим нужным рунам был осложнен. Кое-где приходилось вытаскивать детали для того чтобы подлезть в нужное место. При этом нужно было предусмотреть то, что бы пластинки не мешали свободному движению моего бойца и плотнее прилегали к металлу.    Модернизация закончилась впритык к отбою. К этому времени у меня, не смотря на защиту глаз, слезились глаза от сварки, а по ангару скакали иллюзорные огоньки. Руки дрожали от постоянной работы требующей ювелирной точности.    Покидав инструменты в ящик, я пинком отправил его под верстак. До завтра никуда не денется.    Утром, после завтрака сержант погнал нас на сдачу зачетов по теоретическим знаниям, подкрепленных демонстрацией навыков по ремонту и сборке-разборке узлов. В большом зале напротив парт, приготовленных для нас, стоял ряд сдвинутых столов. За ними располагались "покупатели". Мой глаз мгновенно выделил в их центре человека. Не смотря на то, что все сидящие были примерно в одном звании, почему то мне чувствовалось признание окружающими его незримого главенства.    Что встали? Рассаживаемся, - тихо прошипел на нас "нянька". И тут же промаршировав к принимающим вскинул руку, отдавая честь.    - Седьмое отделение для сдачи выпускных экзаменов прибыло. Сержант Даштан.    Вольно, - добродушно произнес тот самый "выделенный", - начинайте.    Ой, что-то корежит меня, - буркнул стоящий рядом рекрут.    Солдаты потихоньку расползались по залу. Я поспешил занять дальнее место у окна так, что бы держать всех в поле своего зрения.    На парте лежали листки, на краю располагалась чернильница с пером. Посмотрим, какое задание мне досталось. Три пункта. Два по теории и одно практическое. Я посмотрел на стенд с деталями. На каждом узле висел номерок, согласно билету мне достался шестереночный привод левого упора кадавра. Вон он лежит сбоку. В принципе знакомо, хотя и не самый удачный для меня вариант.    Набросав на листике примерный план ответов на вопросы, я стал вспоминать последовательность сборки агрегата. Пальцы моих рук шевелились в унисон мыслям. Через полчаса от начала подготовки солдаты по одному потянулись к комиссии для ответа. Разборка изделия предназначавшегося мне в качестве задания оказалась у пятого сдающего. Я внимательно наблюдал за его действиями. В паре мест он ошибся и немного запутался. Можно было бы все сделать, гораздо быстрее и проще.    - У кого, сборка в задании.    Я поднял руку. Сержант мотнул головой в сторону "покупателей".    - Давай Рик. Отвечай.    Схватив листы, я отправился на "заклание". На первый вопрос из общей теории я выдал максимально развернутый ответ. Уж что-что, а это, ночью разбуди, я отвечу.    А скажите, пожалуйста, зачем нужны кадавры вообще? Не проще ли вместо них использовать на войне магов? - перебил меня с хитрой ухмылкой экзаменатор. Знакомо, у нас в академии некоторые преподаватели любили задать вопрос, приучающий курсантов, как они утверждали, думать самим, а не зубрить дословно лекции. Нашел на чем подловить.    - Не проще. Это эффективнее.    - Ну отчего же? Наоборот колдун способен нанести значительный ущерб силам противника, а их заставляют сидеть на заводах, производить эти "игрушки". А потом для управления ими нужно еще обучать дополнительно обычных людей.    - Ну, условно десять колдунов способны произвести, скажем, пятьдесят кадавров. Это количество их созданий в бою равны допустим двадцати пяти магам того же уровня, как те кто собирали. И это не учитывая то, что колдуны способны выпускать продукцию почти всю жизнь. Кроме того при изготовлении большая часть труда ложится на простых рабочих. Это позволяет, используя меньшее число чародеев, отправлять в армию значительные объемы поставок.    Удовлетворенный моим ответом хитрец откинулся на спинку стула.    - Переходите ко второму пункту.    Здесь пришлось сложнее. Этот вопрос был знаком хуже. Старательно, желая не быть уличенным в этом, я обходил не известные мне подробности. В одном месте специально запнулся и изобразил нервозность. Экзаменатор тут же встрепенулся и потребовал более четкого ответа. На что получил качественный рассказ с ворохом сведений.    - Все. Вижу теорию знаете. Переходите к практике.    На стенде, на ткани лежали разложенные детали от привода. Медленный вздох, для успокоения и концентрации.    - Начали.    Палец принимающего толкнул песочные часы, перевернув их. Отсчет пошел. Я вытащил из пояса с инструментами отвертку и приступил к сборке.    - Готово. Задача выполнена.    Шаг назад и поворот на полкорпуса к комиссии. Экзаменатор записал время в своей папке.    - Можете быть свободны.    Отдав честь, я вышел из зала. В душе творилась буря чувств. В целом все прошло отлично. Выскочив из двери здания, довольный я отправился в казарму, проскользнув мимо группы рядовых ожидающих своей очереди на порожках.    Во второй части дня предполагалась демонстрация упражнений приближенных к боевой обстановке. Мое отделение в полном составе отправилось на полигон в сопровождении кадавров. Комиссия расположилась на вышках с биноклями в руках. Даштан бегал от одной железной фигуры к другой, давая уже много раз вдолбленные в нас инструкции.    Мои соседи в паре со своими монстрами подходили к началу одной из полос препятствий. Звучал приказ. И вот они исчезали за воротами. Что там происходило дальше, от нас держали в секрете. Спустя время испытуемая двойка появлялась в конечной точке, обойдя всех по кругу. Тут же группа солдат-ремонтников, набранная из младших циклов, принималась восстанавливать полосу для следующего кандидата.    - Атан, следующий ты... Готовься.    Я отправился к началу, подхватив тяжелую сборку комплектующих. Расплачиваясь за свою паранойю, мне пришлось тащить целую кучу деталей. Кто знает, что может пригодиться на экзамене. Разрешалось брать с собой из стандартного набора все что пожелаешь.    Мгеш занять позицию на старте, - так я назвал своего подопечного путем нехитрого преобразования названия серии.    Принято, - прогудел он и встал на плиту, отмеченную большим черным крестом. Кто-то в свое время не пожалел краски.    - Твоя задача дойти до красного флага. Как только он окажется в твоих руках задание засчитывается. По пути тебе будут попадаться синие флаги. Это означает, что в этом месте атаки вестись не будут, и ты можешь отдохнуть и провести перевооружение кадавра. Но задерживаться не советую. Время прохождения учитывается при определении конечного балла.    Сержант дал последние наставления. Прозвучал сигнал с вышки. Хлопок ладони Даштана по моей спине.    - Мгеш вперед.    - Принято.    Забухали упоры по каменным плитам. Мы прошли ворота. Солдаты захлопнули за нами створки. Все, задание началось.    - Обстановка боевая. Все атакующие объекты должны быть уничтожены.    - Принято.    За поворотом плиты закончились. Их заменила обычная земля. Меня насторожило ее излишне идеальное состояние. Тут уже прошло немало моих предшественников. Должно быть полно следов. Следовательно, их затерли с доказательствами боя.    - Стоп.    Монстр замер. Я натянул на глаз магозор. Ничего. Медленные шаги в сторону прохода. На периферии зрения мелькнуло пятно более темной земляной массы. Отличие в оттенке было минимальным. Земляной голем. Умно, замаскировать магию земли в черноземе. Сложно заметить. Сильная и тупая тварь. Если, не зная о ловушке влезть в нее, можно потерять много времени. Кадавр, конечно, победит. Но сражение преподнесет много неприятных моментов. Могут быть даже значительные повреждения при неудачных действиях.    Подозреваю, что многие из испытуемых попались на это. Ну, что же, знание о противнике это половина победы.    - Смена вооружения.    Мгеш присел. Щелкнули фиксаторы. На пол упала автоматическая пила. Сейчас она лишняя. Завязнет и сломается. В ее гнездо отправился отбойник. Легкий аналог более тяжелого и мощного молота. Я посетовал про себя, что не взял второй. Если б знал, соломки подстелил. Но ничего, справимся. Клешню расположенную слева менять не стал. В самый раз. Также оставил клинки в верхних гнездах. Лезвия в сложенном положении делали подопечного похожим на богомола. Этакое огромное металлическое насекомое. Только лупоглазых окуляров не хватает.    - Постановка боевой задачи. В двух метрах от северного прохода и в одном от правой стены замаскирован голем. Цель на максимальной скорости приблизиться и, не давая времени на формирование тела, вступить в сражение.    - Принято.    - Начал.    В два мощных, гигантских прыжка он оказался в указанной мною точке. Проведенная накануне модернизация благотворно повлияла на его скоростные способности. Стихийное создание успело сформироваться лишь до половины. А уж о наращивании внешней брони и говорить не стоит. В грудь моего "питомца" ударила мощная псевдорука. Это заставило его пошатнуться. Отбойник вместо центра туловища ударил в голову. Брызнула во все стороны земля. Клешня вцепилась в правую псевдоконечноть, не давая ей атаковать. Клинки врубились сверху в спину.    Несколько минут противники боролись. Голем закончил свое формирование. В земле появилась яма, вся масса пошла на нужды твари. Из-за полученных повреждений тело оказалось меньше стандарта. На нем постепенно даже стал появляться тонкий слой защиты. Клинки напрасно рубили, не нанося особого ущерба. Отбойник понемногу выбивал куски из существа. Вскоре оно рухнуло и развалилось. Запас сил вложенный при сотворении закончился. Все прекратилось еще быстрее, чем я рассчитывал. Вот что значит хорошая скорость в драке.    - Задача выполнена.    - Осмотр и смена вооружения.    - Принято.    Монстр присел. Внешнее наблюдение не выявило разрушений. На моем лице появилась довольная улыбка. Разве, что в земле вымазался и кое-где погнулся корпус. Я заменил назад пилу. Это универсальное вооружение для многих противников.    За проходом был найден синий флаг. Ну, отдых не требуется. Спасибо. Могли бы и не беспокоится. Зона безопасности находилась в начале длинного коридора вымощенной плиткой. Я шагнул на первую. Путь перегородила доска. На ней темнела вязь магического плетения. Виднелась столь знакомая руна прочности. Родимая.    Хорошо хоть не лезвия. Впрочем, вряд ли часть стала бы в серьез рисковать рекрутами. А доски, это дешево, удобно, безопасно и легко заменяется. Для человека они не были препятствием, а массивному кадавру не пройти. Шаг назад. Преграда исчезла. Снова вперед, дерево не торопясь выскальзывает из пазов. Пройти можно только разбив ее. Не сложно, но муторно и времени много занимает.    - Мгеш, встать в начале прохода.    - Приказ выполнен.    - Задача. Разогнавшись пробежать до конца коридора с наибольшей скоростью. Выполнять.    Железная туша пронеслась мимо меня с огромной скоростью. В коридоре из всех стен повылазили доски и теперь со скрежетом возвращались в исходное положение.    Я на четвереньках пополз по полу. Надо мною выскакивали доски. Подопечный преодолел треть пути, а потом за счет скорости и массы проломил пять досок. Похоже, одна из них выскальзывала быстрее остальных и остановила нарушителя.    - Спилить препятствие.    На меня брызнули опилки. Вскоре все закончилось. Сразу же после того, как разлетелась последняя доска, камень стен покрылся мелкой рябью, словно поверхность водоема в ветреный день. К металлическому нарушителю не торопясь летели призрачные фигуры. Фантомы.    Эти бестелесные противники были опасны в силу сложности уничтожения. Вред им могло нанести только зачарованное на повреждение душ оружие. К примеру, обычный меч просто проходил сквозь призрака беспрепятственно. Как мне помнилось из технической документации, полезные в данной ситуации, заклятия наложены были только на клинки и пилу, не считая защищающей брони.    Я, не поднимаясь с плиток, попятился назад. Отсутствие туловища ничуть не помешает им избить и запинать меня до потери сознания. В момент нанесения удара они материализовывали те части своей сущности, которыми били по сопернику. Хорошо, что это низшие, не разумные разновидности тварей, не обладающие возможностью психических атак, а то бежать бы мне назад к воротам с перекошенным, от наведенного ужаса, лицом.    Своими решениями, позволившими так быстро пройти коридор с досками, я перехитрил себя. Подопечный оказался зажат с трех сторон, без возможности разворота или отступа к синему флагу. Фантомы окружили его и по корпусу застучали удары. Не особо сильные, но их много. Вон как мотает из стороны в сторону. Больше всего я боялся за сенсорную панель. Не хватало еще оказаться с дезориентированным "питомцем" среди окружения врагов.    Кадавр уничтожал всех, кто подлетал прямо под клинки. Клешня бесполезно выбивала искры из стен, не принося пользы. Лучше всего в тесноте работала пила. Лезвия отставали, но тоже приносили результат.    - Мгеш, не используй клешню.    Конечно, не поможет, но хоть расход энергии будет меньше. Ситуация, сложилась патовая. В зоне доступа монстр всех уничтожил, а остальные толи понимали, что с той стороны опасно, толи были настолько тупы, что не догадывались о возможности смены позиции.    - Продвижение вперед медленным шагом.    Упоры не спеша перемещались по коридору. Следом свитой полетели духи. Я с опаской двигался за ними, пытаясь разглядеть возможную опасность. Появились повороты. Проходы понемногу расширялись. За очередным оказалась площадка достаточная для любых маневров. Я внутренне возликовал. Но сразу пришел крупный облом. Вся площадка была покрыта колючей эльфийской лозой. Стоит подойти опутает и обездвижит, а призраки рано или поздно добьют. Им отдых не нужен. Они способны неделями атаковать.    - Стоп.    Так на этом месте, пожалуй, можно будет развернуться.    - Поворот.    Не доходя двух метров до растений, подопечный выполнил приказ. Броня заскрежетала о камень. Судорожно дергаясь и чуть не потеряв равновесие, у него получилось изменить положение. Загудел воздух от быстрых ударов клинками, взвизгнула пила. Часть противников растаяло в воздухе.    Используя ту же тактику, я заставил подопечного пройти несколько раз по коридору, тем самым вынуждая фантомов атаковать в лоб и подставляться под удары. Исчез последний противник. Я выдохнул воздух из груди прогоняя напряжение. Сейчас передохнем и перейдем к очередному испытанию.    - Осмотр и смена вооружения.    - Принято.    Я отсоединил клешню. Растение в единый миг опутает и не даст использовать. В гнездо поместился огнемет. Крайне удобное приспособление. При использовании выдает пламенную струю на несколько метров. Недостаток в том, что горючая алхимическая смесь очень быстро заканчивается в баллоне. А в сражениях не потаскаешь за собой бочку для заправки. Хотя, есть специальные части "выжигатели". Там используется особая разновидность кадавров. Очень эффективно для сжигания эльфийских лесов.    Вспоминая преподаваемую нам тактику борьбы с живой лозой, я управлял монстром, находясь под защитой за его спиной. Подойдя то на расстояние, когда растение начинало беспокойно шевелиться, пытаясь определить, где находится возможная добыча, он выпускал экономную струю огня. Пока помеха находилась в замешательстве от столкновения со своим извечным врагом, кромсал ее на части. Однажды один из наиболее живучих отростков очухался раньше остальных и зацепил своего железного врага. По его примеру, тут же вцепилось несколько соседей. Я с трудом успел вывести нас назад.    Истратив почти весь баллон со смесью и измазавшись в соке лозы, мы проделали достаточно широкий путь среди переплетений растений и оказались перед воротами. На них висел красный флаг. Последний шаг и он у меня в руках.    Эй, открывайте, - крикнул я, морщась от боли и потирая руку. Один из обрубленных кусков на последнем издыхании зацепил меня, расцарапав шипами кожу, не смотря на крепкую ткань одежды. Поговаривают, что недавно эльфы вывели новый смертельно ядовитый вид.    Створки поползли в разные стороны, открывая нам путь.    - Мгеш, выходим.    Монстр тронулся, выполняя указание. Медленный левый шаг и тут же быстрый правый. Еще раз. Черт, что это за непонятная хромота случилась? Понятно, отлетела руна ускорения на гидравлике левого упора.    - Уменьшить скорость в полтора раза.    Дергание перестало быть столь заметным. За воротами меня встречал Даштан.    Рик? Так быстро прошел? - удивленно спросил он. - Как тебе удалось?    Я покосился по сторонам, лишних свидетелей разговора рядом не было.    - Немного улучшил кадавра.    - Как это?    - Ну, помните устройство гидравлики? Так вот я на место руны прочности в заклятиях приварил ускорение.    Сержант внимательно посмотрел мне в лицо, безуспешно ища намек на то, что это неудачная шутка.    - Ты псих?! Маги рассчитывают эти плетения с учетом множества факторов. А ты просто поменял одну руну на другую?    - Это схожие, стандартные заклинания, они знакомы мне. Я в свое время изучил несколько книг по чародейству. Замена возможна.    - Тогда почему при производстве не делают то, что сделал ты?    Увеличиваются во много раз сроки износа. Но вы не беспокойтесь, - поспешил заверить его я, - все удалю и зачищу. Магу части потребуется всего несколько минут, чтобы восстановить связи рун.    Даштан возмущенно дернул головой.    - С виду Атан ты вроде бы как парень тихий, но в душе полный отморозок, как и твой отец в свое время. Не удивляюсь твоему поступку, знаю, чья кровь бродит.    Бормоча проклятья под нос, он отправился к моему сослуживцу, ждущему восстановления полосы препятствия после моего прохождения. Послышалась ругань. Рекруту не повезло попасть под горячую руку.    Отведя своего подопечного в сторону, я симметрично удалил с его правого упора пластинку. Теперь можно будет дойти спокойно до места обитания, ни кто и не заметит странностей.    На следующий день, когда я возвращал своего "любимца" в исходное состояние появился тот самый "хитрец" экзаменовавший меня. Медленным, прогулочным шагом он вошел в ангар, словно случайно здесь оказался. Махнул мне рукой предлагая перейти на не официальный тон, когда я, спрыгнув с корпуса кадавра, отдал ему честь.    - Не надо. Мы все-таки одни и не на сдачи зачетов, думаю можно общаться не формально.    Осмотрев мою фигуру, принявшую более расслабленное положение, он повернулся к верстаку, провел кончиками пальцев по разложенным инструментам, продолжил.    - Меня весьма впечатлили ваши вчерашние результаты. Вы, наверное, не знаете, но я представляю сто семнадцатый полк. Мы хотим предложить вам контракт. Даже на особых условиях. С полным погашением вашего долга перед учебкой.    Поворот, задумчивый взгляд на меня.    - Вы сразу же будете получать полное жалование. Вот я прихватил с собой бланки. Если вас все устраивает, можете подписать прямо сейчас. Давайте не будем ждать выпуска.    Улыбаясь, он протянул мне листки. Прочитав, я вернул ему их.    - Очень заманчивое предложение, но не следует торопиться. Позвольте мне обдумать ваше предложение.    Да, конечно, - "покупатель" с наигранно огорченным видом принял назад бумаги, - обращайтесь в любое время. Буду рад.    С подобными предложениями в различных вариациях в течение всей недели ко мне подошли почти все члены комиссии. А "хитрец" подходил даже несколько раз. Немного поколебавшись, я сделал свой выбор. Угадайте в чью пользу? Моя подпись оказалась на контракте "выделенного" во время теоретического экзамена. Как мне потом объяснили окружающие, это был представитель "кирасиров". Элита империи. Об этом полке среди населения ходили легенды. Я не устоял. Конечно, с халявным погашением долга пришлось распрощаться. Согласно новым условиям половина моего жалования в течение двух лет будет отходить учебному корпусу.    И вот все заключившие договор с той же частью, что и я отправились с вокзала на новое место службы. Семнадцать человек. Инженеров пехотных кадавров оказалось трое вместе со мной. На мое удивление в их числе оказался солдат из моего отделения. Сын купца, Эд Тамантан. За время поездки мы нашили много общих тем для разговора и неплохо подружились. С третьим не сошлись. Как мне объяснил новый товарищ, он повздорил с ним еще во время первого цикла обучения. Сержанты растащили их, но с тех пор у них сильное неприятие друг к другу.    Рядом с нами ехали еще двое бывших рекрутов. Один инженер транспортника, второй специалист по катапультам.    Дурея от скуки, мы только и занимались тем, что чесали языки.    Нет, Рик война это, прежде всего сражение денег, - поучительным тоном говорил мне Эд, лежа на спине.    - Неа, деремся ведь мы с тобой. Это может там дипломаты используют такие средства. Подкупы и все такое...    - Ты не правильно меня понял. Империя старается, тратя меньше добиться того, что бы противник потратил больше ресурсов. И кто первый истощит экономику соперника тот и победил. И если посчитают, что выгодно будет послать тебя в одних штанах с прутиком против врага, это сделают.    То есть ты считаешь, императорская семья способна без оружия послать нас на убой, - свесил сверху с вопросом голову катапультчик. В его тоне была слышна угроза.    Нет, - поморщился Тамантан, - я лишь пытаюсь объяснить принцип экономической целесообразности.    Последнее слово было произнесено четко и по слогам.    Да иди ты, - закончил спор его оппонент.    Купеческое мышление постоянно показывалось из моего друга. Он вечно принимался рассуждать о политике, государственном строе, правильности снабжения войск. Подавляющее количество его мыслей было разумным. Но среди окружающих понимания это не находило. Людям из простого сословия и технарям было сложно думать о чем-то абстрактном, что нельзя подержать в руках.    Приехали в портовый город Шатин. Еще при подъезде с горы я увидел впервые в своей жизни океан. Завораживающее зрелище. Просто одуреть, невозможно представить столько воды сразу в одном месте. Даже не видно другого берега! В детстве меня как-то возили на озеро, но даже те впечатления не сравнятся с тем чувством, которое было в моей душе сейчас. Как только получу первую увольнительную сразу же пойду на пляж и искупаюсь.    После доклада о прибытии нас погнали на склад получать обмундирование и для постановки на учет. Теперь я вертелся перед большим зеркалом, висящим здесь на стене, как юная барышня и не мог налюбоваться. У меня стал такой суровый и боевой вид. Я нахмурил брови. Не хватает только лысой головы и шрама через все лицо. Впрочем, обойдусь. Всегда испытывал слабость перед военной формой. Это тебе не бесформенные, ремонтные "кульки" учебки. Защитные матовые пластины. Крупные на груди и спине, а два ряда помельче на животе. Все продумано и не мешает свободному движению. На ногах и руках повторяющая изгиб тела защита. Наплечники, наколенники, перчатки, все как полагается. Специальные крепежи для инструментария. На поясе короткий меч, на плече ремень от многозарядного арбалета. Тяжелые армейские ботинки.    Не дав, как следует, насмотреться нас троих отвели в ангар к "игрушкам". Представили и прикрепили стажерами к опытным мастерам. Нас с Эдом записали к невысокому и плотному инженеру Гамтану. А точнее мы сами напросились, никто не возражал. Он повел нас знакомиться с "питомцами".    Ну, ребята это ваши, - с прищуром глаз сказал он и сдернул полотно с еще не активированных кадавров.    Меня охватил восторг. Новые, в заводской смазке. Броня была странного темного оттенка с мелкой вязью рун, наверное, какой-то улучшенный сплав. Измененная форма корпуса, увеличен угол для того, что бы удары противников соскальзывали и наносили меньший ущерб. Сзади на спине располагались крепежи для размещения груза. Отлично, теперь можно будет брать с собой больше. Часть тащить будет он.    На верху, позади на шарнирном креплении торчала, ракетница для запуска фаэрболлов. Новейшая разработка ученых. Я читал об этом. Раньше огненные шары могли запускать только маги. Но теперь научили производить установки и заряды к ним. По мощи они не уступали выпущенным колдуном. К сожалению, изготовление было сложным и дорогим. Поэтому снаряды экономили.    В казарме меня познакомили с моим отделением. Сержантом оказался настоящий чародей-метаморф, посвященный Стихии Жизни по фамилии Сажан. Среди солдат выделялся темной кожей и белоснежной косой, с вплетенными лезвиями, главный двойки лучников дроу - темный эльф. Не частое зрелище.    В ближайший выдавшийся день я провел активацию своего нового "подопечного". Сняв часть корпуса, подлез к главной плате. Рука нащупала кристалл, запаянный в металл и медленно, что бы ни дай боги напортачить, отломила проводки-усики. Вытащив добычу и скрутив ножки в виде колечка, я повесил камень на шею рядом с армейским номерным жетоном. Традиция инженеров кадавров. На удачу. Не буду нарушать, мне это не сложно.    Встав перед сенсорами, я покрутил головой вокруг. Никого нет. А то ведь эти монстры как вылупившиеся птенцы, кого увидят первым в своей жизни тот и любимый папочка. Конечно, можно настройки перезапустить, но это не легкое дело.    Со щелчком включилось питание. Загорелись индикаторы.    - Производится начальное сканирование параметров пользователя.    Я замер стараясь не шевелиться. От неподвижного стояния у меня вскоре затекло тело. Побыстрее бы.    - Завершено. Пользователь определен. Провести установку начальных данных?    - Да.    - Какое обращение к пользователю принять за основное?    - Рик.    - Желаете ли заменить стандартное название МГ-63913507 на иное?    - Да. Мгеш.    Я решил не ломать голову и назвать его, так же как и прежнего.    - Использовать ли в дальнейших параметрах характеристики по умолчанию или желаете что-то изменить?    Не стоит. Все остальное меня устраивает.    - По умолчанию.    Весь месяц нас как новичков гоняли, встраивая в единый механизм корпуса "кирасиров". Провели несколько учений. Как выяснилось, прежнего инженера отделения убило в одном из боев с главным врагом империи эльфами. Накрыло каким-то мудреным заклинанием из области некромантии. Ушастые вообще асы во всем, что касается Стихий Жизни и Смерти. Нашим магам до них далеко. Многие артефакты, добытые в войне, не были до сих пор поняты и повторены. Хотя некоторые успехи были, особенно в медицине.    Зато мы впереди всего мира во многих других областях. Например, в кадаврике столь обожаемой мною. И считаемся самой могущественной страной последние двести лет.    Наступил день получения жалования. Согласно обычаю, я был обязан проставиться сослуживцам с первой получки. Выбор места для встречи такого события пал на небольшой кабачок с нейтральным названием "Ретивый бычок", расположенный на набережной буквально "в двух шагах" от моря. Мы с Эдом решили в складчину снять один из залов. Быстро договорились с владельцем о времени, количестве мест и клятвенно пообещали, что не будет пьяных драк и разрушений. На мой взгляд, последнему он не поверил и завел разговор об этом только по привычке.    В назначенный вечер собрались все участники. Заставили выпить нас по стакану с водкой и достать со дна свои армейские жетоны. Позвучали шумные поздравления, возгласы и пожелания хорошей службы. Началось обычное мужское застолье. Я старался по возможности не налегать на алкоголь и побольше закусывать. Не люблю горячительные напитки.    Пошли подышим, - предложил мне друг. Лавируя между столами, мы медленно выбрались на свежий воздух. В дверях столкнулись с "коллегой", тем таким же новичком с которым у Тамантана были не понятные для меня конфликты. Он злобно зыркнул в нашу сторону и прошмыгнул мимо.    Его отделение тоже отмечает начало его службы в соседнем зале. Я только сегодня, в начале вечера узнал, - сказал мне Эд, прислоняясь к стене и наблюдая за плескающимися в отдалении волнами.    За разговором мне стало понятно, что не стоит, пытаясь уменьшить эффект опьянения, пить столько жидкости и не плохо бы отойти и избавиться от нее. Возвращаясь назад, еще не доходя до того места где оставил товарища услышал разговор на повышенных тонах, слова разобрать не получалось. Подойдя, я увидел старого знакомого, тот заметив меня, развернулся и исчез внутри кабака.    - Что он к тебе привязался?    - Не спрашивай. Ублюдок просто, таким причина не нужна.    И сплюнул на землю. Я внутренне усомнился, что-то тут не чисто, но допытывать не стал. Мы вернулись назад в зал к остальным.    Спустя время голову стало дурманить, вышел на улицу и полез в воду освежиться. После несколько заплывов меня отпустило, и я расслабленно расположил тело на песке. Рядом со мной сидели трое незнакомых мне солдат. Наверное, из отделения Тамантана. Мы завели неспешный разговор. Внезапно меня в затылок ударило что-то мягкое.    - Вызываю тебя на дуэль, сволочь!    Я обернулся, на меня уставилось ошарашенное лицо "коллеги". Похоже, произошла путаница. Со спины, а уж тем более в сумраке мы с Эдом очень похожи. И рост одинаковый и осанка. Рядом со мною валялась перчатка из стандартного армейского обмундирования.    Дуэли в империи были официально запрещены еще старым императором. Но эта традиция до сих пор процветала среди дворян и военных. Но никто никогда не признавался в участии или хотя бы в том, что присутствовал при таком событии. В редком случае вспоминали лишь в кругу достойным доверия.    Саймон ты чего... - произнес сидящий рядом. Так они его соратники, то-то не мог вспомнить их лица на сегодняшнем банкете.    Было видно, что он уже сам не рад такому повороту судьбы. Но вызов брошен при свидетелях, тем более в спину, а не в лицо. Это не одобрялось. Если отказаться и пойти на попятную, можно навсегда потерять репутацию среди вояк. Выбора не было. Вокруг привлеченные усиливающимся конфликтом стали собираться армейцы. Все, теперь драки не избежать.    Дуэль решили провести в одном из залов, при нормальном освещении. Сдвинули мебель, освободили место. Словно из воздуха появился хозяин. Он попытался помешать нам и воззвать к голосу разума. Напрасно. Я мысленно оценивал противника. Жаль, что ни разу не видел его тренировок по фехтованию. Так, если он хотел вызвать Тамантана, то должен рассчитывать на победу и, следовательно, должен быть лучше его. Но насколько? В этой дисциплине мне всегда удавалось превосходить Эда. Тем мое воспитание шло среди дворян и соответственно бою на мечах уделялось огромное внимание, а мой противник из среды простолюдинов. Впрочем, некоторые представители могли дать огромную фору аристократам. Не следует расслабляться.    Мы скинули всю одежду выше пояса и встали напротив друг друга. Я оценивающе посмотрел на покрывающие тело врага магические татуировки. Впечатляет. Эти рисунки подобно рунам на корпусах кадавров усиливали свойства тела владельца. На мой, мало профессиональный, взгляд эти улучшали силу мышц. Логично. Так как приходится таскать на своем горбу кучу тяжелого оборудования, "грузоподъемность" становится не маловажным фактором. Хотя вон там, напротив печени, вроде как медицинская, пассивного ускорения регенерационных свойств организма. У меня такая же. Рисунки на моем теле были больше направлены на увеличение скорости.    В руках у нас было по мечу и кинжалу. Как вызываемый я выбрал то, в чем был уверен больше всего. Хотя глядя на то, как свободно держит оружие противник, я понял, что и он не новичок.    Роль судьи поединка на себя взял мой сержант. Он посмотрел по очереди на каждого из нас и скомандовал начало.    Мы медленно приблизились. Никто не хотел начинать атаку. Наконец Саймон не выдержал и начал осторожно первым. Блин, очень даже не плохо, и мощность ударов поражает. Следующие проверки я не пытался блокировать, а отводил в сторону. Несколько смен позиций. Посмотрел в глаза, зрачки неестественно быстро сужались и расширялись. Похоже, он наглотался какой-то дряни, что во множестве производят не чистые на руку алхимики. Вот откуда эта скорость и сила. Около получаса мы кружили. Солдаты вдоль стен криками поддерживали нас. Я почувствовал, что начинаю уставать, алкоголь дает о себе знать, а ему хоть бы что. Надо срочно заканчивать, не то меня сегодня наколют на меч и скорее всего насмерть.    Если его зрачки так бешено изменяются, то у него должны быть проблемы со зрением. Заставил его несколько раз повернуться, так что бы лучи от светильников попадали ему прямо в лицо. Он дернулся недовольно поморщившись. Отлично! Повторив трюк, метнул кинжал ему в лоб. Неуклюжий рывок в сторону для ухода с траектории. В это время я приблизился и чиркнул мечом по плечу. Хлынула кровь. Из его ладони выпал клинок.    Видя мое не желание добивать противника, Сажан остановил дуэль. Все недовольно зароптали. Он прикрикнул на них. Я вышел из поединочного круга. Кто-то что мне говорил, другие хлопали по спине, выражая одобрение. Наплевав на всех, я незаметно вышел и отправился в казарму. Меня всего била дрожь, это был мой первый в жизни поединок.    Утром я отловил Тамантана и потребовал все объяснить. За что же его так ненавидит Саймон, что готов был убить? И сделал бы это, не перепутай он нас. Эд нервно отнекивался, говорил, что это обычная неприязнь и порывался все время уйти. Так и не добившись результата, я отстал от него.    Неудачливый дуэлянт попал в войсковую больничку, наврав про неуклюжее обращение с оружием по пьяни. Все подтвердили его слова с самым наичестнейшим видом.    Вместе с этими событиями пришло известие о новой армейской операции. Нас направляли для оказания военной помощи союзному, северному Тальгскому Архипелагу. Всех погрузили в транспортные корабли. Это были огромные кадавры с водяными колесами по бокам. Они перерабатывали древесный уголь и развивали отличную скорость по сравнению с не механизированными суднами остальных стран. К тому же не зависели от ветра.    Моего питомца загрузили в трюм, упаковав и прикрепив тросами. Через пару дней, когда когда начальство решило что на островах достаточно потеплело и флоту не угрожают потоплением льдины мы отправились в долгое скучное плавание. Сержант для внесения разнообразия затеял подготовку по теориям и рукопашному бою. В начале пути все почему-то косились на меня с непонятным мне ожиданием. Что они все хотят? В конце концов, мне объяснили, что тот, кто впервые попадает в плавание, обычно мучается от качки и его все время тошнит, пока он не привыкнет. Не знаю, меня лишь забавляла постоянно качающаяся палуба. Так прикольнее ходить.    Сбоку показался остров, ради получения которого империя согласилась послать войска союзнику. Это даже скорее просто каменистая вершина древнего, потухшего вулкана. Абсолютно без растительности, малюсенький клочок суши посреди океана. На нем любили во время перелета отдыхать птицы. В этот период вся каменная поверхность была покрыта живой, все время кричащей и колышущейся массой.    Самая главная ценность находилась не на самом острове, а в стороне от него, глубоко под водой. Мощнейший источник манны. Из-за недоступности он никем не использовался. Лишь империя обладала технологиями позволяющими разработать это месторождение, но официально оно принадлежало Архипелагу вместе с островом. Прежний правитель отказывался передать, продать или обменять, в надежде получить больше чем предлагали за него. Но после смерти все изменилось.    Власть в тех краях не передавалась по наследству. По сути, все тамошние жители во все времена вели полупиратский образ жизни и развлекались набегами и грабежами соседей. Не гнушались нападать и на империю. Но после ее усиления предпочли заключить договор о добрососедских отношениях, что впрочем, не мешало нападать на другие страны. Все это количество шаек не имело централизованного управления. Время от времени главари собирались вместе и выбирали Великого Конунга из самых влиятельных. Должность была пожизненной, а власть относительно номинальной. Находились те, кто был недоволен выбором правителя, тогда разгоралась война, которая заканчивалась либо смертью бунтаря, либо новоиспеченного государя и все начиналось заново. Так и произошло в этот раз. Новый властитель был не уверен в своих силах и предпочел попросить помощи, у союзников посулив лакомый кусочек. Ради этого не пожалели даже элитных войск.    Сейчас на горизонте я наблюдал скопление наших кораблей. Морские строители вбивали в дно столбы и засыпали вокруг острова привозимый грузовыми суднами грунт. Планировалось увеличить площадь до нескольких километров и, используя имеющийся здесь в изобилии разбираемый камень, построить военную крепость с портом. В стороне из привезенных заготовок собиралась, покачиваясь на волнах, платформа прямо над источником. Совсем скоро по астральному манопроводу потечет энергия, принося пользу империи.    Прибыли мы в столицу архипелага одними из первых. Если это можно назвать этим словом. Некоторые наши деревни и то больше размером. Сотня другая низеньких бревенчатых избушек с дымящимися трубами и в самой большой располагалась резиденция Великого Конунга. Мест для нашей оравы, конечно, не хватило, поэтому мы разбили лагерь рядом. Вы не поверите, из чего были сделаны строения. Из снега!!! Я когда увидел это не смог поверить своим глазам. Как что-то холодное может греть? Нарезанные из сугробов блоки складывали друг на друга и обливали водой. Все это замерзало и превращалось в крепкие стены. А жилье строилось еще проще. На расчищенном месте ставилась палатка и закидывалась снегом. Оставляли только проход внутрь. И все это прекрасно грело. Невероятно! Если я на родине это расскажу, меня обзовут сказочником.    Наибольшее раздражение мне приносил холод. Постоянный мороз. Выручало только выданное утепленное обмундирование. Моему кадавру, еще на постоянной базе, нанесли защищающие от низкой температуры руны. Дополнительно я поменял смазку на специально созданную для северных условий, а так же обработал все стыки и отверстия корпуса герметиком. Несложный рецепт изготовления оного подсказал мне Гамтан.    Язык живущего тут народа походил на наш, отличались лишь некоторые слова и они произносились с таким забавным мяукающим говором.    Основу местного пищевого рациона составляла рыба. Оно и понятно, за короткий летний период много продуктов не вырастишь. Поэтому в основном занимались рыболовством и охотой. Излишки продавали соседним странам, взамен приобретали зерно, овощи и фрукты. Многое что мы здесь ели из морских созданий, подавалось в нашей империи как деликатес в лучших ресторациях по бешеным ценам. А тут это обычная пища.    Еду готовили и приносили местные женщины. Я даже успел познакомиться с одной рыженькой быстроглазой девушкой. Тут половина местного населения ходило с огненной шевелюрой. Дальше простых разговоров у нас не шло. Нравы тут очень строгие. Чуть что заподозрят, заставят сразу жениться.    Вскоре прибыли все остальные корабли. Началась переброска войск на остров бунтаря. Морская пехота быстро подавила слабое сопротивление защитников. До нас дело и не дошло. Главные силы были сосредоточены в центре. Моему отделению для более ориентирования на местности дали проводника. Воин в толстенной шубе, с огромным топором и круглым щитом с железной окантовкой. Передвигался он на снежном волке. Этих тварей толи призывали, толи создавали местные маги и привязывали к душам лучших воинов на полгода. По истечению срока освобождали. Существа жили за счет энергии вырабатываемой духом владельца. И слишком долгое откачивание сил могло негативно сказаться на человеке.    К крепости наши войска подошли беспрепятственно.    Ничего себе, едрить твой полк, - выразил кто-то свое мнение.    Позади меня то и дело раздавались ругательства и недовольства. Я был полностью солидарен с ними. Впереди словно гигантский бриллиант сияла в лучах солнца ледяная крепость. Штурм будет не из легких. Не удивительно, что кто-то, обладая возможностью построить подобное, решил захватить власть на архипелаги.    При приближении стало видно, как на стене двигаются маленькие фигурки. Я надвинул на лицо поближе к глазам шарф, защищаясь от колючего ветра. По снежной равнине завивались воздушные буранчики поднимая с замершего наста ледяную крошку и бросая ее в нас.    Со стены в нашу сторону по дуге полетел фаерболл. Кто-то из чародеев оказался нетерпеливым. Солдаты успели разбежаться в сторону от места его приземления. Грохнул взрыв, разлетелся снег вперемешку с замерзшей землей. На месте удара осталась яма. Самые неторопливые, матерясь, самостоятельно откапывались из-под образованного завала. Мы остановились. Больше атак не последовало. Остальные чародеи были поумнее и экономили силу для более близкого сражения.    Подъехали наиболее медлительные катапульты. В условиях снежных заносов, не смотря на все ухищрения, их передвижение оказалось осложнено. Я поерзал пятой точкой, сидя и переводя дух на аккумуляторах манны. Тяжелые гады. Пока тащил даже вспотел, не смотря на мороз. Еще четыре таких же находилось на спинных подвесах кадавра. Остальные сержант заставил нести других бойцов. За что я был благодарен ему, сам бы я не смог столько поднять.    Рядом со мной расположился дроу. Вот кому приходилось еще тяжелее, чем мне в непривычных для него условиях жуткого холода и белоснежных сияющих просторов. Собрав большой, почти в рост его самого, составной лук и натянув тетиву, он долго высматривал что-то в крепости и изредка выпускал стрелы. Не знаю, как можно попасть в цель с такого расстояния, но ему виднее. Кое-где в войске некоторые опытные стрелки так же иногда выпускали деревянную вестницу гибели во врага. Второй в двойке просто наблюдал за действиями напарника, даже не пытаясь повторить подвиг.    Заметив, как я рассматриваю искривленные лезвия на внешней стороне лука, темный эльф подмигнул мне и оскалился в белоснежной улыбке жутко выглядевшей на его черном лице. На тренировках мне ни разу не удалось увидеть это оружие вблизи в собранном виде. Настоящее смертоносное произведение искусства.    Метательные устройства начали пристрелку. Первые снаряды унеслись к обороняющимся. Часть упала у основания строения, не нанеся вреда. Остальные врезались в стены. Кое-где посыпались осколки льда. Да, такими темпами укрепление падет не скоро.    Позади под защитой войска собрались наши и тальгские маги. Даже с моего места можно было без труда отличить их друг от друга. Небольшая, исчезающе малая группка людей в одинаковой воинской униформе - это армейские колдуны полка "кирасиров". Все остальные были разряжены, словно собрались прямо сейчас участвовать в ежегодном празднике-карнавале. Обычаи северян предписывали демонстрировать своим чародеям превосходство над обычными людьми всевозможной несуразной одеждой. Впрочем, это нам она казалась смешной, на архипелаге магика или как здесь их называли шамана, одетого подобным образом, побаивались и очень уважали.    Катапульты принялись более часто и прицельно выпускать в стены заряды. Теперь камни стали попадать в одну и ту же точку с завидным постоянством. Может к вечеру в этом месте и образуется дыра достаточная для проникновения через оборону.    - Смотри, смотри...    Я вгляделся, куда же показывали галдящие вразнобой солдаты? Валяющиеся поблизости, между войском и крепостью ледяные валуны внезапно треснули и из-под крошки и нанесенного ветром снега выбрались големы. Со стен укрепления в воздух вспорхнули полупрозрачные фигуры. Горгульи, но не каменные, а изо льда. Враг решил не ждать разрушения укрепления, а попытаться изменить ситуацию.    При приближении летунов встретили тучей стрел. Даже я один раз выстрелил из арбалета в ближайшего, как только он оказался моей в зоне поражения. За результат не поручусь. Большинство стрел отскакивали, откалывая в лучшем случае по небольшому кусочку. Но попавшие в крылья оставляли дыры. И вот большая часть, западая то на одно, то на другое крыло, рухнула с высоты и разлетелась на осколки. Парочка, упавшая с малой высоты в сугробы, выбралась и заковыляла на уродливых лапах к нам.    Шесть долетевших горгулий с режущим слух визгом атаковали, целя длинными и острыми когтями на ногах в первые ряды. Их встретили щиты и копья. Некоторые разваливались на части в руках владельцев, насколько хорошая была заточка на нижних конечностях тварей. Еще несколько заходов с воздуха. Защищающиеся ряды и не помышляли об ответных действиях, целиком сосредоточившись на обороне. Соседи же вовсю обсыпали угрозу стрелами и арбалетными болтами. Вот и последний враг упал в низ, и его разнесли на куски в мгновение ока.    К моменту гибели последнего летуна до войска добрались ледяные големы. Кто бы ни руководил ими, он сплоховал. Следовало бы подгадать одновременную атаку существ с земли и с воздуха для большего эффекта.    Стихийных созданий встретила ровная стена копий. Впереди обычно ставили самых умелых и опытных воинов. Ветеранов прошедших множество сражений и боев. Так что у недруга не оказалось шансов проломить оборону. Сражение захлебнулось в самом начале.    Маги к этому времени закончили выстраивать пентаграмму. Фигуры колдунов замерли в различных точках. Я потянулся к магозору, должно быть на тонком чародейском плане это заклятье представляет собой потрясающее зрелище.    - Так, всем схватиться за пояс соседа. Да покрепче! Если кто отпустит, то по возращению он проведет у меня незабываемое время.    Атан! Тебе, что особое приглашение! Пошевеливайся, - прикрикнул на меня Сажан, глядя почерневшими полностью, включая область белков, глазами. Его массивное, двухметровое тело изменилось перед боем. Кожа превратилась в серую чешую. Голос стал более грубым и резким. А на удлинившихся руках выросли когти.    Я вздрогнул и отдернул потянувшуюся к карману ладонь. Что ж, не в этот раз. На поясе чувствовалась чья-то крепкая хватка. Поддеваю пальцами ремень свободного соседа и зжимаю ладонь. Вокруг усиливался ветер. Похоже, именно этого добивались чародеи.    Ведущим будет наш проводник, я замыкающий. Рик не забудь своего истукана, - скомандовал сержант.    В темпе, в темпе, - торопил он нас.    Мгеш, следуй за мной, - приказал я. Очертания окрестностей медленно исчезали в вихрях снега поднимаемого потоками воздуха. За питомца мне переживать не приходилось, его сенсоры вполне были способны разглядеть меня в творящемся безумстве.    Наша колонна медленно брела, преодолевая сопротивление воздуха. Каждый прятался от ветра за спиной впереди идущего. Я полностью закрыл лицо шарфом и посильнее натянул капюшон на голову. Ориентироваться по зрению было не возможным, оставалось двигаться только на ощупь.    Когда мною уже полностью было потеряно чувство времени, перед нами замаячила серая масса. Мы остановились. Все тут же прижались к стене, опустились и по возможности зарылись в снег, прячась от пронизывающих потоков мороза. До меня добрался командир и заорал прямо в ухо, перекрикивая рев бушующей стихи.    - Иди вдоль укрепления вправо. Тут пара метров осталось. Как доберешься, посмотри, кто главный и выполняй его указания. Держи остальные аккумуляторы.    Я мотнул головой, давая знать, что все услышал и понял. Подхватил груз. Он отцепился от меня. Борясь с бурей, стал перемещаться вдоль обжигающе холодной поверхности крепости. Позади темнела передвигающаяся туша моего монстра. Я добрался до скопления нескольких кадавров той же модели, как и мой. Один из них оснащенный молотами методично выдалбливал дыру во льду замка. Мне стал ясен план командования. Пока маги скрывают нас, а катапульты отвлекают внимание и заставляют думать, что нападение произойдет в лобовую, мы обошли их сбоку и теперь проделываем проход в защите. Использовать заклинания для этого нам не позволили, потому что колдуны бунтаря сразу бы засекли волны возмущения в эфире и своевременно бы отреагировали. Обошлись лишь слабеньким, шумоизолирующим плетением, наложенным самым искусным полковым чародеем. А пассивная мана в кадаврах была не заметна на общем фоне.    Поплутав между присутствующими и с трудом различив офицерские нашивки на одном из них, я представился.    - Рядовой Рик Атан под ваше руководство прибыл.    Тот не столько услышав мои слова, сколько догадался об их содержании, наклонился ко мне и прокричал, указывая на трудящуюся железку.    - Отлично, тогда ты следующий долбишь.    - Есть.    Подождав пока такой же, как я инженер не отвел своего монстра в сторону для смены аккумуляторов, приказал Мгешу продолжить начатую работу. Вот так сменяя друг друга, мы долго и нудно бились в одной и той же точке. Приходилось постоянно следить за индикацией заряда, что бы заметить момент, когда энергия заканчивается. Наступил тот момент, когда в пазах защелкнулся последний из имеющихся полных накопителей. После длительной долбежки один из молотов провалился в образовавшуюся дыру. Несколькими следующими ударами мой подопечный заставил обрушиться вовнутрь большие глыбы.    Вперед, - заорал я.    Он послушно двинулся, проломив корпусом еще большее отверстие. За ним следом перемещался я. Во дворе разгул бури был мало заметен. Мы оказались в каком-то закутке не понятного для меня назначения. На наше внезапное вторжение таращились несколько ошарашенных солдат бунтарей. Мой питомец всадил одному из них прямо в глаз болт из левого самострела расположенного в нижнем оружейном гнезде. В другого выстрелил я из своего арбалета. Первый мой убитый. Никаких моральных метаний по этому поводу в запале боя мне в голову не пришло.    Остальных добили проникающие в разлом воины. Промелькнуло мое отделение. Я тут же направился вслед за ними. Кадавр тяжело бухал упорами, двигаясь за мной.    - Энергии критично мало.    Бес! - Вырвалось у меня ругательство. Совсем забыл про дефицит магии.    - Приказ, занять позицию у этого столба. Задание, экономить ману и оказывать поддержку дружественным воинам стреляя из самострелов во вражеские объекты.    Выполняя приказ, он замер в указанном месте. Я же поспешил в расположенные в середине крепости строения за своими. Они не успели уйти далеко.    Заряд закончился, оставил прикрывать, - сказал в ответ на немой вопрос в глазах сержанта.    Тот коротко кивнул мне и ударил когтями по засову двери, снося его напрочь. Хотя он и был без замка. Похоже ему не привычны простые методы. Мы ворвались в одно из помещений, на нас уставилась куча глаз. Похоже, тут размещается, что-то вроде столовой или комнаты отдыха.    - Замок захвачен. Сложить оружие.    Подкрепляя слова нашего командира, мы продемонстрировали свои клинки.    Ага, сейчас. Разогнался, а больше тебе ничего не надо. Может нам еще себе горло перерезать самим, что бы вам не мучиться, - ощетинился бородатый рыжий воин, хватаясь за рукоять топора.    - Всем сдавшимся будет сохранена жизнь.    - А надолго? Пока будут строиться виселицы? Лучше смерть в сражении. Не стыдно будет предкам в загробном мире в глаза посмотреть.    - Приказ Великого Конунга.    - А откуда мне знать, что ты не врешь?    - Даю слово!    - А много ли оно стоит?    - Я солдат империи. Мы дорожим своею честью. Выбирай либо верить мне, либо просто умереть, без шансов выжить.    Стиснув оружие, он поскрипел зубами и бросил топор под ноги сержанту. Его примеру последовали остальные. Отлично, если бы дело дошло до боя пришлось бы тяжело и многие из моего отделения остались бы лежать на этом полу.    Держа их под прицелом арбалетов и луков, мы связали им руки за спинами и, соединив веревкой в колонну, вывели во двор, предварительно обыскав на случай запрятанного ножа.    Там уже заканчивался захват. Группы сдавшихся сгонялись в центр и помещались под охрану. В стороне под особо усиленной группой солдат находился главный бунтарь с приближенными.    По возращению с победой Великий Конунг на радостях устроил союзникам пышную встречу, плавно перетекшую в празднование.    Дав два дня погулять воинам, командиры загнали нас на корабли и отправили на постоянную базу. По прибытию нам начислили премии за успешную операцию. А меня, что было весьма неожиданно, наградили даже медалью как первому, проникнувшему в крепость врага. Я долго ходил, гордо выставляя ее на обозрение окружающим. Пока сослуживцы не продемонстрировали свои комплекты. Я выглядел рядом с ними несколько блекло. С убавившимся самомнением моя рука, не дрогнув, спрятала награду в тумбочку к личным вещам.    Собрав все наличные деньги, назанимав еще большую сумму у всех кто смог одолжить и клятвенно пообещав отдать при первой же возможности, я отправился совершить то, что собирался сделать еще давно. Наличности достаточного для исполнения задуманного ранее у меня не набиралось, но после нескольких зарплат, даже с учетом половинного отчисления в учебку и новых долгов можно было себе кое-что позволить.    Отпустив извозчика, я открыл дверь, находящуюся под яркой вывеской с переливающимися магическими голограммами. Над головой звякнул негромко колокольчик.    Меня встретила в приемной секретарша с профессиональной улыбкой. Очень красивая. Не удивительно, если за одну подобную процедуру этот маг с меня берет такие деньги, то может себе позволить и десяток таких девушек держать в офисе. Мне еще полгода расплачиваться со всеми кредиторами.    - Проходите. Доктор Дивенстан вас ждет, как и было назначено.    Я постучал в дверь. После приглашения войти толкнул ее.    - Рик. Что ж весьма рад вас видеть. Присаживайтесь.    Худой чародей приглашающим жестом указал на стул рядом со столом. Опускаю свою нижнюю половину на него.    - Итак, вы не передумали? Похвально. В этом нет ничего страшного. Тем более вы ранее проходили похожую операцию.    Он выжидающе уставился на меня, смотря поверх очков. Правильно истолковав его взгляд, я расстегнул плащ и засунул руку во внутренний карман. На стол легла тонкая пачка из купюр большого номинала. Колдун взял ее, пересчитал, улыбнулся мне и бросил ее в ящик стола. Задвинув его, он вытащил ключ и сунул его в карман халата.    - Кстати, в этом сезоне клиентам сделавшим заказ на сумму подобную вашей бонус. Нанесение дополнительной подарочной татуировки из специальной серии. Вот каталог с этими образцами.    На стол лег тонкий журнал. Я стал изучать предложенное. Да, это конечно не фонтан. Простенькие, не особо полезные, а порой даже слишком специфические. Хотя, кое-что подойдет.    - Вот эту.    Мой палец ткнул в один из листков. В описании говорилось, что рисунок активировался кодовым словом и выдавал результат в виде защиты низшего уровня. Правда, не чаще одного раза в полгода. Но и это хлеб. Может как-нибудь пригодиться.    - Как скажите. Желание клиента для нас закон. Пройдемте в процедурную.    В маленькой комнате располагался посередине лежак, а рядом тележка на колесиках. На ней лежало все приготовленное для нанесения рисунка.    - Раздевайтесь. Мне надо рассмотреть ваше тело более тщательно, чем на предварительном ознакомлении. Жаль, что работу на вашей коже ранее делал кто-то другой. Не люблю использовать чужой материал. Приходится все рассчитывать с учетом уже имеющихся потоков.    Я снял всю одежду, оставшись только в нижнем белье. Чародей принялся водить пальцем по линиям моих татуировок. Затем долго, что-то черкая на бумажках и бормоча себе под нос, макал кисточкой в баночки с краской и чертил на мне. Продолжалось это долго, в помещении было довольно прохладно, и я успел слегка подмерзнуть. Наконец, кружа вокруг меня и заставляя меня принимать более удобное положение, он стал иглой наносить рисунок под кожу. Через пару часов мучения все закончилось и свободных областей на моем туловище стало поменьше, а под ключицей расположилась маленькая схемка заклинания защиты.    Следующие дни я посвятил тренировкам для освоения новых возможностей. Теперь мне можно поднимать больший вес и мои мышцы медленнее устают.    Но передышка предоставленная "кирасирам" была не долгой и нас перебросили для усиления войск на границе с джунглями эльфов. Опасный противник. Больше всего радовался дроу, от всей души ненавидящий своих дальних родственников и страстно желавший пустить им кровь.    Согласно сведениям разведки, в последнее время активность среди длинноухих значительно возросла и не исключено, а скорее всего так и есть, что они готовят какую-то очередную пакость "проклятым хумансам" в лице Империи.    Мы прибыли в крепость под названием Вечнолес. Раньше на этом месте была роща принадлежавшая врагу. Но прежний император захватил и сжег ее. А на этом месте построил форт-пост. Вообще суровый дядька был, любил повоевать и умел самое главное. Сегодняшним благополучием и политическому весу на мировой арене страна обязана именно его незаурядному таланту правителя.    Новые земли получили название от прежнего имени, переведенного с эльфийского языка. В самом центре территории располагался маломощный источник маны. То, что нужно для поселения, еще оставалось немного и для отправки в столицу.    Комендантом крепости был пожилой офицер старой закалки. Звезд с неба не хватал, но свое дело знал досконально и нареканий у высшего командования не вызывал. Нас он встретил и разместил без проблем. Чувствовалась четкая слаженная работа местного руководства.    С утреца, после завтрака нас отправили для патрулирования одного из маршрутов по приграничной области. Пока сержант бегал по комендатуре, получая пакет с документами для выполнения задания, я отлучился в сторонку. Там на площадке, совсем рядом с северными воротами стояли, поблескивая металлом, кадавры. Преобладали, как правило, "выжигатели" и "лесорубы". Некоторые только направлялись на плановое уничтожение лесонасаждений, другие уже вернулись с рейда. Последние отличались грязным видом. Распылители горючей смеси были закопчены, лезвия для сноса деревьев нуждались в правке и чистке от сока растений, а корпуса требовали удаления налипшей и кое-где подсохшей травяной массы.    Что парень интересуешься? - спросил меня сидящий, прислонившись к стене спиной, на пустой бочке из-под алхимсостава служака покровительственным тоном. Я уже привык к такому отношению со стороны окружающих оценивающих меня по моему юному виду, но порой это немного раздражало. В зубах служаки была зажата погрызенная сухая травинка, глаза щурились от солнца, а на лице расположилась блаженно-пофигистическая улыбка. Весь его вид отражал расслабленность и довольство жизнью.    - Ага. Люблю механику.    - Я тож. Вот это мой малыш.    Носок его ботинка легонько стукнул стоящего рядом "лесоруба". Тот покосился на хозяина и слегка толкнул его ногу в ответ.    - За час норму дневную бригады людей делает. Конечно без аккуратностей, но кому она тут нужна. Аж щепки летят. Эльфы ведь, сколько лет успокоиться не могут. Все выращивают, растят. Чтоб их джунгли погорели.    Поморщившись и крутанув зубами соломинку, он продолжил.    - Вот и застыли мы тута на одном месте, браток. Только мы одну рощицу срубим, глядь рядом другая выросла. И чем дальше от нас к ним, тем деревья выше и толще. Из своего источника всю силу на рост поганой зелени гонят. А наши маги и помешать не могут. Дармоеды. Гнать их в шею надо. Выдать по топору и отправить с недельку на вырубки. Сразу бы хитрость какую удумали. А то ж эти длинноухие навострились среди своих зарослей прятаться и норовят в спину стрелу пустить.    - И много стреляют?    - Ну как сказать. Частенько. А то и тварь мертвую выпустят. Это еще хуже. А ты чьих будешь? Новичок? Не видал раньше тебя.    - Из "кирасир". Недавно для подкрепления прибыли.    На лице инженера впервые появился хоть какой-то интерес. Он приоткрыл глаза, посмотрел на мою эмблему на груди и убедился в правдивости сказанных слов.    - А что там затевается в верхах не в курсе? А то что-то последнее время бегают, суетятся. К чему не понятно.    - Кто его знает. Мне как-то не доложили. Забыли, наверное.    Ну, да, - со смешком ответил он, - впопыхах из головы вылетело.    Заметив вышедшего из здания комендатуры командира, я попрощался с собеседником.    - Бывай, увидимся быть может еще.    Пройдя через длинный проем ворот с двумя поднятыми решетками мое отделение перешло подъемный мост. Внизу, под нами, в воде рва то и дело мелькали смутные тени. Еще при инструктаже нам посоветовали не то что не купаться там, а вообще не подходить ближе, чем на пару метров. Говорят, были прецеденты, и желающие освежиться не успевали даже крикнуть о помощи.    Далее мы шли по дороге, сходя на обочину каждый раз как на встречу попадался крестьянин, управляющий подводой с бревнами. Тащили упряжки, как правило, кони-тяжеловесы. Каждый из них напоминал маленькую скалу. Все ранее видимые мной лошади, не шли не в какое сравнение.    Местный прибыльный бизнес. Армия валила вражеский лес и за небольшую мзду позволяла селянам, живущим в хуторах за крепостью забирать срубленные стволы. Затем бревна или просто сплавлялись по реке или шли на переработку. Производимые местными умельцами резная мебель, расписные игрушки и посуда, а также все остальное, что только можно сделать из дерева ценились даже заграницей.    Единственным неудобством было постоянное слежение за тем, что бы излишне ретивый крестьянин в поисках лучшего леса не забрался вглубь близко к эльфийской границе, где уже был серьезный риск попасть в лапы к некромантам в качестве материала для опытов. В поисках наживы перевозчики бревен теряли порой всякую осторожность.    Здоровьица вам, - низко поклонился нам очередной хуторянин. Вояк здесь любили и уважали сильнее, чем где-либо в империи. Ну, еще бы. Только мы стоим между ними и длинноухими. Стоит нам исчезнуть и враг пройдется по этим землям, оставив дикий ужас, распятые человеческие тела и пепелища, на которых так хорошо растут молодые насаждения.    И тебе не хворать, - сказал в ответ Сажан. Мы же, молча, покивали в знак приветствия, закрывая лица от пыли поднимаемой с дороги подводой.    По пути нам так же попадались заготовленные стволы и трудящиеся кадавры под охраной нескольких солдат. Чем дальше мы углублялись, тем реже попадались люди и все уже становились дороги, порой превращаясь в лесные тропы. Вблизи у границы мы шли с натянутыми нервами в полной боевой готовности. Впереди топал мой питомец, расчищая себе путь пилой и лезвиями. Иногда щелкала клешня, переламывая тонкие молодые деревья.    Я был счастлив от того факта что в этих краях в отличие от ледяных пустынь тратилось в разы меньше маны. Но все равно после каждого рейда почти все аккумуляторы были на нуле. Ограниченность энергии была вечным бичом железных монстров.    Нудное патрулирование повторялась изо дня в день и так прошло две с половиной недели. За это время нас раз пять обстреляли, а мы убили одного эльфа и чуть было не повторили это со вторым. Но тот непонятным способом, даже раненый, смог ускользнуть. Троих наших ранили. Но на счастье не насмерть. Одного задело отравленной стрелой, но вовремя опознанная угроза и правильный выбор из набора антидотов, выдаваемого перед заданием, спасли ему жизнь. Хотя тот сутки провалялся в лихорадочном бреду и еще одни, шатаясь из стороны в сторону, проходил сине-зеленного цвета одолеваемый периодической тошнотой.    Во время одного из обычных обходов, когда солнце уже клонилось к закату, мы расположились на короткий привал. Солдаты тихо переговаривались, кто-то грыз сухпаек и запивал водой из фляжки, а иные подремывали в тени деревьев. Наш рейд уже заканчивался и вот-вот наш путь должен был повернуть в направлении крепости.    Из высокой травы черной тенью выскользнул дроу. Его поставили для охраны нашей временной стоянки. Он направился к командиру и что-то быстро и негромко стал говорить. Так как я сидел рядом, обрывки фраз долетали до меня.    - Да мое нутро этих тварей где захочешь учует. Чувствую здесь они.    - Что же ты их раньше их не обнаруживал, когда они нас обстреливали?    - Тогда поздно было. К тому времени уже происходило нападение. А эти прячутся, не атакуют почему-то.    Легкий ветерок скрыл их речь, до меня теперь долетал лишь неразборчивый бубнешь. Я отхлебнул немного подсоленной воды, побултыхал во рту и проглотил. К вечеру легкая полуденная жара немного спала и сменилась бодрящим холодком, но пить все равно хотелось.    Поток воздуха утих. Слова снова были различимы.    - Двое их тут, как пить дать.    - Ладно, проверим.    Метаморф встал, вышел на середину лагеря.    - Сворачиваем лагерь. Схшесх утверждает, что вон в тех зарослях скрываются эльфы. Вот и проверим. Строимся в боевой порядок, выдвигаемся на позицию и занимаем оборону, не доходя до предполагаемого места расположения врага. Рикова игрушка подчистит немного, а там и посмотрим.    Я завинтил крышку фляжки и прицепил емкость к поясу. Солдаты не мешкая, профессионально создали строй. Впереди наиболее опытные мастера меча и близкого боя, позади те, кто лучше обращается со стрелковым вооружением. Я подхватил прямоугольный щит, не смотря на качественную броню, лучники умудрялись вгонять стрелы в стыки доспехов или в смотровую щель шлема. Дополнительна защита лишней не будет.    - Мгеш занять позицию на два метра впереди группы.    Тот, приминая траву, послушно встал в указанное мной место.    Выдвигаемся, - скомандовал сержант. С четким шагом мы переместились на сотню метров.    - Стоп. Приготовиться к возможной атаке.    Бойцы замерли, сдвинули плотнее ряды, стараясь наибольшую площадь тела спрятать за щитом.    - Атан работай.    Я выскользнул из строя, дыра за мной мгновенно сомкнулась с лязгом. Груз не нужного сейчас мне оборудования остался в строю под охраной. Прикрываясь за массивной спиной подопечного, я старался быть меньше. Боевая стрела длинноухого, это серьезно. Даже не пробив латы, она способна сбить человека с ног и оставить ушиб в полтуловища. Вспотевшая ладонь стиснула арбалет.    - Мгеш, задача ликвидировать препятствия. Начинай.    - Принято.    Мой питомец конечно не "лесоруб", но на кое-что вполне способен. Пилы в нижних гнездах с визгом вгрызались в деревья, а клешни в верхних обламывали ветви и наиболее тонкие стволы. Так продолжалось довольно долго, произошли две замены полетевших полотен и уже четверть всей площади была зачищена, а я стал подумывать, что наш стрелок ошибся. Вполне возможно, что эльфы тут и были, но скорее всего давно покинули эту местность.    Внезапно меня что-то мощно ударило в шлем. Я рухнул на спину и, мгновенно перевернувшись на живот, закрылся щитом. Еще несколько сильных толчков в мое прикрытие.    Отползай к нам, - заорал сержант.    Не помышляя об ответных выстрелах из арбалета, я попятился на животе к своим. Благо высокая трава хоть немного, но прятала меня. Ужом проскользнув между ног солдат, я поднялся и взглянул на подопечного. Невидимые нашему взору лучники, потеряв возможность атаковать меня, переключились на него. Но стрелы бесполезно соскальзывали с брони, оставляя мелкие царапины. Из решетки защиты сенсоров торчали застрявшие, длинные древки. На моем лице появилась улыбка, бесполезно, слишком узкие отверстия. Задев кого-то щитом, я опомнился и выдернул из дерева несколько впившихся "подарков". С трудом мне это удалось, слишком глубоко вошли зазубренные наконечники.    Стрелки переменили тактику. Быстро, однако, соображают. Теперь их целью стали сочленения гидравлики. В случаях попадания стрелы застревали и мешали движению.    Разрешите приказать ему отступить, - взволновано я обратился к Сажану, - сейчас они обездвижат его.    Ну и что, - спокойно ответил он, - это им не поможет. Для того что бы нанести ему повреждения они должны выйти, а мы в этом случае их прихлопнем. Пусть продолжает сносить деревья. Огнемет ты с собой из крепости прихватил?    - Да взял, с одним полным баллоном.    - Вот и отлично как они его остановят, используя ручной режим, подожжем остатки и выкурим их оттуда на наших лучников.    Его взгляд скользнул по окрестностям. Двойки не было видно, но он знал, что они уже полчаса как заняли по его приказу наиболее выгодные точки и готовы в любую секунду атаковать.    Из зарослей в моего кадавра ударило заклинание, выглядевшее как человеческий череп объятый черным огнем. Попав в пилу, оно оплавило ее и покорежило. Раздался скрежет и с последний раз дернувшегося оружия закапал металл.    - Проклятье, некромант! Приказывай отойти.    Мгеш за строй быстро, - закричал я.    В монстра ударило еще несколько гораздо более мелких подобий первого заклятия. Тот шустро развернулся и быстрыми скачками отправился в обход нас. Из-за наконечников, застрявших в гидравлике, движения были дергаными. В след полетела еще парочка плетений.    Отступаем, - отдал указание метаморф и стал срывать с тела элементы лат и одежды. Его организм стал изменяться. Похоже, мне повезет увидеть сражение между представителями столь разных направлений школ чародейства.    - Рик можешь запустить фаерболл им в подарок.    - Слушаюсь.    Я кинулся к питомцу. Мне было жаль тратить такую ценность, но было понятно, что без этого не обойтись. Заряды выдались редко и под расписку в устном сопровождении списка кар, которые последуют в случае не рационального использования.    - Осмотр.    -Принято.    Мое настроение после разглядывания повреждений упало. Металл в левом гнезде застыл и деформировался, теперь это комок не подлежал восстановлению. Корпус был покрыт бурыми пятнами и потеками железа. Благодаря малой мощности заклинаний и защитным рунам внутренности уцелели.    Используя меч и отвертку из ремонтного набора, я извлек наконечники из гидравлики.    - Занять положение для установки снаряда в ракетницу.    - Принято.    Тяжелый шарик темно-сиреневого цвета скользнул в трубку. Щелчок фиксатора указал на то, что операция прошла успешно.    - Установка готова к использованию.    Ну и замечательно, - моя рука похлопала по металлическому боку.    Мы готовы, - обратился я к сержанту.    - Тогда приступай.    - Мгеш, цель скопление деревьев в двухстах пятидесяти метрах к северо-западу. Задание произвести выстрел по центру.    - Принято.    -Выполняй.    Из раструба вылетел с грохотом огненный шар и, вращаясь по своей оси, крутой дугой унесся к врагу. За мгновение до контакта среди деревьев показалась тоненькая пленка защиты. Опытный чародей. За доли секунды собрать и активировать щит это отличный показатель. Хотя может, у него было заранее готово плетение, но все равно реакция поражает. Не многие имперские боевые маги так смогут. А у нас подготовка в академиях и прочих учебных заведениях превосходит заграничные показатели.    Но заклятье не смогло полностью отразить удар. Фаерболл чуть отклонившись, пробил пленку и ударил не в центр, а немного у края. Произошел мощный взрыв, больше половины деревьев повалило и разметало в разные стороны.    Бегом сближаемся, - прорычал Сажан. Его тело полностью изменилось к этому времени. Теперь он напоминал оборотня, какими их изображают древние гравюры. Внушительная пасть, короткая жесткая шерсть защищала от ударов не хуже кольчуги лучшей ковки. Острые когти на конечностях втягивались и вытягивались в предвкушении схватки. Длинные худые ноги в нетерпении рыли землю.    Мы, по возможности, не теряя строя, бросились к врагу. Я уже на бегу приказал питомцу тоже атаковать. Жаль, нет времени поставить клинки, они более эффективны в близком бою. Навстречу нам истошными криками, пробирающими до глубины души, бросились скелеты. Интересно чем они кричат? Легких у них-то нет.    Подбегая к врагу, я немного замешкался. Раньше творений некромантов кроме как на картинках видеть не приходилось. И человеческий костяк вблизи производил жуткое зрелище. Из-за наших спин выметнулся в прыжке метаморф. Приземляясь, он ударом лапы перерубил позвоночник одной костяной марионетке противника и оторвал руку другой. И не замедляясь, унесся дальше, оставляя этих созданий темного искусства нам.    Наш строй столкнулся со скелетами, застучали удары мечей. Сбоку моего монстра окружили несколько противников. Укорачиваясь от уцелевшей пилы и клещей, они двигались по спирали волнами то, приближаясь то, удаляясь, не давая ему сосредоточится на конкретном объекте. Ты смотри-ка! Черепушки пустые, а соображают хорошо. Прямо феномен какой-то.    Я, прикрываясь щитом, тыкал в сторону костяка своим мечом. Получалось пока не очень хорошо, но и тот не мог меня задеть. Рядом сражались мои соратники.    Чуть дальше нас командир вступил в схватку с главарем эльфов. Сначала я даже подумал, что это тоже костяная тварь, но потом в голову стукнуло. Как же сразу не догадался! Сколько раз я читал в домашней библиотеке про этих существ. Лич! Воскресший некромант, вернувшийся из загробного мира с усилившимся даром!    Еще в самом начале их поединка маг смерти опустил руку в один из кармашков балахона, висевшего на нем словно половая тряпка на швабре. Вытащив небольшой кусок материи свернутый узлом, он вытряхнул из него костяные осколки, и теперь они летали вокруг тела стремительным вихрем. Все стрелы, которые выпускали наши лучники в него, справедливо решив, что мы и так справимся, перешибались в воздухе при подлете. Но при этом защита понемногу таяла с каждым выстрелом.    Сержант прыгал вокруг него, избегая посоха, которым так ловко орудовал мертвый эльф. Этот предмет представлял собой классический темный артефакт. Изготовлен из позвоночника, набалдашник был толи копией черепа, толи настоящим уменьшенным каким-то образом. В данное время глазницы и острый наконечник горели мертвым огнем.    Сдернув с шеи болтавшийся там амулет, предводитель противостоящего нам отряда направил его на избегающего ударов представителя Сил Жизни. Из ладони вырвалось облако. Противник успел отпрыгнуть с траектории удара. Разрастающийся туман полетел в нашу сторону и принял в свои объятья часть отделения.    Разбивая черепушку скелета и разрубая часть грудины, краем глаза я заметил, как разваливаются на части костяки, попавшие под действие заклинания. Раздался вой гибнущих людей. Мою руку лизнул липкий клочок тучи. У меня помутилось сознание, колени подогнулись и рухнули на землю. Через некоторое время голова немного прояснилась и вернулась способность соображать. В моем поле зрения оказались мгновенно высохшие трупы солдат и замершая фигура кадавра. Облако двигалось назад к хозяину.    Я провел ладонью по лицу, почувствовал мокрое касание и посмотрел на кожу пальцев. Из моего носа на них капала кровь.    Сажан изловчился и в невероятном изгибе тела задел руку врага, амулет отлетел далеко в сторону. Но при этом лезвие посоха на излете слегка задело его бок. Раздался жуткий скулеж, и он отпрыгнул в сторону. Проходящая через все туловище рана дымилась. Из-за краев выглядывали осколки ребер. Некромант замер переводя дух. Внезапно горло метаморфа раздулось до чудовищных размеров, и из пасти вылетел огромный ком буро-зеленой слизи. Масса обляпала весь балахон не ожидавшего такой подлянки лича, особенно пострадала правая сторона. Он брезгливо стал стряхивать и чистить одежду. Надо же! Даже мертвым ведомо чувство отвращения. Или нам попался какой-то не правильный чародей Стихии Смерти?    Материя стала прилипать к костям, забившийся в попытке освободиться главарь эльфов оказался спутан, склеен и обездвижен.    Тем временем туман, убивший столько солдат, изменив направление, долетел до амулета и водоворотом втянулся в него. В небо ударил столб черного огня.    Наш командир, прикрывая раненый бок, подошел к врагу и пинком отшвырнул посох на безопасное расстояние. Огни в его в глазницах потухли.    - Гад! Убил! Столько моих парней! Сволочь!    Прижав задней ногой некроманта к земле, он мощными ударами лап бил по его голове в каком-то истеричном приступе. Череп мотался в разные стороны, пока не оторвался полностью и не отлетел.    Остаток нашего отделения добил всех скелетов, и мы направились к месту взрыва фаерболла. Вместе с землей были перемешаны вещи укрывавшихся, останки попавших под удар костяков и ветки деревьев. Так же нашлись части тела одного из убитых эльфов, второй лежал без сознания и раненый.    Похоже, это работа Схшесха, - сказал проверивший пульс солдат, - дышит еще. Живой.    Моя, - подтвердил подошедший лучник, - он сразу после того как выскочили черепушки допустил ошибку и качнул веткой. Тут я его и засек. Дай-ка вытащу стрелу и перебинтую его, а то до крепости не дотянет.    Воин уступил ему место.    Смотри-ка, - воскликнул стрелок, вытащив из-за шиворота костяную блямбу на цепочке, - они были оказывается учениками некроманта.    К нам подошел сверх мрачный сержант. Рукой за ногу он тащил по земле слипшееся тело лича. В другой ладони у него был зажат ругавший нас череп.    Что же ты про эту тварь ничего не сказал, - угрюмо спросил Сажан дроу.    - Я мертвых не чую, только живых родственничков.    Атан, а ты что глаза на меня вылупил, займись своими должностными обязанностями, - выплеснул свою злость командир.    Мне ничего не оставалось, как отдать честь по уставу, развернуться и отправиться к кадавру. По дороге я подобрал злосчастный амулет, угробивший столько солдат, и сунул его в карман. Потом отдам начальству. Может ему пригодиться для чего-нибудь.    Стараясь не смотреть на трупы, я с тревогой подошел к питомцу. Он не шевелился, а индикаторы на панели не горели. Проверил заряд аккумуляторов. На нуле. В сборке с оборудованием должны быть запасные. Порывшись, нашел последний полный. Произвел замену. Щелчок включения питания. Никакого результата. Еще раз. Есть! Тихо загудели работающие механизмы.    - Доложить об исправности устройств.    - Система в норме за исключением нижнего левого орудия.    - Кто является пользователем?    - Рик.    Родимый! - в порыве чувств я обнял его железную тушу, насколько хватило длины рук. Больше всего опасался за главную плату. Если заклинание повредит ее, то это не исправимо. А так отремонтируем все поломки.    Когда я отпустил монстра, то он поднялся с грацией курицы валявшейся в песке. Пока решались все мои заботы солдаты уже подготовились к отправке в путь. Эльфа, так и не пришедшего в сознание, и нашего наиболее тяжелораненого солдата погрузили на самодельные носилки. Туловище мага смерти болталось на спине метаморфа, а голову охранял дроу. Посох аккуратно завернутый в ткань тащил один из воинов, находясь как можно дальше от лича во избежание неприятностей.    Обессиленные после боя мы брели по дороге. На развилке нас догнали двое крестьян с подводой.    - Ваша телега и конь временно реквизируются для нужд армии. Все неудобства будут возмещены за счет имперской казны.    Селяне испуганно оглядели наш потрепанный, уставший облик и кое-где окровавленные доспехи. Бросили взгляд на торчавшую из-за плеча сержанта костяную ногу и согласно закивали.    - Не надо нам никакого возмещения, родимые! Что ж мы без понимания совсем. Довезем куда скажете.    Общими усилиями мы спихнули стволы деревьев на обочину и погрузили тела с носилок на освободившееся место. Раненные уселись по краям. Перевозчики бревен шуганулись в сторону, когда заметили щелкнувший зубами череп в руках лучника.    Прокхлятые хумансы, - обругал их пленник.    Не трепыхайся, - щелкнул когтем черного пальца по нему дроу.    - А тхы сшалкхий присхлушник чхеловеков! Этхой мерзхой расхы. Они пхлодятся безкхонца, уничхожают свящхеные лесха и убхивают всхех инхых расхумных. Я есчхо помхню те дрехвние вхремехна когхда вхесь мхир принадхлешал хтолькхо намх. Но сатхем прихшли онхи и пхренисхли с хсобхой опхустошхение. Тепхерь мхы загханы в угхол и вымиракхем. Чхерез тхысячу лхет от насх осхтанетхся восхпоминанхия и ничхего бохлее.    - Тем лучше. Я вас ненавижу. Тот день, когда умрет последний из вас, будет для меня величайшим праздником.    Лич расхохотался.    - Гхлупец! Убхив насх онхи нахчнут войхну пхротив васх. Насших выхродкхов! Схмерть прихдет в васхши мхрачхные пхещеры. Васх не спахсет дасше Пакхучьхя Бохкиня.    Такого не произойдет, заткнись, - приказал ему Схшесх, прижав локтем его челюсть к пластинам своего доспеха.    Прибыли мы в крепость, когда уже зашло солнце и землю захватила темнота. Еще при подходе к воротам все засуетились. Словно из-под земли появился комендант крепости. Раненых утащили лекари, а пленников колдуны. Нас стали опрашивать. Все дальнейшее слилось в одну полосу. Я не запомнил, как добрался до казармы и рухнул в свою постель.    Проснулся я от того, что солнечные лучи добрались до моего лица и мешали спать. После осмотра помещения ситуация прояснилась, все выжившие вчера и не размещенные в лазарете солдаты видели десятый сон и не собирали вставать. Потихоньку вытащив ноги из-под одеяла, я, не шумя, оделся и на цыпочках отправился искать Сажана. Нашел я его в крошечном кабачке не далеко от казармы. Это была даже не забегаловка в полном смысле этого слова. Просто пожилая семейная пара, живущая в доме рядом, поставила на первом этаже пару столов и иногда за деньги кормила и поила заглядывающих к ним вояк. А сержант, будучи любителем домашней кухни, предпочитал обедать и завтракать там, а не армейской столовке.    Чего тебе, - спросил он меня отрешенно смотрящий в одну точку. Перед ним стояла большая бутыль с самогоном. Остатки напитка плескались на самом донышке. Смысл ему пить-то? Метаболизм метаморфа полностью нейтрализует эффект опьянения. Для него нет разницы, что в стакан налит спирт или чистейшая родниковая вода. Может привычка, оставшаяся со времен, когда он еще не прошел обучение?    Да вот, это... - я замялся перед ним, - в общем вот подобрал на месте сражения.    И положил перед ним на стол некромантский амулет. Он сгреб его своей лапищей.    - Одноразовый. Теперь от него не больше пользы, чем от морского голыша. Только в лоб противнику запустить. Можешь забрать себе на память или выбрось, как пожелаешь.    Сажан не глядя, бросил мне его. Я неловко его поймал.    - Ну а может магам для изучения?    - Зачем? У них таких образцов столько, что могут еще тебе полную тележку нагрузить. Вроде бы как даже что-то подобное скопировали. Только слишком это сложно в производстве. Не пошло дальше испытаний.    Понятно, - колеблясь, сказал я. Мне хотелось успокоить переживавшего после гибели солдат командира, - знаете. Вы не виноваты в их смерти. Это все случайность...    Случайность? Да много ты понимаешь сопляк, - начал заводиться он, - да у меня со времен Дзарской мясорубки столько потерь не было. Меня даже заговоренным считают. Мое отделение всегда выживало. И я делал все, что бы так продолжалось. Делал...    Пошел вон мальчишка, - заорал сержант так, что стекла задребезжали. В таком гневе его мне видеть не приходилось. Я пробкой вылетел на улицу.    Весь день, не считая кратких перерывов на еду, я приводил своего питомца в порядок. Его состояние удручало. Слишком уж мощные заклятья его потрепали. Более того ржавчина потихоньку продолжала расползаться по металлу разъедая его. На складе меня вежливо "послали". Улыбаясь и убеждая, что запчастей нет, но суть от этого не меняется. Ох уж эта хомячья натура служб материального обеспечения маленьких приграничных форт-постов! Конечно, мне-то ясно, что деталей для моей модели в изобилии не имеется. А делиться с пришлыми им нет резона, но все же общее дело делаем и в одной армии служим.    Благодарю, - сказал я, расписываясь в ведомости. И не удержался от колкости, - не знаю, что бы без вашей помощи делал.    Не за что, - с не менее едким тоном ответил кладовщик, забирая папку, - всегда к вашим услугам. Обращайтесь!    После устроенного локального скандала мне выдали старенький, потертый гнездовой узел. На этом требовании я стоял крепко. Как в унифицированном стандартном изделии недостатка в нем быть не должно. К чести местных должен признать, хранение тут организовано на приличном уровне. Устройство, выбитое мной, оказалось тщательно смазано, аккуратно завернуто в промасленную бумагу и скреплено бечевкой с инвентаризационной биркой.    Всенепременнейше, - оставил я последнее слово за собой и удалился, держа добычу подмышкой.    Зараженные части железа моя не дрогнувшая рука вырезала. На месте дыр появились приваренные заплатки. Малонадежно. Парочка хороших ударов и все отлетит к бесовой матушке! Не говоря уж про магические атаки. Корпус удастся заменить только в Шатане или в другом крупном городе, если нас начальственным ветром туда занесет.    Здорова, как успехи, - в разгар ремонта в ангар вошел темный эльф. Рукою он подбрасывал в воздух и ловил большое погрызенное яблоко.    Да ни че, тружусь аки пчелка, - ответил я, пыхтя и сгибая обрезанный, зажатый в тисках лист металла под нужным мне углом. Дело шло плохо, заплатка не желала принимать задуманную форму.    Будешь? - из кармана униформы на белый свет появился аппетитный красно-зеленый плод.    Нет, спасибо. Не хочется, - произнес я.    Не хватало только маслеными и грязными руками его обляпать, а потом съесть. Расстройство желудка обеспечу сразу.    - Сажана, не видал?    - Было дело. Утром наорал на меня. Переживает сильно из-за солдат.    - Зря. Путь воина это дорога к смерти. Мужчина должен бояться ее только в случае, когда это помешает выполнить приказ. Лучшая участь солдата - гибель в окружении трупов врагов. Когда-то наступит и мое время сплясать последний танец в честь моей богини. А в конце я преклоню колено перед ее троном, лично придя в царство, где нашли свою обитель все мои предки.    Его глаза мечтательно закрылись. Меня передернуло. Дроу все-таки психи. Желать для себя смерти и говорить о ней как о ценнейшей награде? Мне этого не понять. Я кончиком ноги вытащил из-под верстака пустой ящик и сел на него. Вытер свои руки о тряпку, потерявшую первоначальный цвет от частого применения.    Слышал последние новости, - спросил лучник, вернувшись из своих грез.    Их много. Какие именно? - уклончиво переадресовал я ему свой вопрос.    - Про некроманта, что мы притащили. Оказалось это один из архимагов высшего посвящения.    - Да ну. Колдун такого уровня нас бы там в землю по три раза закатал и не почесался бы.    - Говорю тебе. Он просто пустой был. Только крохи маны. В удачный момент мы его подловили. Эльфы тут ритуал проводили. Раньше эти же земли им принадлежали, вот и под нами старая подземная дорога сохранилась прямо до источника. До недавнего времени из-за защиты и сигнализации доступа им не было. Но кто-то больно умный нашел способ обойти. Вот они и восстанавливали потихоньку ход. Еще бы немного и из центра замка используя силы захваченного силового узла, повалили орды порождений темного искусства.    Вот сейчас наши чародеи спешно переустанавливают защиту и ищут дыру. Как найдут, мы пойдем на зачистку. И все благодаря нам, думаю, сержанта повышение ждет.    Пасть стрелка откусила с хрустом половину от яблока. На секунду блеснули жуткие клыки.    Дела, - высказался я, перекатывая ладонью по поверхности верстака рукоять отвертки.    Раздался гулкий удар колокола. Звук волной прошел от самой высокой башни поселения.    Тревога, - дроу молниеносно развернулся и исчез в проеме ворот. Я поглядел на разобранного кадавра. В таком состоянии и думать не следует о драке. Впрочем, на стену его и в целостном облике не затащишь, а в крепость врагу еще надо суметь войти. Со щелчком отключилось питание, туша медленно опустилась на каменный пол.    Я последовал за исчезнувшим лучником. Во дворе казармы бегали солдаты, то и дело удаляясь группами к стенам. После натягивания отработанными движениями доспехов на тело и распихивания кассет с болтами по всем карманам, выбегаю на улицу. Там уже метался метаморф. Я занял свое место в строю.    - Так все на месте? За мною бегом.    При быстром движении плохо прихваченный на спине щит несильно бил меня по плечам. Мы остановились у комендатуры. Все местные солдаты, не останавливаясь, бежали к стенам, каждый знал свое место заранее. Наш командир унесся в здание. Я воспользовался передышкой и подтянул крепежный ремень.    К восточным воротам, на пятую стену, - бросил нам выскочивший Сажан. Мы с чуть меньшей скоростью в одном ритме движения быстро достигли отмеченной для нас точки обороны.    - Подкрепление. Пехотное отделение "кирасиров".    Офицер осмотрел нас и одобрительно кивнул.    - Занимайте крайнюю левую позицию. Поднос зарядов и стрел будут производить люди из ополчения. Размещайтесь.    Я устроился за одним из зубцов стены. Сверху нас прикрывал навес от стрел. Противника в поле зрения мною не замечено. Из-за горизонта выглядывал красный краешек заходящего светила. Похоже, атака произойдет после захода солнца. Как типично для эльфов.    Вся площадь вокруг крепости была лысой и выжженной. За этим тщательно следило руководство. Не к чему давать вероятному недругу возможность для укрытия. Сейчас там суетились спешащие под защиту каменного укрепления люди. Вперемешку по мосту передвигались и бросившие телеги крестьяне на конях и солдаты, вынужденно прекратившие рейды.    Вот и исчез последний лучик света. На город опустилась темнота. Оборонительные кадавры изредка запускали на пустошь камни, обернутые подожженной тканью и соломой. Зрелище огненных полос перечеркивающих грозное небо завораживало. Падая на землю, снаряды продолжали еще некоторое время гореть, освещая местность. После потухания в полет отправлялся новый пылающий шар. Воздух перечеркивали полосы света, испускаемого магическими фонарями.    На грани зрения в темноте заколыхались тени. В дальнюю освещенную область ступила нога первого зомби. Я сглотнул появившийся комок в горле, убирая проявившийся мандраж. Теперь мы были в лице защитников, а враг пытался нас захватить. Ситуация полностью обратная бою на архипелаге.    Противник остановился, не желая подставлять войска под удар катапульт. Тьма медленно шевелилась, из нее изредка доносились раздирающие душу ужасом крики.    -Драконы! Костяные драконы! И виверны!    Солдаты орали, предупреждая об опасности. Свет выхватывал в небе мелькающие крылатые силуэты. Приближаясь, они напоминали огромную стаю черных птиц. С башен раздались резкие щелчки спускаемой тетивы установок напоминающих огромные арбалеты. Вверх полетели камни сцепленные цепями по двое. При попадании они закручивались вокруг тела летунов, ломали, спутывали крылья и те разбивались, падая вниз.    Когда к городу приблизилась вся эта мельтешащая масса, резко включилась защита крепости. Исчез, моргнув, и снова появился купол, переливающийся алым. Похоже, что он построен на базе Стихии Огня. В отделенную зону успели влететь пара драконов и с десяток виверн. Похоже, защиту не хотели включать до последнего, экономя ману в хранилищах.    Снаружи в воздухе крутились враги. Щит обладал односторонней проницаемостью, поэтому снаряды беспрепятственно проходили сквозь завесу, поражая летунов. Драконы старались держаться позади основной стаи, выжидая момент, когда можно подлететь к полотну и выдохнуть на него бело-синее пламя. От этого призрачного огня участок шел пятнами и дрожал. Думаю, противник поставил целью истощить запасы маны источника или вызвать перенагрузку защиты с последующим разрушением.    Виверны бестолково врезались головой в препятствие и сползали вниз. Из их пастей изредка вырывалось слабое подобие дыхания их мертвых сородичей.    Один из проникнувших драконов подлетел к дальней башне и выдохнул мощный поток холодного пламени. Камень вспыхнул, словно сухое дерево, с площадок с криками боли в клубах огня полетел вниз персонал, обслуживающий катапульты. На костяной спине я разглядел сидящего эльфа с луком. На его лице была маска с прорезями. Он выпускал с огромной скоростью стрелы. Те вспыхивали еще в воздухе и при попадании в камень проходили через него, как сквозь масло.    Внезапно его дракон взревел от боли, его крылья забили по воздух, а всадник с трудом удержался на нем. Из левого потухшего глаза торчала стрела.    Ну, что съел паскуда, - торжествующе заорал дроу, натягивая лук, - держи еще!    Второе око потухло, а ослепленная тварь рухнула на землю, раздавив своего всадника спиной.    Я, стараясь не отставать в деле уничтожения противника, прицелился в ближайшую виверну. Выстрел. Мимо! Существо, словно что-то почувствовав в последний миг, резко дернулось в бок. Возьму чуть меньшее упреждение. Щелчок арбалета. Есть! Болт попал в лапу. Раненая тварь с трудом выровняла полет у самой земли и стремительно полетела на меня. Бес! Резко выхватываю и ставлю перед собой щит. Как эта гадина сумела понять и разглядеть своего обидчика среди остальных? Сильный удар отнес меня к зубцу стены, камень чувствительно приложился к моему плечу даже через латы. Напротив глаза, буквально в паре миллиметров от зрачка из дерева торчал кривой коготь. Свистнуло лезвие меча, разрубая горло виверне. Я благодарно улыбнулся солдату, спасшему меня. Дернул ремень шита, в попытке освободиться, но не получилось. Обрубил клинком лапу. Сейчас не до церемоний. Внезапно создание эльфов ожило и вцепилось мне в ботинок. Какая живучесть! Я воткнул лезвие в глаз, повреждая мозг, вроде бы все на этот раз.    Защитники крепости добили проникнувших и переключились на тех, кто находился снаружи. Купол пропал, толи полетела защита, не выдержав напряжения, толи руководство решило, что основной удар атаки прошел, и остатки энергии надо сохранить для резерва. Изрядно поредевшая стая развернулась и исчезла в темноте ночи.    Внизу у рва копошились зомби, незаметно подошедшие во время суматохи. Из воды время от времени выскакивала туша или появлялось щупальце подводной твари и утаскивало то одну, то другую фигуру. Мы, не спеша, выцеливали разложившиеся тела и расстреливали их. Я пару раз удачно попал. Если болт попадает в горло, то перерубает позвонки, а гнилая голова отлетает. Страх перед мертвыми, поначалу крепко вцепившийся в сердце, начал отступать.    Последний зомби рухнул и больше не поднимался. Некоторые самые упорные марионетки некромантов продолжали шевелиться не оставляя попыток встать. Мы ждали, набираясь сил перед следующей волной атаки. В том, что так и будет, не сомневался никто. Длинноухие отличались упорством и жестокостью. Многие ветераны рассказывали как обитатели лесов, порубленные даже на куски и истекающие кровью, шли в самый безнадежный бой, держась на одной лишь воле. Такого врага не уважать нельзя. Череда бесконечных сражений превращалась в одну тысячелетнюю бойню. И ни один имперец-солдат не мог сказать, что людям пришлось легко в этих кровавых войнах.    Шевеление фигур у водоема увеличилось. Вскоре всем стало ясно, что это уже двигаются не тела, а что-то другое.    Осадный плющ, - сплюнул в воду мой сержант.    Теперь уже и мне было видно, что из тел зомби питаясь их разлагающейся плотью, словно змеи, выползают ростки и пускают корни в землю. Этот клубок каждую минуту все увеличивался и вот уже первые растения пробуют заползти в воду.    Поджигайте масло. Скорее, - со всех стен слышатся приказы.    Мы тоже бросились к заготовленным котлам. Вспыхнула тяжело колышущаяся жидкость. Тем временем, создания магов Стихии Жизни противника уже добрались до стен. В скоплениях переплетенных узлов, словно в сетях болтались запутавшиеся жители рва. Плющ душил их в своих объятиях одного за другим. Растения, находя мельчайшие трещины в камне и цепляясь за них, поползли вверх. Я вместе с другими солдатами уперся в рычаг, переворачивая чан. Из желобов вниз хлынуло кипящее масло. Ростки загорелись.    Внезапно послышался странный шум, словно шелест капель дождя по мостовой. Перед моей ногой упала стрела. И это было только начало. По навесу забарабанило с чудовищной силой. Солдату, стоящему рядом со мной и неосторожно высунувшемуся, в руку вошел наконечник. Я рванул его за пояс, затаскивая его в безопасное место за зубец стены. То тут, то там в свете факелов раздавались крики тех, кому не повезло. Некоторые стрелы пробивали защиту навеса в слабых местах.    - Призраки идут!    Принять зелье, - распорядился метаморф. Сам он не спешил откупоривать сосуд. Еще бы он может себе в кровь такой коктейль из адреналина и гормонов впрыснуть, никакая смесь алхимиков не сравнится.    Я нащупал у себя на поясе нужную мне в наборе маленькую бутылочку, ощупал не видимую в темноте рифленую надпись и содрал сургуч вместе с крышкой. Запрокинул голову и проглотил содержимое залпом. Закашлял, захотелось блевануть. Могли бы хотя бы какого-то меда добавить для не столь отвратного вкуса. А то сплошная функциональность. Сознание резко прояснилось, появилось некоторое равнодушие. Сразу захотелось сесть и не думать ни о чем. Нет, одернул я себя, надо сопротивляться воздействию зелья. Стащил с головы шлем и дал себе увесистую пощечину. Надел снятую часть доспеха назад.    - Приготовить оружие против фантомов.    Так, на мече, латах и щите соответствующие руны в наличие. Что еще? Надо сменить кассету на арбалете. Я отжал фиксатор, вынул болты и стал ощупывать карманы в поисках. Искомое не находилось. Неужели забыл? Чертыхнувшись, я стал вытаскивать все из карманов, поворачивая надписью к факелу. Блеснула в свете буквами надпись, нашел! Рука воткнула кассету в арбалет. Готов!    Призраки, походящие в темноте на забытое нерадивой хозяйкой белье на веревке, медленно приближались. В душе у меня стал пробуждаться источаемый противником ужас. Я нашел в прицеле лоб оскалившегося врага и выстрелил. Есть! Фигура тихо растаяла. Мой самострел уже искал следующего. В этот раз выстрел был уже более смазанным, и болт прошел через грудь. Облик недруга чуть поблек. У рва я заметил армию, подошедшую под прикрытием принимающих удар на себя духов. Плющ оправился от огня и поднялся почти до самых зубцов.    Поджигайте и лейте еще масла, - приказал офицер. К котлам кинулись несколько солдат. Видя, что мой помощь там не нужна, я остался на месте стреляя в фантомов. Те уже приблизились на близкую дистанцию, сердце забилось с усиленной частотой. Моя ладонь вцепилась в камень зубца, не давая ногам унести меня с места сражения. Правой рукой черчу арбалетом в воздухе хаотичные полосы, прицелиться не удавалось. Несколько малодушных солдат поддались психическому воздействию и спрыгнули со стен на плиты мостовой ломая свои тела.    Ближайшая башня вспыхнула ярким светом. Среди лучей я заметил фигуру армейского колдуна. Шар заклятья из Стихии Света очень быстро расширился, тонкая поверхность сферы прошла сквозь стены, тела солдат и в том числе через мой организм и отбросила, поблекших от воздействия губительного для них плетения, призраков на пару сотен метров. На других строениях в разнобой вспыхивали подобные плетения. Сразу стало легче на душе. Солдаты с удвоенной силой принялись сражаться.    Зомби и скелеты шли второй волной. Они цеплялись конечностям и оружием за плети плюща и подбирались к нам. В желоба отправилась последняя заготовленная ополченцами порция масла. Большой клок травяного полотна загорелся и рухнул вниз, не выдержав веса взбирающихся на нашу стену. Нежить, облитая горючей массой, царапала камень пальцами, лишенными плоти в бесполезной попытке добраться до живых. Тела то и дело сталкивали друг друга в ров с тонкой полоски земли.    Растения, оправившись от поджога, вновь воспряли и протянули прочные побеги к нам. Я, выпустив болт в очередного духа, отложил арбалет и вытащил меч из ножен. Лезвие, высекая искры из камня, обрубало плети. Ростки при малейшем моем замешательстве цеплялись за оружие, пытаясь лишить меня его.    Совсем неподалеку от меня, рядом с угловой башней отражала атаки одна из оборонительных моделей кадавров для ближнего боя. Тело с целым лесом крутящихся на множестве длинных конечностей-лезвий установленное на своеобразную ногу-упор из огромного количества сочленений. Извивающееся, словно змея, туловище вмонтировали низом в камень. Монстр умудрялся за счет жесткого сцепления с поверхностью далеко перегибаться через парапет и разрывать быстро мелькающими остриями врага еще на подходе. Во все стороны летели кости, гниющие куски тел и ошметки плюща.    Среди фигур, мечущихся на подходе к крепости, я заметил, двигающиеся с легкими отточенными движениями опытных воинов, тела эльфов. За спинами у них на ремнях крепились пары длинных легких сабель. Техникой владения подобным оружием среди людей могли похвастаться считанные единицы. Для изучения требовалось недюжинное упорство и желание тратить огромное количество времени для тренировки. Зато то, что творили мастера, поражало воображение. Не удивляюсь тому, что длинноухие предпочитали этот двурукий стиль. За столетия их длинной жизни не мудрено обрести навыки великолепного мечника. Но не каждый человек мог себе это позволить, учитывая короткий срок своего существования.    Армейский маг, стоящий на верхней площадке башни рядом с катапультой, вновь повлиял на поле боя. От его рук в разные стороны протянулись желтые яркие вихри. Он явно был посвященным Стихии Света. Нити достигли внешней стороны стены, покрытой ковром плюща и штурмующими нежитями. При прикосновении солнечные смерчи разрывали растения и неприятеля на части и сбрасывали вниз. Так продолжалось долгих для меня пять секунд. Чародейство прекратилось, колдун пошатнулся от изнеможения и медленно опустился на выступ метательного устройства. Его поддерживали от окончательного падения двое ополченцев.    Заклятье дало передышку имперским солдатам. Плющу сохранившему только корни пришлось начинать выброс побегов заново. А отряд неприятеля напротив позиции моего отряда оказался потрепан и отброшен.    Я вновь взялся за арбалет. Поменял кассету с болтами и, прикрываясь щитом от стрел, выцеливал наиболее уязвимые части тел врагов. В отдалении тяжело дышал раненый метаморф, принявший боевую форму. Ранее он бросился в наиболее штурмуемую точку боя. Несколько эльфов-мечников прорвались на стену и образовали дыру в обороне. На пару с дроу они отвоевали пространство. Впервые видел ближний бой Схшесха. Кривые лезвия на его луке успевали бить везде и вспарывали плоть противника, словно воду. Извечная ярость темного к дальним родственникам только придавала ему сил.    Рана сержант зарастала прямо на глазах. Он сидел, неподвижно концентрируясь на регенерации своих повреждений.    Я увидел, как из темноты выступила огромная туша не знакомого мне существа. Покрытая вся хитином и роговыми наростами. Природная броня полностью была испещрена бороздами. Солдаты неприятеля спешно убегали с его пути. Хрустнули под многотонной ногой тела нескольких, не сообразивших об опасности, зомби, расплющиваясь в лепешки.    Демона призвали, - тихим голосом произнес один из солдат, - не успокаиваются проклятые некромансеры.    С башни в грудь твари ударил белый и режущий глаза луч света. Из неглубокой раны закапала на землю темная, тягучая кровь. Взревев, создание мотнуло головой, увенчанной венком коротких рогов, и все так же не спеша вошло в воду. Жидкость, не смотря на глубину водоема, дошла лишь до горла.    Туша наполовину выползла, на крошащийся под тяжестью, клочок суши и мощным рывком лапы проломила огромную дыру в основании башни. Наши стрелы и болты бесполезно соскальзывали с толстой одеревеневшей шкуры, не причиняя вреда. После второго удара здание опасно накренилось над водоемом и рухнуло, не выдержав потери части поддерживающих столбов, погребя под собой обидчика и засыпав весь участок водоема до противоположного берега. Все разом в приступе острой надежды замерли. Напрасно! Камни зашевелились и сползли со спины неповоротливо выбирающегося из-под завала демона.    Пролом расширился еще больше протискивающимся врагом. Кирпичи высыпались, не удерживаясь застывшим строительным раствором, дрожала земля от поступи обитателя иных миров. К бреши уже спешил резерв, ощетинившийся копьями и подкрепленный боевыми магами.    Уцелевший в опасной близости от дыры, оборонительный кадавр вытянулся, насколько смог, и по хитину застучали удары клинков. Глотка призванного вновь произвела дикий рев. Короткие ноги подбросили тело в воздух, а шипастая лапа вцепилась в железного монстра. Основание затрещало и оторвалось вместе с частью каменной площадки. Морда твари вцепилась клыками в металл и с рыком принялась мотать жертвой из стороны в сторону. Оторванные куски и детали полетели из раздираемого создания магов. У моей ноги упало зубчатое колесо-шестеренка.    Мой сержант, прижимаясь к поверхности, прокрался тенью мимо меня и спрыгнул на не ожидавшую тушу. Его когти с трудом удерживались, скользя по шкуре. Клыки безуспешно искали, куда им можно вцепиться. Атакуемая тварь возмущенно взревела в ответ на такое поведение. Бока заколыхались в попытке стряхнуть помеху.    Подоспевший отряд воспользовался моментом и окружил борющихся, выставив копья.    Вали оттуда, - отчаянно закричал незнакомый капитан, подкрепляя слова взмахами руками, - сейчас ударим!    Мой командир, услышав его, подпрыгнул нацеливаясь на площадку стены. Увы, попытка оказалась неудачной. Задние лапы скользнули по хитину, и он с трудом зацепился кончиками когтей за поверхность камня. Демон выстрелил из пасти в него длинным шершавым языком. Этот экзотичный аркан зацепил ногу Сажана. Его тело понемногу утягивалось, не выдерживая чудовищной силы демона. Кирпич крошился. Мы подбежали, желая помочь. Я вцепился пальцами в шерсть загривка в числе прочих воинов. Метаморф зашипел. Ничего потерпишь, жизнь дороже.    Дроу, опасно балансируя на краю, наклонился и, используя меч, пилил язык. Туша внизу мычала протестуя, но не отпускала добычу. Наконец вся наша толпа, кубарем, полетела и упала. Спасенный упал сверху кучи.    Колдуны же времени не потеряли и на призванного упала сеть, сотканная коллективными усилиями из маны. Нити обвили и спутали ревущую тварь. Чародеи словно соревнуясь, кто выпустит заклинание круче, обкидывали ее заклинаниями. Туша не желала умирать быстро и распространяла вокруг себя жуткий смрад горящей демонской плоти.    Эльфы, обнаружив образовавшуюся брешь, утроили атаки войсками и уже более целенаправленно. Я уже потерял счет времени, казалась, что этот штурм шел всю мою жизнь. Ноги подкашивались, руки дрожали, а голова ничего не соображала. Все мысли кружились вокруг цели нанести наибольший ущерб противнику.    Внезапно за очередным рухнувшим мертвяком не оказалось следующей нежити или что могло быть хуже эльфа. Я растерянно замер и огляделся. На восходе появились первые лучи - вестники прихода солнца. Поредевшие части войск эльфов спешно отходили от крепости. Город предстал перед утренним светилом в удручающем состоянии. Закопченные стены, кое-где обрушенные до основания. Значит, демон был не в единственном числе? Форт-пост в кольцо замыкали кучи тел нежити, вражеских солдат и защитников. В одном месте длинноухие сумели захватить целый квартал и их остановили ценой жизни многих имперских воинов.    Ну вот, кажется, наша взяла, - кто-то вздохнул сзади. Я даже не стал оборачиваться, что бы выяснить автора слов. Радости на душе от победы не было, только тревожная пустота сосущая сердце.    Уже через неделю лежа на казарменной койке базы, мне вспоминался тот ночной бой. После этих событий накатила депрессия. Старожилы говорили, что так бывает после крупной заварушки и советовали один раз крепко напиться и постараться поменьше вспоминать. Легко сказать! Теперь мне лучше понимался сержант. Кстати бывший. Ему младшего лейтенанта дали за некроманта, назначили командиром взвода и в нагрузку повесили еще два отделения новобранцев. А так же жалование больше, ну и хлопоты пропорционально увеличены. Нас же просто премировали и наградили знаками отличия.    Сажан в данный момент гонял прибавленцев и новичков, которых прислали взамен погибших в захвате мага смерти и во время попытки штурма. Среди них больше всего мне запомнился ефрейтор Гоблин. Нет, не представитель мифической расы из легенд. Это такое прозвище, прилипшее к нему. Он так и представлялся всем новым знакомым. Облик его был запоминающимся. Полтора метра роста. Маленький лысый, бугристый череп. Огроменный нос между крохотными пуговками глаз. Кожа нездорового зелено-бурого оттенка. Длинные худющие руки и, что самое странное, невероятной силы. Они могли легко согнуть лом. И это при совершенно чистом, без единой магической татуировки, теле. Я даже заподозрил вмешательство какой-то магии в его тело, но тот все яростно отрицал. А с оружием ближнего боя он обращался так, словно родился уже держа клинок. Этим и пользовался поначалу, заключая пари с окружающими. Вскоре поток желающих проверить его мастерство, рискуя деньгами, резко уменьшился.    С несуразной внешностью могла поспорить только его жизненная философия. Он отличался своеобразным мышлением и юмором. Что постоянно демонстрировал нам.    У меня внезапно образовалось много свободного времени. Никто меня не трогал, а моя психика боролась с хандрой. Тамантан, не попавший в сражение у Вечнолеса, пытался меня всячески растормошить. Это у него не особенно получалось.    Подперев кулаком голову, я крутил на пальце амулет некроманта. Магозор и некоторое знакомство с магией позволило мне поверхностно понять его устройство. Как-никак много времени провел в отцовской библиотеке, да и папа любил поговорить о работе. Кое-какая база в голове отложилась. Наложенное заклинание по приказу владельца активировалось и пожирало ману отовсюду куда только дотягивалось. И если бы только это. Плетение вытягивало все виды энергий - жизнь, тепло, свет и прочее. Затем все перерабатывалось и принимало наиболее легкий вид для передачи и подпитки хозяина.    В моем мозгу крутилась мысль о том, что было бы здорово приспособить что-то подобное для кадавра. Конечно, я не собираюсь вытягивать силы из живых людей, но вокруг разлито множество свободных энергий. Проблема лишь в том, как ее приручить!    И не важно, что у меня нет дара. Говорят в древности был музыкант, который писал музыку будучи глухим. Так почему бы мне не попробовать спроектировать заклинание?    Я вскочил с кровати, ощущая как моя депрессия отходит в сторону. Для полного успокоения следует немного отвлечься и заняться делом.    В ангаре первым делом вытащил ящик полный пластинок. Помня как моя хитрость помогла сдать выпускной экзамен в учебке, я собирал стопки всевозможных рун. На всякий случай. Так, что теперь? На глаз лег магозор. В поисках идей мой взор уставился на амулет. Особое внимание привлек один занимательный не стандартный элемент. В книжках мне его ранее встречать не приходилось. Он отвечал за наделение всего заклятия функцией поглощения маны Стихии Света. А что если его преобразовать и адаптировать под мои нужды? Недостатка в солнце империя никогда не испытывала, за исключением некоторых областей.    Бес! Так просто на пальцах не рассчитаешь. Тут нужны формулы, а я как-то в детстве больше обращал внимание на другие факты. Когда ребенок предпочитает учить цифры чтению историй про жизнь и похождения магов или описаний эффектов заклинаний это уже попахивает отклонением.    Поломав голову над проблемой, я нашел решение. Дюр Масктан! Один из наших полковых чародеев. Его сложно было бы назвать полноценным боевым магом. Он больше занимался обслуживанием корпуса. Наложить заклинание, создать амулет или дать консультацию. Его специализацией в силу малого дара была рунная магия, немножко менталистики и чуть-чуть алхимия. Единственными небольшими грешками у него была некоторая скупость и жизненный пессимизм. Впрочем, в рамках разумного.    У нас с ним были не плохие отношения, где-то даже приятельские. Ему я презентовал в свое время привезенный из поездки на Тальгский Архипелаг дорогой письменный набор, вырезанный из моржовой кости. Второй хранился у меня в качестве подарка для наставника из академии. При случае вручу лично. При ввозе через таможенную границу пришлось бы заплатить пошлину, превышающую начальную стоимость в несколько раз. Армия закрывала глаза на такие вещи. Конечно, особо зарвавшихся наказывали, но по мелочи не воспрещалось.    Найдя Дюра в его кабинете, я попросил у него несколько справочников по рунной магии.    Зачем тебе? - удивленно спросил он, - ты же не колдун.    Да так интересуюсь, хобби у меня такое, - замявшись, ответил ему, - люблю на досуге почитать что-нибудь на эту тему.    Посмотри вон в том шкафу, там несколько основных, - указала его рука в угол, - остальные хранятся у меня дома.    Угу, - я тут же уткнулся в корешки, - можно взять вот этот... и этот... и этот... и еще, пожалуй, этот...    Куда тебе столько? - произнес чародей, рассматривая внушительную стопку, набранную мной.    - Верну буквально на днях. Мне просто нужно перечитать некоторые факты.    - Ну ладно.    Вооруженный знаниями, я исписал и исчертил целую стопку бумаги. Голова на следующее утро, не смотря на ночной отдых, болела от обилия цифр. Нужная схема плетения постепенно вырисовывалась. Сверяясь с листами, я приступил к сборке плетения. Приварил на заготовленный лист пластины с рунами и кусочками подходящих колдовских узлов. Истратил два тюбика энергопроводящего состава. Собрал из деталей преобразователь солнечной маны в общую. Соединил его и сваренное плетение шлейфами. Подпитал устройство от аккумулятора. А на выходе, где по идее должен выдаваться результат установил речевой аппарат кадавра с нанесенным узором из Стихии Воздуха. Выбрал самый чуткий и мало затратный.    Самым сложным было изготовить прибор, выкачивающий собранную силу. Плетение, согласно расчетам, впитывало свет лишь до определенного уровня, а потом происходило насыщение. Пришлось сварганить своеобразный насос. Он создавал низкий потенциал и энергия перетекала из этой области.    Вытащил на улицу всю установку и повернул лист с плетением к солнцу. Включил, цепь замкнулась. Подождал для верности пару минут. Взглянул на все через магозор. Вроде бы работает согласно задуманному. Поднес ухо к речевому устройству. Был слышен треск. Позволил себе довольную улыбку, похоже, что идея удалась. Маны вырабатывается ничтожно мало, но главное доказать работу теории на практике.    На первичную демонстрацию изобретения миру был приглашен Масктан.    Внимание, сейчас ты увидишь нечто поразительное, - торжественно произнеся, я сдернул большой кусок ткани и изобразил барабанную дробь, - тада!    - О силы, что это за убожество?!    Он, скептически рассматривая, обошел образец по кругу. Я обиделся. Понятно, что установка примитивно изготовленная, но можно ведь проявить некоторое элементарное уважение.    - Что-то вроде накопителя маны Света. Первичная версия. Хотел услышать твои советы по усовершенствованию. Вот взгляни на мои расчеты.    - Так вот зачем тебе нужны были мои книги.    Чародей долго вчитывался в бумагу, иногда посматривая на плетение. Послушал треск и под конец вынес свой вердикт.    - Мысль заслуживает внимание, а исполнение варварское. Ты только посмотри на руны! Цели ты, конечно, добился, но неверными и окольными путями. Это все равно, что если, к примеру, ты хочешь согнать бабочку с цветка и устраиваешь землетрясение. В тоже время достаточно было просто дунуть в ее сторону.    - Опыта нет у меня просто.    - А со Стихией Света ты прямо попал в точку. Это наиболее легко поглощаемая сила после Огня. Но он слишком неустойчивый и опасный для использования. Давай сделаем так. Я возьму твои бумаги и пересчитаю все заново, а завтра все обсудим. Меня эта тема что-то сильно заинтересовала...    - Хорошо.    В договоренное время я постучался в его дверь. Зашел. Он взглянул на меня, усмехнулся и залез под стол.    Проходи, садись, - донесся его приглушенный голос. На столешницу шлепнулась кипа листов.    - Вот, немного переделал. Во-первых, ты использовал наработки Никствента и Аролужского университета, но они немного устарели и к тому же не подходят в нашем случае. И, во-вторых, рассчитывал коэффициенты, беря цифры на один знак после запятой, а нужно на три. Я взял на всякий случай для лучшей сбалансированности четыре. Ну и по преобразователю и манонасосу. Тут уже надо вместе думать. В технике и кадаврике ты разбираешься пожалуй лучше меня.    - Ну, у меня есть пара мыслей, но тут надо изготавливать все с нуля. Снятые с монстров не годятся. Некоторые детали я сам сварганю, но другие придется делать на заказ.    Мои ладони разгладили чистый лист. Карандашом нанес первые штрихи. Дюр внимательно слушал, вставляя свои рационализаторские предложения. Увлекшись обсуждением, мы не заметили, как пролетело пять часов.    - Ну и последнее, пока не забыл. Плетение нужно будет наносить на другие металлы. Железо не подходит. Дружественные свету это медь, серебро и золото. Кроме прочего они хорошо поглощают и отдают ману. Лучше всего будет сделать сплав. Где-то у меня записаны варианты. Вот наиболее лучшие по качеству и стоимости пропорции, 70, 27 и 3 процента. Причем посторонние примеси не должны превышать 0,03%.    Я согласно кивнул.    - Медь достану. В ангаре у меня ее полно. Но с остальными проблемно... Как-то денег последнее время маловато.    Мои мысли вертелись вокруг долгов появившихся после покупки татуировки. Колдун внимательно посмотрел на меня и поправил на носу очки. Было видно, как в нем борются начало изобретателя и не желание тратится. Натура испытателя победила.    - Ладно. Найдем.    В течение двух с половиной недель, путем проб, ошибок и новых расчетов, мы собрали вторую усовершенствованную установку.    Ну, давай включай, - Масктан азартно потер ладони.    Щелкнул рубильник.    - Ну, ничего себе.    Эффект поражал. Область над пластиной словно покрылась черным, дрожащим дымом. Я осторожно провел рукой. Кожа абсолютно ничего не почувствовала. Участки ладони исчезали то и дело из поля зрения.    - Интересное явление. Похоже, система буквально пожирает свет из воздуха.    - Посмотри на индикацию аккумулятора. Поток поступления маны идет постоянно.    - С зарядкой из источника не сравнить, но и это впечатляет.    Целый час мы не отходили от работающего прибора. Внезапно марево заколыхалось и исчезло. Дюр кинулся к устройству изучать поломку. Я, нацепив магозор, не отставал от него.    Плетение полетело, не выдержало, - расстроено констатировал чародей, - похоже нагрузка излишне велика.    Целые сутки мы проходили, пытаясь найти выход из ситуации.    А что если нам нарезать пластинки, примерно по сантиметру, и на каждую нанести плетение, - предложил я, - нагрузка равномерно распределится, а если какая из них перегорит, это не существенно скажется на результате.    А ты представляешь себе объем работы, если это делать все вручную, - поморщился колдун, но с предложением после короткого размышления согласился.    Новая модель успешно прошла испытания, проработав, не переставая в течение нескольких суток и без поломок.    Надо патентовать, - высказался Масктан, когда мы тихо отмечали событие, открыв бутылку вина, - у меня есть пара знакомых, которые могут помочь сделать это побыстрее.    - Да куда торопиться, да и надо лучше протестировать. Может еще какие улучшения придумаем.    Есть куда, - убежденно сказал собеседник, - сопрут! Ты не представляешь, что мы с тобой сделали. Это же золотое дно! Вся мощь империи держится на мане и ее источниках, а тут новый способ добычи. Представь себе, любой обыватель, купив подобное изделие, сможет запитать свой дом. Да все купцы передерутся и повыдергают друг другу волосы лишь бы выкупить наш патент. Но мой совет - продавать только во временное пользование за часть прибыли, тогда еще наши правнуки будут купаться в деньгах.    Правда, - он почесал затылок, изучая что-то на дне своего бокала, - в этом случае первые несколько лет мы гроша не получим. Пока эти заводы и цеха построят, а производства запустят. Эх... - сокрушенный вздох и взмах руки.    - Ну, раз так говоришь. Согласен. Я твоему опыту доверяю.    Тогда начнем оформление. За наше сотрудничество, - мы чокнулись стаканами.    Поучаствовать в патентовании мне не удалось, но соавтор заверил, что все сделает как надо. Нашему отделению руководство выдало задание. Нас отправили охранять какую-то супер важную и жутко секретную археологическую экспедицию. Хотя от кого там можно защищать безобидных ученых? От кузнечиков или от нападения взбесившейся лопаты?    В пункте прибытия прямо на железнодорожной станции нас ждали.    Младший лейтенант Сажан? Сержанты Гарристан и Косан. Местный гарнизон. Направлены под ваше руководство, - представились двое вояк, отдав честь при нашем приближении.    Меня об этом уведомили ранее. Это мои подчиненные, - указал метаморф на троицу возглавляющую отделения нашего взвода, - Матизан, Дугалан, Фироган. Что ж ведите нас на место базирования. Как тут обстановка? Вкратце обрисуйте.    Разрешите проследить за разгрузкой контейнера с кадавром, - обратился я к ручкавшимся командирам, сочтя не слишком наглым вмешаться в разговор. Мне махнули рукой, разрешая уйти.    Опасения на счет косорукости грузчиков не подтвердились. А мой питомец, переваливаясь с ноги на ногу, осторожно выбрался.    - Следуй за мной.    За время моего отсутствия троица все обговорила, и мы выступили в направлении лагеря базирования. При прибытии Косан отловил долговязого и худого старика с козлиной бородкой. Это оказался руководитель экспедиции Эвис Щоган.    Наконец-то, мы уже давно должны были выступить. Только из-за вас теряем драгоценное время, - скрипучим голосом заявил он, - нам вполне бы хватило имеющихся солдат. Их и так, на мой взгляд, в избытке. Надеюсь, вы не будете путаться под моими ногами, и мешать изысканиям.    Не вам решать. Ваш университет слезно просил "кирасиров" предоставить подкрепление. И не напрасно, с учетом того чьи интересы затрагиваются, - с нажимом произнес метаморф. На что направлен этот намек? Рядовым отделения до сих пор так и не рассказали о вероятном противнике, - поэтому выполнять все мои указания и обо всем докладывать сразу же мне.    Хамло и дуболом, - зло охарактеризовал его профессор и, развернувшись, удалился.    С утра можем выступать, - вдогонку бросил ему обруганный.    В течение дня я успел познакомиться с некоторыми солдатами из присоединенных групп, в том числе с двумя коллегами - такими же инженерами легких пехотных кадавров. Побеседовали на профессиональные темы, обменялись советами, рассказали несколько анекдотов и примечательных историй из жизни, в общем, расстались приятелями.    На рассвете наш отряд выступил в поход. В обед на привале лейтенант потребовал внимания и заявил нам.    - Итак, парни! Ранее в целях обеспечения секретности задание не разглашалось, но теперь я могу сказать. Мы идем раскапывать разрушенный в древние времена вампирский храм.    Меня новость ошарашила. Плохо изученный и замкнутый народ со строгой иерархией и жесткими обычаями. Даже не знал, что они кому-то поклоняются. Впрочем, какой вид разумных не имеет своих богов?    О кровопийцах мало, что было мне известно и то эти сведения были погребены под ворохом слухов и догадок. Все что доподлинно я знал - они существуют и все поголовно прирожденные садисты упивающиеся кровью и болью жертв.    - Поэтому всем получить дополнительное доукомплектование.    Пара воинов притащила с телег тяжелые ящики. Все по очереди подходили и забирали вручаемое. Я приобрел кассеты с болтами, покрытыми специфическими рунами и посеребренными наконечниками. Тесак грозного вида и напылением из того же металла рядом с режущей кромкой. Так же был приложен амулет, с инструкцией. На бумажке объяснялось, что он имеет пассивный эффект выражающийся в ослаблении магии упырей и в подавлении двигательных и умственных функций их организмов. И описаны условия хранения и применения.    Для кадавра я получил соответствующие клинки, которые не замедлил тут же установить в гнезда. Раз уж мы на задании нужно быть готовыми.    - Не забудьте ежедневно принимать зелья для уменьшения воздействия завораживающих заклятий. Первую дозу принять сейчас же.    Каждому вручили набор из маленьких бутылочек. Я содрал ножом пробку с первого сосуда и проглотил. Что ж не самый худший вкус из опробованного мной.    А чеснок? Почему не выдали, - спросил Гоблин.    Дурацкие суеверия невежд, - разразился речью Щоган, - максимум, что этим можно добиться это то, что вампир закусит вами, зажав себе нос. Кроме испорченного аппетита вреда ему этим не нанесете. Только серебро! Как металл, тяготеющий одновременно к свету солнца и луны, он губителен для их организма.    - А я согласен и на отвращение с их стороны лишь бы меня не съели.    - Не поможет. Вам тогда просто разорвут когтями горло.    После двух дневного брожения петляющим маршрутом и со всеми предосторожностями. Мы вышли на пологий холм. Согласно словам профессора это был самый настоящий курган и вероятное место захоронения древних воителей. Лейтенант организовал охрану места раскопок с параноидальными мерами. Выход за пределы лагеря без приказа был строго воспрещен и только группами.    Во время ночных караулов я со скукой и зевотой вглядывался в темноту. К чему все это? За все это время мы не обнаружили ни единого следа или признака, что за нами кто-либо наблюдает. Борясь со сном, я лениво размышлял о возможности создания прибора позволяющим видеть в темноте людям. А почему бы и нет. Одно устройство уже придумал. В соавторстве, правда, но это не важно. Вот у кадавров в сенсорике есть возможность ночного видения, так почему бы не взять ее за основу. Осталось только сообразить, как приспособить это все для человеческих глаз.    - Мгеш, как обстановка?    Монстр шевельнулся, тускло блеснула броня. Из речевого устройства послышались слова.    - Продолжаю режим наблюдения. Угроз со времени последнего доклада не обнаружено. Шестнадцать минут двадцать три секунды ранее в ста семнадцати метрах к югу пробежал зверь не известной породы. Предположительно ведущий ночной хищный образ жизни.    Я зевнул, такие подробности мне не были интересны. До окончания дежурства оставалось еще много часов.    Утром профессор Эвис заявил метаморфу, - выделите мне десяток солдат, все равно они у вас глупостью маются. Это позволит ускорить раскопки. Поставлю их там, где даже они не смогут причинить вреда. Пусть снимают пустой грунт.    Мои воины обеспечивают вашу, - выделил Сажан это слово, - безопасность. И тут и так полно рабочих.    - Нет, их мало. А если мы сделаем так, то закончим быстрее.    Лейтенант поскрипел зубами, но выделил троих в помощь, не желая связываться с нервным стариком. Но даже дополнительные руки не принесли положительного результата. Ученые сдались и стали сворачивать работы с тем, чтобы выдвинутся к следующей точке возможных изысканий. Так в пустую прошло несколько раскопок. Когда же археологи стали впадать в уныние неожиданно повезло. Обнаружили несколько расколотых плит с надписями.    Воодушевленный Щоган скакал молодым козлом, наблюдая как грузят ящики с ценным содержимым в телеги, покрытые для безопасности сухой соломой.    - Это же новая страница в истории! Неизвестный диалект! После расшифровки мы возможно больше узнаем о происхождении вампиров!    Мы же отправились в новое место вероятного захоронения. К моменту следующей находки перевозящий плиты транспорт, охраняемый выделенной группой солдат, успел вернуться.    Когда солнце стало заходить за горизонт, а полуденный зной сменился степной прохладой, один из рабочих упорно копающий грунт в самой глубокой и широкой яме закричал, привлекая внимание.    - Профессор идите сюда, кажется что-то интересное! Взгляните.    Призываемый, двигая ноздрями крючковатого носа в предвкушении нового открытия хищной птицей, кинулся на зов.    - Осторожнее, не оцарапайте. Только руками и кисточками.    Он, не смотря на свои годы, спрыгнул в яму и, расталкивая в стороны людей, ладонями принялся расчищать камень. Наверху столпилась целая куча любопытствующих привлеченных криками и побросавших свои занятия.    Это дверь, - сказал старый ученый, пробежав пальцами по насечкам на поверхности, - ее нужно осторожно поднять. Там дальше, скорее всего ход. Друзья! Об этом рано говорить, но, похоже, мы нашли храм! Сейчас же несите канаты, доски и блоки.    - Профессор уже поздно. Не лучше ли продолжить завтра с новыми силами?    Он бросил взгляд на темнеющее небо и нехотя признал правоту говорившего.    - Да так и поступим. Всем спокойной ночи. Отдыхайте и готовитесь к открытию столетия.    В эту ночь мне снова выпала очередь дежурить. Спать хотелось как никогда ранее. Моя голова постоянно билась лбом о щит, который специально был поставлен так, что бы врезаться в него при попытке заснуть.    - Внимание, обнаружена внешняя угроза!    Я, взбадриваясь, вскочил на ноги. Перед моим носом в доски сложенных стенкой ящиков воткнулся метательный нож, сбитый с траектории своего полета клинком кадавра. Монстр, заслонив меня, выпустил из нижних самострелов болты. Я ошарашено взглянул на темно-кровавого оттенка сталь чуть не лишившую меня жизни. Контуры оружия побледнели и вот в дереве осталась только дырка, напоминающая о происшедшем.    Тревога, - заорали в лагере, - враг!    Я, укрывшись за ящиками, пытался увидеть противника. В темноте мелькали смутные быстрые тени, и они исчезали раньше, чем удавалось прицелиться. Из палатки, в одних штанах с голым торсом, выскочил метаморф. Внезапность не помешала ему успеть схватить щит и меч. Черты его тела поплыли, перетекая в боевую форму. Глаза яростно блестели отраженным лунным светом.    - Занять круговую оборону! Гражданским лечь и не подниматься!    Я безуспешно выглядывал в темноте кровососов. Кто же кроме них это мог быть? Питомец, вертя корпусом не сходя с места, выпускал в неизвестность заряды. Похлопав по карманам, я вытащил и нацепил магозор. В темном стекле вспыхивали и затухали слабые облачка, повторяющие очертания человеческих фигур. Мелькали слабо светящиеся лезвия заколдованных клинков. Идея удалась. Если все упыри обладают чарами, то при нападении они должны их использовать. Мой арбалет теперь выпускал болты прицельно.    Лейтенант отдавал приказы, следя за боем из центра обороны, не думая даже занять любое укрытие. В него бросили сразу около десятка ножей. Все они соскользнули с наращенной брони за исключение одного нашедшего слабое место. Рыкнув, командир вырвал его из предплечья, на миг удивленно замерев, почувствовав пустоту в ладони после исчезновения странного оружия.    - Запас болтов закончился.    - Перезарядка.    - Принято.    Бес! Я кинулся к подопечному и, спешно отщелкнув пустые кассеты, вставил новые. Снова зазвучали тихие выстрелы по врагу. В магозоре показались приближающиеся тела, которые, не весомо порхая по воздуху, быстро и целенаправленно двигались ко мне. Рухнуло два тела на землю, поймав мои болты с серебром. Больше выстрелить не успевал. Пояс покинул тесак, на левую руку легла привычная тяжесть щита. Группа кровососов окружила нас полукругом. Впервые удалось увидеть вблизи настоящего вампира.    Укутанные в безразмерные балахоны-плащи и с бледной прямо-таки белоснежной кожей. Губы и глаза без белков в темноте выглядели контрастно и насыщенно черными, словно вымазанные краской. Гротескно сверкали длинные звериные когти на концах пальцев.    Я прислонился к спине кадавра, вставая в защитную стойку. Противники противно зашипели. Закружилась голова, во рту появился металлический вкус крови. Дернулся от обжигающей боли - на шее нагрелся защитный амулет, выдерживая совместную магическую атаку ночных созданий.    Те, видя бесполезность чар, кинулись в драку. Большую часть противников занял мой монстр. Засвистели в воздухе клинки, с трудом успевая за быстрой реакцией упырей. Они же не могли полностью пробить броню своими ножами. Странный сплав оставлял глубокие царапины на металле, не смотря на нанесенные защитные руны.    Мне досталось двое противников. До этого я считал себя быстрым фехтовальщиком, но глядя, что творили они, разубеждался в этом. Все свои действия пришлось вести от глубокой обороны. И это при их столь не серьезном вооружении. Когти кромсали мой щит на куски. Ножи уже несколько раз попали в доспехи и в одном месте пробили латы, оставив поверхностную рану, которая теперь горела, словно туда ткнули раскаленным прутом. Твари, учуяв кровь, удвоили скорость.    Откуда-то прилетела стрела, пробив одному противнику череп насквозь. Вторая наконечником пришпилила ему руку к ящику. Наверняка все замечающий дроу, помог мне в столь сложной ситуации. Буду жив, отблагодарю. Отчаянным рывком, пока кровосос не очухался, вогнал ему тесак меж ребер. Послышался противный срежет оружия о кости. Серебро и руны на оружии сделали свое дело, и отравленный вредным для него веществом, организм упал, распадаясь на пыль.    Следующего я добил уже без чужой помощи, хоть и с трудом. Подопечный расправился с четырьмя за это время и при моем участии закончил вскоре с остальными.    Двое магов ученых, пошаманив под прикрытием солдат, создали и активировали заклятие. Надо же, говорили что война не их профиль, а как приперло тут же научились. Из их рук вырвалась светящаяся сфера и, мгновенно расширившись, заполнила лагерь. Просуществовала она доли секунд, но успела причинить значительный ущерб упырям. Губительные для них лучи сожгли около десятка и ранили многих остальных, кто успел укрыться от угрозы.    Очередных прыгающих со спины на меня тварей, я заметил из-за их предсмертного визга или что точнее услышал. Проморгавшись от светового шока солдаты продолжили оборону. Чародеи, выпустив затратное заклинание, перешли на более экономичные световые хлысты и лучи. Плетения, пронзая темноту, разрывали тварей на куски. Но вскоре и эта поддержка закончилась.    Бой закончился перед рассветом. Создания тьмы поспешили исчезнуть и найти пристанище до появления на небосводе светила. Люди бродили по лагерю, восстанавливая порядок и оценивая ущерб. Погибло двое часовых, один из них перед смертью успел подать тревогу, еще трое солдат, а пятеро рабочих, в темноте от испуга бросились бежать из лагеря и были найдены с разорванными горлами.    Вы по прежнему считаете охрану моими воинами глупым занятием? - язвительно бросил лейтенант Щогану. Тот промолчал, предпочитая не вступать в заранее проигрышный спор.    - Это была низшая каста. Чуть ли не новообращенные. Заявляю как специалист.    Если это вампиры из слабых, то какие же другие? - содрогнулся Гоблин, убивший в ближнем бою больше всего кровопийц.    Некоторые успевали уворачиваться от моих стрел, - добавил темный эльф, переплетая себе косу, потрепанную в бою и правя точильным камнем вытащенные из нее лезвия.    - Еще лучше, причем все маги. Каждый вампир, перерождаясь обретает чародейские способности. Причем их колдовство отличное от всех известных нам дисциплин. Так называемый Дар Крови, как они его называют. И чем сильнее укусивший, тем больше вкладывается в "птенца". Кроме того часть воспоминаний и опыта передается при инициировании. Ну и помимо этого они не стареют, а те, кто проживают и тренируются несколько сотен лет способны на равных сражаться с нашими имперскими архимагами.    - Капец. Надеюсь, мне подобный на пути не встретится.    Профессор даю вам сутки на раскопки. Судя по настрою упырей, они так просто не сдадутся. Следующим утром мы убираемся отсюда. А лучше это сделать прямо сейчас, - распорядился Сажан.    Ни в коем случае, - испугано воскликнул ученый, глядя на него глазами фанатика у которого отбирают его святыню, - вы не понимаете! То, что делаем мы, имеет огромное значение для науки.    - Я все сказал. Завтра мы отходим.    Хорошо. Постараемся закончить сегодня, - с плохо сдерживаемым бешенством ответил оппонент.    - Вот и отлично.    Слышали? Работаем быстро и без перерывов. У нас мало времени, - накинулся старик на своих людей. Все засуетились. Соорудили примитивный подъемный кран из подручных материалов. Вытащили каменную дверь и погрузили на телегу. Ученые сунулись было в широкий проход.    Стоять, - крикнул командир взвода, - без охраны не пойдете, впереди будут мои солдаты.    Несколько воинов, прихватив зажженные факелы, шагнули во мрак. Я, молча, завидовал им. Они первыми увидят такую древность. Метаморф коротко выругал меня, когда услышал мое предложение услуг по обеспечению безопасности спускающихся ученых.    Я устроил осмотр своему монстру. Весь корпус был исполосован порезам. Это что же за ножи так такие, если разгрызают зачарованную броню, словно консервную банку? У моих коллег была такая же ситуация с подопечными. Один из инженеров теперь красовался поломанной и забинтованной рукой.    Сделав все, что можно я, в числе прочих, лег выспаться после неспокойной ночи. Разбудил меня сержант Матизан, тормоша мне плечо своей рукой. По светившему на небе солнцу можно определить было, что прошло больше половины дня.    - Ты так рвался в храм. Радуйся, эти мозгоделам нужен кадавр. Там внизу завалы, нужно их разгрести и кое-что вытащить на поверхность. Сооружать блоки долго, так что займешься этим.    Мое сердце радостно бухнуло. Я, теряя последние остатки сна, подскочил с сооруженной наспех лежанки и бросился к питомцу. Поставил в гнезда клешни и молоты.    В лагере появились существенные изменения. Все было собрано и упаковано. На телегах наблюдалось множество ящиков содержащих вытащенное из-под земли барахло. Группы солдат строили укрепления, на случай повторного ночного нападения.    Это Рик, инженер кадавра, - представил меня Щогану Матизан, - он все сделает.    А мой подопечный пройдет там? - обеспокоено спросил я.    - Если бы не мог ты бы и нужен не был.    Как всегда он в своем репертуаре. Протиснулся и продвинулся внутрь монстр действительно легко. Мое тело проскользнуло следом. Раскрыв широко глаза, я застыл в немом восхищении. Храм действительно был великолепен в свете пламени факелов. Каменные барельефы изображающие жутких неведомых существ. Странные надписи и знаки. Посередине располагался вмурованный алтарь.    Зарисовывайте быстрее и смотрите у меня только попробуйте неверно отобразить хотя бы одну черточку, - накинулся на неизвестно чем провинившихся художников старик, потрясая сухим кулаком.    - Что встал, за мной.    Он подвел меня к завалу из камней, рухнувших с обрушившейся части потолка и стены.    - Там проглядывается еще одна дверь. Скорее всего, здесь что-то вроде помещения для хранения ритуальной одежды и посуды. Требуется обеспечить доступ туда и поскорее.    Я бросил оценивающий взгляд на весь объем работы. Справлюсь. Профессор, обеспечив меня задачей, потерял всякий интерес ко мне и отправился третировать следующих жертв.    Опутав ближайший камень тросами, я прицепил их к монстру, и он оттащил их в сторону. Таким же способом мы прочистили путь. Некоторые особо крупные препятствия пришлось разбивать молотами на части, а уж потом убирать. Закончив, я посмотрел в темноту. Из-за ослепления ярким светом факелов глаз ничего видно не было.    - Профессор, все готово.    Щоган услышав меня, развернулся, схватил за руку рассматривающего что-то мага и, не забыв подхватить масленый фонарь, стремительным шагом приблизился к дыре.    - Коллега давайте взглянем, что тут у нас.    Свет впервые за много столетий заполнил крохотную комнатку. На постаменте лежали два деревянных гроба покрытых резьбой. Как они не рассыпались за тысячелетия?    Не может быть, - ахнул руководитель ученых, - саркофаги вампирских Князей!    Осторожно, - остановил чародей его порыв приблизится, - кажется они не пустые, если мы их случайно разбудим, никто живым не уйдет.    Казалось, что главного археолога хватит эпилептический удар. Он весь затрясся и захрипел.    - Полные?! Какая удача!    - Тихо! Нужно позвать второго колдуна и провести обряд Тишины. Надеюсь этого хватит, раньше подобного не было. Практики у людей в этом нет. А пока следует всех вывести из храма.    Да, да! - согласно закивал собеседник и зашипел на остальных, - а ну кыш-кыш отсюда, вон.    Всех рабочих выгнали. Маги остались внизу исполнять ритуал. Профессор нервно метался у входа.    - И это при моей жизни! Не могу в это поверить. Возможно, исследование этих тел позволит человечеству понять механизм чародейского дара, и обычные обыватели смогут обретать способности, а колдуны усилят свои силы, закладывая меньше труда в тренировки.    Близился закат. Наконец обряд закончился, и гробы со всеми предосторожностями вытащили из-под земли. Маги устало передвигались и пошатывались от истощения духовного тела. К ним подошел Сажан.    - Я понимаю, что вам нужен отдых, но следует послать сообщение в гарнизон с детальным докладом событий. Особенно уделите внимание важности для империи нахождения тел спящих Князей. И потребуйте немедленного выдвижения максимально возможного количества войск для воссоединения с нами и обеспечения мер по доставке.    - Хорошо, мои способности в менталистике лучше развиты, чем у коллеги. Значит, лучше будет мне этим и заняться.    Чародей подошел к телеге, вытащил из клетки слабо трепыхающегося голубя, зафиксировал пальцами ему голову и уставился на него. Глаза птицы покрылись сонной поволокой и немигающее застыли. Гляделки продолжались не долго, наконец, посланник вспорхнул в небо и полетел на встречу почти исчезнувшему светилу.    - Он будет лететь даже ночью, не переставая. Жаль погибнет после перелета. Пришлось из-за срочности использовать самое губительное и эффективное воздействие.    - Плевать. Ну а теперь можете лечь и отдыхать. Похоже, что ночью от вас не будет проку.    Стемнело. Я перебирал пальцами по арбалету, разминая их. Рядом стоял Мгеш. Мой взор изредка перемещался на него. Если в прошлый раз он заметил опасность первым, то и сейчас вряд ли будет иначе. В животе бурлило проглоченное недавно перед заходом солнца зелье, доставляя слабую боль в желудке. У меня лицо морщилось при каждом спазме. Вот так и начинаешь одновременно ненавидеть алхимиков за свои мучения и любить за увеличение шансов выжить в драке.    Тихо замершие в ожидании солдаты безмолвно вглядывались в темноту. Никто, по вбитой привычке регулярными учениями и реальными схватками, не выдавал свою позицию неприятелю. По моему скромному мнению это бесполезно. Чую нюх у этих тварей такой, что они ощущают каждого из нас за километр.    - Внимание, опасность!    Ну вот, началось. В магозор мне было видно начало атаки. Бесшумно, не нарушая ночную мелодию кузнечиков, из неизвестности в ограждение лагеря влетело облако, еще более черное, чем окружающая нас мгла. Похоже, в дело пошли более серьезные игроки. Невесомо обрушилась часть сооруженной наспех стены. На землю посыпался прах, все еще сохраняющий очертания. Касаясь твердой поверхности, он разлетался в пыль.    Благодаря размещенным на равном расстоянии защитным амулетам эффект был мал. Колдуны рассредоточили атаку, ища слабое место. Не дождетесь! Такого подарка наш лейтенант вам не предоставит. Голова у него варит. Поняв бесполезность, вампиры перешли к одной точке. Заклятья врезались одно за другим. Имперцы не отвечали, напряженно рассматривая мрак. Рабочие, не выдержав, выпустили в темноту несколько самодельных стрел, не смотря на озвученный раннее строгий запрет.    Лейтенант приказал части археологов вооружиться. Им отдали не многочисленное лишнее стрелковое оружие и заставили изготовить несколько самодельных луков и настрогать заточенных побегов деревьев к ним. Конечно, бесполезно надеяться, что гражданские, ранее не обученные, попадут по противнику и хотя бы ранят его из этого убожества, но если отвлекут, то и это будет плюсом. Потом никто не отменял фактор случайности.    Магическая атака продолжалась долго, где то с полночи. И вот амулеты не выдержали и разрушения увеличились, выгрызя приличную дыру в укреплении. На покрытую черным пеплом поверхность стали падать маленькие бумажные свертки. Они разрывались еще в воздухе, весь пролом и область рядом с ним исчезли под мутной пыльной завесой. Туда перестал проникать свет от факелов, которые мы жгли во множестве. Теперь упыри могут проникать, с меньшим шансом напороться телом на посеребренный наконечник и дольше не входя в нашу зону обстрела.    Из туманной кляксы потекла волна кровопийц. Я вскинул арбалет и из него, блеснув в свете луны, вылетел болт. Одно тело рухнуло. Есть! Соратники не отставали. Дроу умудрялся выбирать моменты и стрелять так, что стрелы пронзали за раз две-три фигуры.    У недруга появилось новшество. Часть фигур мгновенно перемещалось на несколько шагов. Вот они вроде бы бегут на тебя, ты выпускаешь заряд и, в ту же секунду, тело в балахоне появляется чуть в стороне. Бесов Дар Крови! Они еще владеют и телепортацией! Просто зашибись! Именно обладающие этой способностью умудрялись подбираться к нам ближе всего. Рядом со мной уже успели просвистеть несколько ножей. Кадавр успевал отбить те, которые прицельно летели в меня.    Внезапно у одного из этих прыгунов руки окутались тьмой и на меня полетело заклятье. Я тут же рухнул на землю. Укрывавший меня камень рассыпался. У моего монстра под плетение попал левый клинок. Две трети словно не бывало. Мне в нос попал прах. Сдерживая чихание, я выпустил из арбалета болт. Враг пошатнулся. Питомец воткнул в него еще несколько. Этого ему хватило, и он погиб, разваливаясь на части.    Объединенная группа мечников под командованием Косана и Фирогана остановила атаку, не пуская ночных созданий вглубь лагеря. Те же не считая с потерями, рвались к телегам с гробами и умирали под ударами мечей. Плетения, выпускаемые старыми вампирами, солдаты принимали на щиты. После четырех-пяти ударов зачарованное дерево не выдерживало и, лишенный защиты, воин отступал за спины товарищей, меняя свое поврежденное вооружение на новое.    Сдерживание шло, как и в прошлый раз до рассвета. Как хорошо, что в это время года ночи очень короткие. Упыри, не смотря на свой самоубийственный настрой, продолжить биться под лучами солнца не пожелали. Армейцы опустились вповалку на свои пятые точки, опираясь друг на друга. Метаморф не торопил нас, давая людям отдых.    - Через полтора часа выступаем.    Никто не пошевелился. Мозг принял информацию к сведению, а реагировать было лень. Сажан заставил не участвующих в сражении археологов приступить к последним мерам свертывания экспедиции. Я задремал, облокотившись на упор кадавра и не выпуская из рук арбалет. Разбудили меня громкие приказы сержантов о постройке в походную колонну. Легкий и короткий сон принес некоторую бодрость телу и смыл часть усталости из мышц. Мой рассеянный взгляд попал на Мгеша. Я чертыхнулся. Из верхнего гнезда торчал обрубок клинка.    - Принять позицию для смены вооружения.    - Принято.    Мои руки с отработанными четкими движениями сменили противовампирское лезвие на обычное. Обломок я сунул в петлю пояса. Можно его выбросить, но кладовщики со склада материального обеспечения не дремлют. Столь узкоспециализированная запчасть привлекает к себе сильный контроль. Нервы измотают и заставят подробный отчет составить. А так вот все согласно выданному. А то, что поврежденное так это издержки боев.    Рик поторопись, - крикнул мне Матизан.    Я с подопечным поспешил встать в строй. Мое походная позиция оказалась совсем рядом с одной из телег с телами Князей кровопийц. Рядом с рабочим управлявшим лошадью сидел маг, охранявший ценную находку. Всю дорогу я с любопытством глазел на гроб. Темно-кровавого оттенка поверхность была испещрена жуткими гротескными рисунками сцен убийства вампирами людей и неизвестных тварей. Интересно это и есть то самое знаменитое красное дерево? К столярному искусству таланта не имею, так что определить не смогу.    Ближе к обеду в небе появились четыре точки. Они постепенно приближались к нам. Лейтенант распорядился занять оборону. Солдаты рассыпались вдоль дороги, стараясь найти любое мало-мальски пригодное укрытие для отражения воздушных атак.    При их подлете к нам я из-за ствола растущего рядом дерева разглядел разномастных существ. Общим у них было только огромные крылья и по две человеческие фигуры на спинах. Впрочем, вру, у одного самого массивного сидело трое людей.    Вольно, угрозы нет, - крикнул Сажан и побежал к голове колонны. Прибывшие опустились перед ним. Наездники спрыгнули на землю. Тела их "воздушных скакунов" стали изменяться вскоре напротив нас оказалось на четырех человек больше. Метаморфы! Интересно, а как они решают вопрос с одеждой? Выращивают как часть организма или может заколдовывают ее?    Вся эта группа, возглавляемая моим командиром, переговорив, направилась в мою сторону. Среди них выделялась единственная женщина, одетая так словно прямо сейчас собралась на бал к императорской семье и к тому же божественно красивая, что не удивительно. Многие представительницы слабого пола выбирают данное направление искусства в силу желания получить возможность изменять облик по своей прихоти. Лейтенант при подходе начал церемонию знакомства новых лиц с магом экспедиции.    А это, - указал он на даму, - позвольте представить....    - Нет необходимости. Мы прежде встречались. Рад видеть вас Милас Съеган.    Да? И где? Что-то не припоминаю, уж простите мою плохую память, - сказала собеседница, подавая руку для поцелуя и очаровательно приподнимая тонкую бровь.    Ну как же так! Восемь месяцев назад на конференции в Тавенской академии. Вы тогда еще выступали с темой по новым методам ускорения регенерации тканей с повреждениями от ожогов, - огорченно ответил чародей.    - Точно. Вспомнила. А вы проводили лекцию по изучению вампирских возможностей самолечения.    Совершенно верно, - обрадовался он, - какими же перипетиями судьбы вы оказались здесь.    Все благодаря магистру, - указала она на старого колдуна в очках, - мы проводили исследования в местной лечебнице. Попался пациент с интересным случаем, а тут командование местного гарнизона попросило меня проявить содействие в срочной доставке наиболее сильных армейских магов к вам. В городе было всего четверо метаморфов вместе со мной. Да и профессор не лишний. Он хоть и не специализируется на боевых дисциплинах, но единственный кто подобного высокого ранга в округе на данный момент.    Именно так. Печально, - вмешался обсуждаемый, - я все больше сомневаюсь в данных публикуемых министерством образованием. Они утверждают, что количество студентов в наших учебных заведениях выросло за последнее время. Но где, же тогда результат! Чародеев катастрофически не хватает во всех областях наук, не говоря уже тем более про их малые способности.    Вы не учитываете возросшие потребности империи и стремительно увеличивающееся количество населения, - возразила его подчиненная, - к тому же эти места отличаются слабым освоением людьми из-за природных и географических особенностей.    Уважаемые! Приношу свои извинения, но мы не в университетской аудитории, поэтому отложите дискуссию до лучших времен, - остановил их лейтенант.    - Вы правы. Располагайте нами. Мы в вашем подчинении до самого города. Кстати гарнизонный полковник, отправивший нас сюда, но я как-то не запомнил его имени, просил передать, что их солдаты, сейчас, идут к вам на встречу. А пока разрешите взглянуть на саркофаг. Не могу упустить возможность.    - Сколько угодно, но только не в ущерб движению подразделений.    Командир взвода скомандовал продолжение пути. Прибывшие армейские маги дисциплинированно занялись своими обязанностями, не отвлекаясь не на что. А двойка ученых прилепилась к гробам, перебегая от одной телеги к другой. Мне был хорошо слышны их восторженные голоса постоянно ожесточенно спорящие. Их энтузиазм казался неутомимым, они не замолкли за это время не на секунду.    - Внимание обнаружена угроза.    Снова Мгеш первым увидел врага. В центр колонны попытались попасть какой-то разновидностью огромного фаерболла. Наши колдуны не подвели, и на пару мгновений над нами появился щит. Грянул взрыв. Я очухался уже лежа в грязи дороги. К голове нашего построения медленно приближались фигуры в балахонах, не обращая внимание на яркое солнце, неустанно святившее в небе. Старейшины из вампирского племени. Настолько долго живущие, что научились противостоять губительным лучам.    Мимо меня пробежало несколько чародеев из замыкающего охранения. Они спешили помочь соратникам. Я выстрелил несколько раз из арбалета. Безрезультатно! Заряды прошли так, словно там кроме воздуха нет ничего. Тела мерцали, то теряя насыщенность и становясь полупрозрачными, то наливаясь яркими оттенками. Наши маги вовсю отрывались, применяя весь доступный арсенал. Такого разнообразия видеть мне не приходилось. Еще бы, тут наверняка лучшие из гарнизона.    Из зарослей показалась еще один вампир и с чудовищной скоростью бросился ко мне.    Слева от центра колонны, - заорал я, стреляя во врага в бесполезной надежде его остановить.    Мой крик услышали все. От головы нашего взвода протянулось несколько плетений в отчаянной попытке помешать неприятельским намерениям. Старейшины же усилили натиск, не давая это сделать. Я отбросил арбалет и вытащил тесак. На нем есть руны, может это поможет. Вампир неуловимо стремительным движением обошел кадавра, зацепив его бок когтями. Раздался скрежет, появились пять прорех в корпусе, а самострел, выдернутый с мясом, отлетел, оставив огромную дыру. Следующим движением кровопийца ударил в мой щит. От страшного удара я тут же взмыл высоко в воздух, а приземление на дорогу едва не выбило из меня всю душу. Упырь, облепленный светящимися нитями заклинаний, выдернул одной рукой из земли толстенное дерево и, подняв его над головой, ударил корнем по саркофагу. Гроб разлетелся на куски, а телега переломилась пополам. Лошадь от страха унеслась в заросли, таща за собой обломки повозки. В куче пыли и разбитых досок на дороге осталась высушенная мумия. Вампир, не выдержав дружной магической атаки наших колдунов, повалился на траву и рассыпался пеплом.    Уничтожьте Князя, пока он не очухался, - с ужасом в голосе прокричал Щоган, - если он успеет восстановиться, то убьет всех!    Косан возьми его на себя, - распорядился Сажан, - чародеи оказать ему помощь.    Мгеш атаковать эту тварь, - приказал я, опираясь на щит и морщась от боли в стопе. Как бы не перелом.    Сержант, вместе со своим отделением занявший наиболее близкую ко мне позицию, уже бежал, не успевая. Счет шел на секунды. Высохшее тело древнего кровососа вяло шевелилось, а плоть приобретала более живые черты. Мой питомец оказался у цели первым. И первый же удар клинка встретила иссохшая рука, заставив его пошатнутся. Мне было сложно поверить своим глазам. Хрупкая кость, слегка покрытая остатками мяса, с легкостью противостояла остро наточенной зачарованной стали! Вторая конечность схватила за нижний упор и переломила его. Одним небрежным ударом Князь пробил броню монстра и рывком распотрошил его. Корпус отлетел в сторону. Я взвыл из-за потери любимца и, прихрамывая, в пару шагов оказался рядом. Упырь задергался, обрывая нити колдовских нитей. В моем сердце горела злая ярость, которая вся вложилась в удар острым углом щита. Мумия небрежно отмахнулась, не отвлекаясь от борьбы с заклятьями чародеев, и он отлетел далеко. У меня сжались кулаки от осознания своего бессилия. Полностью обезоружен!    Кожу на ладони пронзила острая боль. Это случайно воткнулся обломок оружия кадавра. Точно! На нем есть руны. Выхватив, я вонзил его в грудь вампира в тот момент, когда он сосредоточился на магах. Поломанный кусок не желал входить в прогнившую плоть. Не жалея прорезаемых лезвием пальцев я навалился на врага. С огромным сопротивлением остаток клинка вошел прямо в сердце, раздвигая старые пожелтевшие ребра. Из раны выступило несколько капель черной жидкости, и они смешались с текущей из моих рук кровью.    Вогнав железку до конца, я поднес ладонь ко рту, облизывая порезы. И тут обманно затихшая голова с валившимися глазами вцепилась мне чуть выше в левого локтя. Гнилые редкие зубы легко перекусили кость. Мое тело прошибла резкая боль, исчезнувшая вместе с сознанием после тяжелого удара по черепу.    Очнувшись, я застонал. Состояние организма ощущалось как преотвратное. Огромная слабость и тяжело ворочающиеся мысли.    - Очнулся? Отлично.    Открываю глаза. Подо мной находилась медленно ехавшая в колонне телега. Количество солдат вокруг резко прибавилось. Рядом на бортике сидела Милас Съеган, покачиваясь в такт шагу лошади.    - Что с тварью? Сколько времени прошло?    - Меньше суток. Маги завалили вампира. Спасибо тебе. Ты его серьезно ранил, отвлек и не дал времени успешно воскреснуть. Герой! От меня отдельное спасибо. Иначе не беседовать бы нам сейчас, а валятся обескровленными ошметками на той дороге.    Поворачиваю голову влево. Там торчит из моего плеча культя, обернутая бинтами. В груди вспыхнуло горькое отчаяние. Женщина, отследив движение печально вздохнула.    - А это... Упырь успел основательно пожевать твою руку. Назад пришить не удалось. Но не переживай, при современном уровне развития науки это поправимо.    А как же поправимо! Только забыла упомянуть про невероятные цены. Хотя, скорее всего и не догадалась подумать об этом, у магов с финансами проще. Мозг перебирал вариант. Может быть удастся выпросить у руководства корпуса беспроцентный кредит или поставить железный протез как у Даштана из учебки?    Это еще не самое печальное. Есть кое-что похуже, - сказала она, копошась в своей походной сумке.    И что же? - внутренне содрогаясь в ожидании очередной неприятной новости, спросил я.    - Укус. Ты превращаешься в одного из них.    - О боги! Что делать! Теперь я буду прятаться от солнца, и охотится на припозднившихся прохожих. Или меня убьют не дожидаясь?    - Ну не надо столь откровенного пессимизма. Мутация обратима. Мне известно несколько успешных случаев. Плохо одно. Заражение произведено не обычным кровопивцем, а настоящим Князем. Вот это проблема. Мой коллега магистр Обран Макс заинтересовался этим случаем, так что мы займемся тобой. А он светила в медицине, между прочим...    Не переставая говорить, Милас вытаскивала из сумки разные мешочки, колбочки, коробочки и пересыпала из каждого понемногу в кружку с водой. Опустив маленький листик неизвестного растения, она наморщила милый носик и, поколебавшись, бросила еще один. Закончив с зельем, Съеган смачно плюнула туда, размешала все тщательно деревянной ложечкой и протянула мне.    - Пей.    Мои глаза обалдело уставились на нее. Конечно, ради красивой девушки готов на многое, но не настолько. Неужели все алхимики готовят свои напитки таким же методом. Ужас! Никогда больше в жизни не выпью какое-либо зелье!    - Не смотри так. Я в своей слюне синтезировала ферменты-катализаторы ускоряющие реакции в составе. Иначе бы пришлось ждать непростительно много времени, а его нет. Эта смесь замедляет метаболизм организма. Еще одно немного похожее я влила в тебя пока ты валялся в отрубе. Так что давай пей.    Видя мою нерешительность, она закатила глаза с выражением лица, означавшим должно быть "хотела без насилия" и ткнула мне ногтем указательного пальца в мышцу горла. Когда от боли моя челюсть широко распахнулась, преодолевая слабое сопротивление, буквально впихнула кружку мне в рот. Жидкость, заставляя захлебываться, хлынула в желудок.    Хороший мальчик, - потрепала метаморфорша меня по волосам. Негодование из-за только что совершенного акта принуждения и указание на мой малый возраст немного утихло.    - А теперь спать.    Глаза против воли закатились, и я попал в страну снов. Вся дорога превратилась в череду пробуждений, кормежки с ложечки, употребления зелья и постоянного сна. В очередной раз мое сознание прояснилось в медицинской палате на белоснежной кровати. Не смотря на полумрак все окружающие предметы, были видны с предельной четкостью. Перерождение побери его бес! Прежнее зрение по сравнению с этим было блеклым отражением в мутном стекле. Откинув одеяло, я сел и тут же ошарашено уставился на левую конечность. Рука отрастала. Она была еще очень маленькой и недоразвитой, словно у уродца. Вампирская регенерация!    - Очнулись? А я вам покушать принесла и лекарства, - дверь открылась и вошла толстая медсестра в белом халате с подносом.    Я уставился на нее, чувствуя как пробуждается голод. Но вызван он был не дымящейся тарелкой с супом, а внезапным желанием накинуться и вцепиться в горло служащей больницы. Мои глаза различали пульсирующие токи крови сквозь одежду и кожу женщины. Словно ходячее переплетение вен, артерий и капилляров. Я вцепился в одеяло пальцами, сдерживая желание и отодвигаясь на край кровати.    Доктор вскоре подойдет. А если захотите позвать меня, то подергайте за эту веревочку, - сказав это, она поставила ношу на тумбочку, развернулась и ушла.    Замок в двери защелкнулся. Похоже тут, что-то вроде полу тюремного режима. Встав, я подошел к нему подергал. Ставни забиты, а за стеклом внушительной крепости решетка. Ну и ладно. Главное, что бы вылечили. Вернулся назад на кровать и тут же провалился в дрему. Снилось, что-то не внятное. Какие-то смутные образы, странные мысли и видения. Иногда они наливались четкостью и правдоподобностью, а порой все застывало и замирало.    В одном из блужданий я обнаружил себя в огромном зале, сидящем на каменном троне. По бокам в нишах горели яркие факелы. Одна рука лежала на холодном подлокотнике, а пальцы другой перебирали темно-красные звенья цепи обмотавшей мой пояс.    Верный друг, - подумалось мне, - сколько битв мы прошли вместе, сколько крови выпили, а сколько врагов победили.    Источающий мороз металл ласково ткнулся мне в ладонь, словно верный пес. Я ощутил щенячий восторг, желание услужить хозяину и разорвать любого на кого укажет он.    Мой Повелитель в западной провинции бунт. Старейшины Семи Кругов подняли мятеж против вас. И к ним присоединился Князь Цетрок с дружиной, - сказал вампир в тусклых латах, преклонив колено передо мной.    Я только сейчас обратил на него внимание. В моем сердце вспыхнула слепая ярость. Оружие на поясе чуть шевельнулось, ища то, что вывело из себя владельца. Появилось отчетливое желание вырвать печень гонцу, принесшему столь дурную весть. Тот, чувствуя обжигающую волну гнева, не смел поднять склоненную голову и взглянуть на меня. На мою руку легла ласковая, обманчиво хрупкая ладонь, даря спокойное тепло. Я повернул лицо. Рядом на женском троне сидела вампирша. Прекрасная словно воплощение Стихии Смерти. Моя обожаемая супруга. Мы вместе уже не первое столетие и только она может гасить мою бешенную натуру в такие моменты.    Милый не торопись. Он не виноват. Более того не побоялся предстать перед тобой. Обрати свою злость против тех, кто ее заслуживает, - сказала она с легкой улыбкой на губах.    Свободен, - нехотя махнула у меня рука.    Гонец попятился к дверям, не поднимая лица и боясь повернуться спиной. Его фигура задрожала и истлела в паутине видений. Я оказался в новом месте скрюченный и лежа на полу.    - Никчемный ублюдок. Видно разум у меня помутился, когда брал тебя в птенцы. Нужно было оставить тебя подыхать.    Двухметровый уродливый волосатый упырь стегал меня без устали кнутом. Плеть, приводимая в движение нечеловеческой силой, с каждым ударом оставляла сильные разрывы в плоти и одежде, ломала кости и бросала меня из стороны в сторону. Мое сердце наполнял одновременно страх смерти и ненависть от унижения.    - Учитель прошу тебя! Я не хотел. Так получилось случайно.    - Бездарь. Сколько не тренируй, пользы как от зомби козла. Доведешь меня! Выпихну тебя на полуденное солнце.    Убью тебя, - тихо сквозь боль прошипел я.    Что-о-о? - кровопийца услышал даже эти на грани выдоха слова. На мое избитое тело посыпались удары с удвоенной силой, - да как ты смеешь низший!?    Его крики исчезли в беспамятстве, и я снова появился в неизвестности. Чехарду образов сменил грязный темный сарай пропахший человеческим потом. Передо мной стелился в угодливом поклоне толстый торговец. Моя рука брезгливо зажимала нос.    Ох, господин! Не ожидал столь редких клиентов. Знай, заранее заставил бы рабов привести себя в надлежащий вид и вывел для осмотра, - купец нервно суетился не зная, боятся или радоваться моему визиту.    - Мне нужен только один хуманс. Готов заплатить за него сотню золотых.    - Конечно, конечно... Любого забирайте.    - Покажи мне всех.    Толстяк больше получаса водил меня, показывая и расхваливая товар. Люди при нашем приближении либо пытались спрятаться в куче лохмотьев, либо обреченно смотрели на нас.    - Это все господин. Больше рабов нет. Впрочем, выразите конкретное желание и с ферм вам привезут подходящего в кратчайшие сроки.    Врешь, - с горловым рычанием рявкнул я и рывком вошел в транс.    Все чувства разом обострились. Мое тело, словно кукла, двинулось в нужном направлении. Торговец, все больше беспокоясь, семенил за мной. Наконец, набравшись решимости, он преградил мне путь в один из подвалов.    Туда нельзя, - с писклявым надрывом в голосе протараторил он, - там ценные материалы, вход только при соблюдении особых условий.    Пошел вон, - пинком я его отправил дружить со стеной.    Купец затих, ударившись о препятствие. Мои когти вылезли из пазух и сорвали огромного вида замок. Дверь распахнулась. Спрыгнув с крутых ступенек и не выходя из транса я, пересек помещение и оказался перед дальней стеной. Нос втянул воздух. Чую хуманса. Напрягая все силы, я вытащил каменные глыбы из кладки. Потайной замок найти не удалось, пришлось трудиться. За стеной обнаружилась крохотная коморка. Тут даже встать в полный рост нельзя. На меня уставились испуганные глаза худого подростка.    Кто-то дергал мое плечо. Что такое? Повернулся. На меня с любопытством смотрела Съеган. Я помотал головой, прогоняя остатки сна.    - Как ваше самочувствие?    - Отличное. Насколько это может быть у будущего вампира.    Будет вам грустить. Позвольте представиться, - сказал уже знакомый мне ранее доктор, выступая из-за Милас, - магистр Обран Макс. Впрочем, вы видели меня во время похода вашего взвода.    - Точно.    - Основное обследование я провел, когда вы были в бессознательном положении, а сейчас позвольте задать несколько вопросов и провести пару процедур.    В четыре руки он с метаморфошей осмотрел меня и засыпал вопросами. Не обошли стороной и странные видения.    - Это дорогой пациент в вас просыпается наследная память Князя. На удивление, благодаря странному стечению обстоятельств все произошло согласно классическому обряду инициации новичка. И укус, и кровь обращающего, которую вы невольно проглотили при облизывании своих ран. Причем прямо из сердца - сосредоточия жизненных сил упыря. Не нужно отбрасывать и фактор смерти, передавший вам часть его способностей. Это, скорее всего, усилило мутацию. Если бы не зелья быть вам уже кровопийцей. Причем не ниже Старейшины.    - Так быстрее лечите. В интересах империи не получать еще одну такую сильную враждебную тварь.    Не все так просто Атан, - покачал головой Макс, - у медицины пока мало опыта в подобной области. Людей знающих раз, два и обчелся. И случай тяжелый. Мы пригласили архимага Дилека Компана для надежности. Весьма сведущий в лечении специалист. Нужно использовать его новые наработки.    Я почесал растущую руку. Знакомое имя. Кажется, отец с ним имел какие-то дела.    - О вижу откусанное вырастает. Вот вам дополнительный приятный бонус от этой неприятной ситуации.    - Если бы не было этой всей истории, то и бонус не нужен был.    - Должен упомянуть еще об одном негативном факте.    О чем? - с волнением спрашиваю я. В груди зарождается гложущий сердце холодок.    - Ваша психика изменяется. Князь был сильной личностью. У вас изменится поведение, привычки, реакция на все происходящее. Вскоре вы перестанете быть самим собой. Сознание умершего упыря смешается с вашим и поглотит его в той или иной степени. И то насколько серьезно зависит от вашей воли. Сопротивляйтесь и старайтесь не пускать в голову чужеродных мыслей. Постоянно концентрируйтесь на том, кто вы есть и на своих личных воспоминаниях.    - Но может быть, если я сильно буду сопротивляться и бороться, то все обойдется?    - Сомневаюсь. Подавить личность древнего кровососа это практически нереально. Слишком разные "весовые категории". Он вас задавит ворохом воспоминаний многотысячелетней жизни. Конечно, получившийся в результате вампир не будет тем самым Князем, но также и не вами точно.    Так что же делать? - в отчаянии воскликнул я.    - Ваш единственный выход заключается в скорейшем лечении. Пока мутация не стала не обратимой.    - Так лечите!    - Я понимаю вас, но не стоит так кричать. Мы принимаем все меры для вашего выздоровления.    - Извините, сорвался.    - Ну не будем вам мешать, отдыхайте.    Попрощавшись с ними, я от скуки бродил по комнате туда-сюда. Задел ножку кровати. С тумбочки упал стакан. Моя рука подхватила его на половине пути к полу. Ого! Вот это скорость. Еще выше, чем у вампиров, с которыми сражался. Только что стоял в совсем другом углу комнаты.    Побездельничав, я вызвал медсестру и попросил, что-нибудь почитать. Она принесла стопку газет. Старых и новых. Незаметно за чтением глаза заволокла сонная пелена. Явно что-то добавляют в еду. Очнулся вновь в теле вампира. Вокруг стояла духота, из странной установки вырвалось пламя. Клещи, зажатые в руке, подносили расплющенную заготовку к огню, а другая ладонь держала молот и била по наковальне. В процессе ковки я не забывал вплетать узлы заклинания. Рубанул ножом по запястью, приказывая организму не заживать, и щедро полил кровью будущий клинок.    Мастер зовет. Зайди, как закончишь, - перекрикивая звон молота и шум пламени, бросил мне худощавый вампир, приоткрыв дверь кузни.    Мой давний друг. Нет вампира более близкого мне и только с ним я делюсь сокровенными мыслями. Киваю, показывая, что слова услышаны. Он исчез, перестав выпускать жар. Чуть поработав, бросаю заготовку в воду. На сегодня хватит, закончу завтра.    У владельца мастерской в комнате перед камином сидел еще один неизвестный упырь.    Знакомься - это Старейшина Цетрок, - сказал мне хозяин и с гордостью произнес, - а это мой лучший коваль. Не смотрите на малый срок обращения. Он умел не по годам. Ручаюсь за него.    - Не могу вам не поверить.    У господина очень важный заказ, - пояснил мне Мастер.    - Сделаю в лучшем виде.    Очень на это надеюсь, - произнес Цетрок.    Я всмотрелся в его улыбающееся лицо и утонул в новых видениях.    Я появился перед каменной аркой построено на лысой макушке холма. Постоянная активная магия выжгла все растения с этого места. Рядом с ней стояли полукругом вампиры в серых балахонах. Их головы были скрыты под капюшонами. Покачиваясь из стороны, они пели ритуальную песню. Слова языка бывшего мертвым еще при моем рождении нарушали ночную тишину. Ветер, птицы и звери испуганно затихли и попрятались, инстинктивно чувствуя угрозу от творимого колдовства.    На магическом плане я видел, как с когтистых рук упырей срываются плетения и, собираясь как кусочки пазла, встраиваются в грандиозную сложнейшую конструкцию. В арке бесилась и рвалась сама ткань мира. Не желая уступать чарам кровососов, с нечеловеческим упорством медленно поддавалось пространство. Со звуком рвущейся материи распахнулся портал. Не принадлежащий грубой реальности проникнувший треск казалось, дошел до самого основания мира.    Зло ухмыльнувшись я прыгнул к двери открытой в чужой дом. В груди кипел неудержимый поток адреналина. Уже чую кровь будущих жертв. В руке рассерженной змеей бесилась цепь, желая поскорее вступить в бой. Исходящая от хозяина ненависть только раззадоривала ее.    Оттолкнув попавшегося на пути колдуна, я нырнул в дыру. Перед моими глазами мелькнул последний закатный луч местного светила, показавшийся на последок над крышами тихо засыпающего мирного города. Молодцы чародеи, подгадали время. Теперь силы моих воинов только возрастут, и никто не сможет нас остановить. Однажды этот мир, объединившись сумел захлопнуть и запечатать порталы. Но они не смогли найти последний запасной, слабый и замаскированный. Теперь расплачиваясь за свои ошибки, они станут нашими рабами и пищей.    Я втянул носом воздух в грудь. Хм, где-то здесь чувствуются сородичи. Очень слабые и хилые, не сравнимые могуществом даже с рядовыми жителями моего мира. Похоже это потомки уцелевших воинов оставшихся после закрытия порталов.    Раскрутив цепь, я хлестнул по ближайшей стене. Оружие, мгновенно удлинившись в сотни раз, прошло через несколько каменных домов инстинктивно ища живых разумных. Перерубленные здания с грохотом рухнули. Я почувствовал, как слабенькая кровь убитых граждан впиталась в зачарованные звенья. Недовольно морщусь, силы с такой добычи как от родниковой воды. Тут нужен кто-то посильнее. Напрягаюсь на ощущениях. Нахожу скопление людей с привкусом маны. Похоже местные чародеи. Пожалуй среди них найдется парочка кого можно будет с удовольствием выпить. Да и остальными можно будет не пренебречь.    Привычно вхожу в транс и ускоряюсь. Воздух сразу становится, словно каменный и давит на тело с каждым усилием. Краем глаза вижу, как из портала выскакивают воины из моей армии. Создаю телепатическую сеть, устанавливаю подключение к солдатам и приказываю убивать всех кто встретится на пути. Городская тихая ночь рывком превратилась в череду убийств, сражений и хмельного угара кровью. Ни один алкогольный напиток не сравнится с тем, что течет в жилах у разумных. Каждый глоток приносит неземное наслаждение. К полуночи резня закончилась. Первый в этом мире захваченный город лег под ноги моим сородичам. Мне так и не встретилось сильных противников с вкусной кровью. Пришлось обойтись слабаками и полусилками. Стоя на крыше ратуши, я прощупывал через ментал местность в надежде найти еще живых. Безмолвно скорбящая над улицами усыпанными телами выпитых жителей луна растаяла в сновидениях.    Теперь мое тело появилось на вампирском балу стоя на балконе. На небе светила яркий месяц в окружении миллиарда ярких звездочек.    Ах, Старейшина, а вы уверены в своих чувствах ко мне? - кокетливо спросила вампирша, в маскарадном костюме прикрывая лицо веером.    Княгиня! Влюбился в вас сразу же как только увидел. С тех пор моему сердцу нет покоя, - прозвучал мой пылкий ответ.    Да? А говорят, вы оказываете знаки внимания этой выскочке Арсор, - в ее голосе появились капризные нотки.    - Только в интересах клана. Прикажите и моя душа ваша навеки, а в ее сторону и не взгляну. Клянусь этой луной.    - Не верю вам. Вы известный охотник за страстью женщин. В ваших объятиях перебывала не одна тысяча девиц. Боюсь не ваша, а моя душа попадет в сети.    - Все это клевета недругов.    А докажите свои чувства, - холодный тон пронзил полуночный воздух.    - Доказать! И как же?    - Одолжите мне Сияние Крови Алариса на пару вечеров, хочу похвастаться перед подругами.    Что вы? - отшатнулся я, - как можно, оно не принадлежит мне. Только хранение и ношение. От меня может отступиться весь клан, если узнает.    Значит, вы меня не любите и все что вы говорили до этого лишь пустые слова хвастливого юнца, - с металлом в голосе произнесла она и, презрительно махнув веером, отвернулась.    - Нет. Ради вас я готов на все и выполню вашу просьбу.    Сняв амулет с шеи, моя рука положила его в протянутую ладошку. Торжествующее выражение вампирши растворилось в водовороте мыслей. На этот раз я появился в беседке увитой побегами роз, сидящим за резным столиком. Когти моих пальцев царапали запотевшее стекло бокала. В нем тяжело колыхалась темная жидкость. Напротив, в непринужденной позе сидел упырь с длинными вьющимися кудрями, стянутыми шелковым шнурком. Его птенец, стараясь быть, как можно незаметным смешивал, соблюдая пропорции, семисотлетнее вино с кровью гнома и оборотня и добавлял иногда по щепотке пряностей. Время от времени один из нас протягивал в его сторону пустеющий бокал и тот незамедлительно это исправлял.    При всем моем уважении партер не могу понять ваше упорство. Дело обещает быть прибыльным, - нарушил молчание собеседник, - нынешний рынок пресыщен рабами. Покупателя уже сложно чем-то удивить. Все хотят экзотики. Продажи в виду острой конкуренции падают. Мои управляющие напрягают всю фантазию, чтобы придумать что-то новенькое. Боюсь, скоро придется продавать часть ферм по выращиванию рабов и искать другие ниши торговли.    Но это предложение рискованно. Тем более потери в случае неудачи будут среди моих солдат, - нехотя сказал я.    Но мой клан готов взять все денежные вопросы на себя. На вас лишь захват этих местных как же себя зовут они... - он задумчиво почесал щеку, - эльфов и транспортировка.    - Все равно. Тот мир еще толком не изучен. Мало ли с какой угрозой мы можем столкнуться.    В этом и вся соль. Нужно успеть снять все сливки пока остальным не стали известны координаты портала. А опасность минимальна. Мои разведчики уже успели изучить приличных размеров местность. Там только эти дикари в шкурах скачущие по ветки и пускающие обожженные ветки из луков. Они даже не умеют обрабатывать хотя бы бронзу. О какой угрозе от них может идти речь?! - убеждающее заявил мой партнер.    - Мне нужно все взвесить. Вы предоставите мне копии докладов побывавших там?    Конечно. Только не медлите с ответом. А пока давайте решим текущие проблемы. К примеру с контрабандой оружия. Мои осведомители доложили, что Совет Семи Кругов отозвал стражей в виду безрезультативности поиска следов. Я говорил, что даже эта цепная ищейка Каларс не найдет к чему придраться, - глухо рассмеялся кровопийца, - так что острова вновь открыты и ваши склады вновь опустеют, а сундуки наоборот пополнятся. Главное не позволяйте кузням ставить клейма на металле. Боюсь, тогда даже моих связей не хватит, что бы вытащить вас из цепких лап Суда.    Ну что вы такой глупости я не допущу, - я криво усмехнулся нелепой шутке.    Конечно, ты в первую очередь будешь спасать свою задницу, промелькнула в мозгу мысль. Слишком уж мы крепко повязаны. Пыточных дел мастера вытащат из любого из нас имя партнера. А уж там, зная где рыть, доказать вину не сложно будет. Из беседки, не существовавшей уже тысячи веков, я незаметно перенесся в больничную палату и продолжал обдумывать своего компаньона. Тьфу ты, не моего, а подохшего упыря. В голове творился сумбур. Было сложно понять, где мысли Князя, а где нет. Постоянно выныривали все новые сведения. Как бы его личность не подавила, заменив мою. Вот весело-то будет.    Что же, получается, раньше существовало целое государство вампиров, и они завезли из какого-то мира эльфов? Или это все происходило в иных пространствах? И кто такие гномы? В мозгах возник образ коротышки с густой бородой и топором. Что за уродец странный? Таких в империи только в циркусах на людных площадях в праздничные дни показывают. Терпя жуткую боль в голове, подошел к окну и откинул тяжелые завесы, защищавшие от солнечных лучей в сторону. Через узлы и плетения блокирующего заклинания виднелась куцая луна, похожая на погрызенный мышами сыр. Стоп, вижу магию?! Точно. Глаза с легкость различали колдовскую вязь. В воздухе были заметны полупрозрачные тела духов и стихийных неразумных существ. В мое сердце забралась волнительная радость. Сколько, будучи маленьким мальчиком, я воображал себя могучим чародеем и вот детские грезы сбываются. Из указательного пальца левой руки вылез коготь и полоснул по правому запястью. Макнув мизинцем в закапавшую кровь, рука на стекле вывела руны. В сознании вспыхивали нужные формулы и наиболее рациональные пути решения. Блокирующее заклятье, медленно потухнув, исчезло. Распахнулась рама. Ладонь вцепилась в решетку. Жалобно застонали деформируемые прутья. Сломанное препятствие упало со второго этажа на землю, а я, изогнувшись, забросил свое тело на крышу.    После небольшой прогулки примостился рядом с печной трубой одного из городских домов. Адреналиновая буря, подобной взбесившейся лошади, скакала в груди. Может быть, остаться вампиром! Кроме того не обычным, а как сказал доктор Старейшиной. Солнце не будет вредить мне, повышенные возможности организма и самое главное искусство чародейства останется при мне. Это именно то чего так не хватает для полноценного счастья. И плевать на изменения личности. Огромный жизненный опыт князя мне не помешает. Спрячусь где-нибудь на время мутации. Да хотя бы за городом вырою землянку в лесу и пережду. Потом найду новых сородичей. В душе возникло ощущение далеких легких теней. Надо же! Чувствую других упырей! Решено. Да здравствует магия!    За несколько минут до рассвета я уже лежал в постели. Послышались шаги и шуршание. В дверь тихо постучали.    - Можно?    Да, войдите. Не сплю, - со вздохом ответил я.    Дурак! Сам себя лишаю желанной мечты, но это все такое ненужное явление как совесть и страх перед потерей самого себя. Претит мне быть такой же жестокой беспринципной тварью как Князь во снах, питаться кровью жертв и убивать невинных людей.    - Вот знакомьтесь Дилек Компан. Ваше здоровье отныне в опытных руках.    - Очень приятно.    Взаимно. Узнав, что моя помощь нужна сыну Григория, я тут же отложил все свои дела. Вы, должно быть, не помните меня. Последний раз вам было очень мало лет. Вот такого росточка... - архимаг показал ладонью чуть выше кровати.    - Ну почему же. Правда, весьма смутно.    Думаю, вам будет интересно самому осмотреть пациента, - вмешался Обран.    Начались уже знакомые процедуры. Только теперь я видел еще и колдовскую часть обследования. От медика тянулись разнообразные плетения многих Стихий и Форм. Закончив, он серьезно нахмурился.    - Коллега боюсь ситуация еще тяжелее. Мы не можем ждать еще несколько дней. Инициация практически завершена. Ритуал нужно проводить сегодня же. Иначе мутация не обратима.    Запретив мне есть, они удалились, озабочено сыпля терминами. Хорошо, что не обнаружили поломанную и спрятанную решетку. Шуму бы было!    Около полудня медсестра меня позвала и отвела в подвальное помещение. Там меня уже ждала троица знакомых врачей. На каменном полу была начерчена сложная пентаграмма, освященная толстыми восковыми свечами.    - Раздевайтесь и ложитесь в центр.    Стесняясь метаморфорши, я снял одежду, сложил кучкой в углу и лег на ледяной пол.    А вы знаете такую расу гномы? - неожиданно озвучил терзавший меня вопрос.    Нет. А где они живут? - удивленно сказал Дилек.    - Не знаю. Просто где-то услышал название. Не важно...    - Вот выпей зелье, это для снижения сопротивляемости организма внешнему воздействию.    - Будет немного больно, - хищно улыбнулась Съеган, - нужно потерпеть.    Ох, не нравится мне ее выражение лица. Руки и ноги мне пристегнули толстенного вида цепями к кольцам, вмурованным насмерть в камень, так что было сложно даже пошевелится.    Начинаем, - сказал из сумрака Макс.    Тело до самых кончиков волос внезапно наполнила чудовищная боль, выбивая способность мыслить полноценно. Застонали выламываемые из цепей суставы.    Остановитесь, я передумал, - кричу.    Но никто и не подумал. Ощущение туловища исчезло, оставив только огромный океан накатывающих волнами страданий. Сознание воя от ужаса спряталось в глубине головы. Исчезло восприятие времени. Казалось, что боль была всегда и никогда не закончится. Это доминирующее чувство захватило мой организм и на правах полного хозяина грызло бредящий поверженный разум. Я что-то орал, просил, умолял и просто угрожал палачам. Мою душу, кто-то небрежно прощупывал, отрезая куски и уродуя ее. Этот неведомый словно вырывал грубо мне часть жизненно необходимых органов. Внутри меня что-то постепенно изменялось.    Мучения также резко как начались, закончились. Медленно измученно шевелясь, возвращались испуганные мысли. Я почувствовал, как от нервного напряжения бьется в судорогах тело. Во рту был металлический привкус. Из носа водопадом хлестала кровь. Болели растертые ссадины в местах соприкосновения с цепями. Всю плоть словно тщательно прожевал злой великан. Глаза плохо видели. Меня обступила темнота, лишь яркий огонь свечей ослепил зрение.    Нужно отнести его в палату, - донесся издалека, словно сквозь вату, глухой чужой голос.    Очнулся я в знакомом, можно сказать, родном месте. Самочувствие было еще хуже, чем после боя на дороге. Все чувства словно выключили, причем, не забыв хорошенько врезать тяжелой дубинкой по затылку. Уши плохо слышали, да и остальное подводило. С трудом поднималась голова и не лучшим образом дышали легкие.    Выздоровление затянулось на месяц. Уже к концу я свободно ходил по больничному парку и выполнял по утрам легкую зарядку. Магистр Обран обещал на днях выписать.    В один из пригожих дней, когда меня сидящего под ветвистым деревом развлекала шустрая белка, выпрашивая орешки, произошел неожиданный визит.    Вольно, - отдал мне приказ Сажан, когда моя рука попыталась от неожиданности изобразить нечто похожее на уставное приветствие.    Лейтенант, откуда вы тут? - удивленно спросил его я.    Да командование направило по делам в соседний город. Ну и заодно сообщить тебе некоторые новости, - ответил он, присаживаясь на скамейку.    Мой лицо изобразило живейший интерес.    Руководство по достоинству оценило твой подвиг по спасению взвода, да и, пожалуй, всего города с гарнизоном от воскресающего Князя, и... - он хитро прищурился, - решило дать тебе звание старшего сержанта. Извини что не в торжественной обстановке.    Служу империи, - заторможено протянул я, обалдело рассматривая лычки протянутых погон.    От внезапного награждения едва не забыл положенную фразу. Вот он первый шажок к офицерскому званию.    Еще кое-что. Подарок, - произнес метаморф, вытаскивая из сумки знакомую вещь. Мое сердце радостно встрепенулось, - инженеры вытащили из обломков. Просили передать.    Я уже прижимал к груди плату с Мгешем. Надо будет отблагодарить парней, проявивших понимание.    - И третья новость. Отдел внутренней имперской разведки проявил интерес к твоей сохранившейся способности чувствовать вампиров и попросил у "кирасиров" тебя "взаймы". Хотят с твоей помощью какую-то чистку в столице провести. А то кровососы наглеют сверх меры понимаешь... Не порядок.    Вот тебе направление и документы. Как выпишешься, езжай прямиком главный город империи Хадрисаз.    Он легонько, с учетом недавнего недуга, хлопнул меня по плечу.    - Понимаете, эта чувствительность сильно уменьшилась после лечения. Более того работает от случая к случаю и чаще всего когда упыря можно чуть ли не пощупать.    - Это ты им объяснишь. Командование так решило. Вояка из тебя сейчас все равно никудышный, плевком перешибешь. Вот и откормишься на столичных харчах, а там и вернешься.    Через пять дней, таща на спине легкую сумку и сжимая в руках папку с документами, я садился в вагон поезда. Билет с трудом втридорога удалось приобрести у перекупщиков. Направление на столицу было забито полностью пассажирами даже в малолюдные сезоны. Дышалось тяжело, с отдышкой. Ноша, которую ранее и не посчитал бы таковой, превращалась в пыточный механизм, врезаясь лямкой сумки в плечо. Вежливо поздоровался с соседями - почтенной четой преклонных лет с детьми, наверное, внуки. Те ответили тем же. Мальчик с взрослой серьезностью, а малышка присев, поджав ножку и держась пальчиками за длинное платьице с кружевами. С облегчением скинув вещи на найденное согласно номеру место, я дождался отправки и отправился в туалет умыться.    Из треснутого зеркала на меня смотрел худой хмурый тип с нездоровым видом лица и мешками под глазами. Мутация все-таки оставила на мне небольшое наследие, не смотря на ожидания медиков. Весь облик претерпел изменения. Если раньше благодаря генам отца, я был внешне не отличим от обычного крестьянина-лапотника - вихрастые и непослушные соломенные волосы, веснушки, немного картошкой нос, то теперь все мои черты дышали аристократическим древним родом, которого у меня и быть не могло. Прибавился рост. Вот тут сложно было грешить на упырей. Может просто вытянулся в силу возрастных изменений? А общая масса тела слезла, словно и не было. Остались одни кости. Нужно будет покачать мышцы, так оставлять нельзя.    Мой язык осторожно прощупал острые клыки. Ощутимо царапают. Нужно поменьше широких улыбок. Интересно, а неудачное обращение увеличило мне продолжительность жизни? Вот было бы здорово.    Кожа приобрела молочный оттенок, но естественно вампиры остались вне конкуренции. Ранее серо-стальные глаза стали черными. Спасибо хоть только радужка, а не белки. С желтыми волосами это смотрелось излишне экзотично. Хоть иллюзию наводи. Но теперь я мог отлично видеть в темноте.    Отражение в зеркале поднесло к носу руку. Из пальцев, подчиняясь мысленным усилиям, вылезли длинные когти. Еще один неожиданный сюрприз. В обычном состоянии ладонь практически не отличалась от правой. Чтобы увидеть разницу нужно быть ну нечеловечески внимательным.    На вокзале выйдя из дверей, я сразу окунулся в столичную суету. Куча людей вечно куда-то спешащих, шум, гам и кружащая голову суета. Раньше бывать в Хадрисазе не доводилось, да и незачем.    Едва отошедшего от мельтешащей картины меня буквально запихал в свою коляску усатый извозчик. Его коллеги, было сунувшиеся в мою сторону, разочарованно отвернулись.    Эй, друг куда едем? - спросил он, повернувшись ко мне и разглаживая ладонью роскошную растительность на лице.    - Где здание ОВИРа знаешь? Вот туда.    Кучер внимательно рассмотрел мою форму кирасира и, не задавая больше вопросов, стеганул лошадь по крупу вожжами. Зацокали по мостовой подкованные копыта.    - Что первый раз в городе?    - Заметно?    - Конечно! У меня глаз-алмаз, приезжих за версту вижу. У них выражение лица становится недоуменно испуганное, а местные спокойные ходят. Ты смотри осторожнее, а то всякие прохвосты к таким как мухи на мед слетаются.    Слушая в пол уха его советы, я внимательно разглядывал быстро пробегающие улицы. Такие чистые. Их с мылом моют, что ли? А столь высоких домов и ярких вывесок магазинов раньше в одном месте и не видел. По каменным плиткам вышагивали почти все сословия. Вот пузатый красномордый чиновник достал из кармана часы на цепочке и, напряженно шевеля губами, что-то высчитывает. Там пронеслась стайка босоногих мальчишек. Тут представительный мужчина под руку ведет симпатичную барышню в платье из дорогой ткани и с зонтиком от солнечных лучей. А здесь бородатый дворник ловко подметает мусор.    Ах ты, косоглазый дурень! Куда прешь!! - заорал извозчик на подрезавшего его кучера. Тот выкрикнул нечто не приличное, загоготал и унесся в соседний проулок. Пострадавший пожаловался мне, - как таким лицензию продляют. Да глядя на его рожу сразу же надо нумерные знаки отымать.    Это точно. Встречаются неприятные люди иногда, - поддакнул я.    А слышал, что императрица-то удумала? Хочет дозволить в женщинам в Каретных Школах обучаться. Будут они теперя наравне с мужиками по городским дорогам лошадьми управлять. Вот бардак-то будет, почище конца света, - мрачно предрек он и плюнул на мостовую, подтверждая свое отношение к этому, - допустили бабу до власти. Крутит Регентским Советом как хочет. Был бы жив старый император, такого безобразия бы не простил. Сразу ей хвоста накрутил. А то взяла моду с заграничья. У них там все как не у людей. Так глядишь, скоро наши девки штаны вместо платьев наденут, и пиво примутся в кабаках хлестать.    Пессимистическое брюзжание закончилось прибытием к пункту назначения. Расплатился я, молча, не торгуясь. Здешних цен не знаю, но думаю, с солдата, приехавшего к зданию столь грозной организации, он побоится взять слишком много. У дверей меня остановили, расспросили, посмотрели документы и заставили пройти через маленькую комнату. Я буквально нутром почувствовал, как меня прощупывает и оценивает охранно-сигнализационная магическая система. Естественно после вандальского лечения в клинике чародейское зрение исчезло, но психологическое самовнушение никто еще не отменял. Результатом этих мер стал временный пропуск и устное объяснение маршрута по этажам. У кабинета секретарша, мило улыбнувшись, выяснила цель визита и исчезла за не солидной дверью. Вскоре вернувшись, она пригласила войти. У окна, глядя внимательно на улицу, стоял невысокий офицер.    Рик Атан... старший сержант, - представился я с заминкой. Все не привыкну к новому чину, - кирасир. Прибыл под ваше руководство.    Подполковник Сутан Рест. Что ж, очень приятно, - сказал хозяин кабинета и повернувшись ко мне сшагнул с, незамеченной мной за длинным столом, табуретки.    Я прибалдел, он еще ниже, чем мне показалось. При его приближении стало видно, что он мне едва достает по грудь. Говорят низкорослые люди упорные и честолюбивые. Да и в имперской разведке плохих специалистов не держат, значит звании заслуженное.    Ждали с нетерпением. Врачи говорят вы просто ходячий вампирский компас, - продолжил мой новый знакомый, заложив руки за голову.    - Преувеличивают. Только легкие, невнятные ощущения.    - Да? Ну хоть, что-то... А то тут один клан кровопийц начал с нами, что-то вроде не официальной войны. Мы недавно прижали и сократили их ряды. Мстят теперь. Что ни неделя, то пара трупов наших сотрудников. Будете участвовать в операциях, может, что-то почувствуете. Нельзя пренебрегать ни одной возможностью. Но не будем торопиться. Дам вам пару дней отдохнуть и акклиматизироваться.    Он вызвал незнакомого сержанта и назначил его моей временной нянькой. Поселили в комнате военного общежития неподалеку. В плюсах был маленький ухоженный парк со спорт-площадкой, начинавшийся буквально у ступеней. Выдали форму разведки.    Может мне в своем обмундировании, привычнее, - предложил я.    - Так надо. И не придется всем и каждому объяснять, что в операциях разведках делает кирасир.    Смирившись, взял бумажный пакет с одеждой. Утром я устроил себе выходной. Погуляю по городу, ознакомлюсь и подышу воздухом. Нацепив все-таки форму кирасира, отправился бродить по улицам. Многие мужчины, рассмотрев эмблему, приветствовали меня, приподнимая шляпу. Уважают наш полк! Пара сорванцов пристала с просьбой подержаться за меч. Отогнал, не игрушка.    Мое внимание привлек оружейный магазин. Решил зайти поинтересоваться экспонатами. У стойки хозяин что-то обсуждал с покупателем. Я, молча, рассматривал витрину. Сразу видно столичный ассортимент, многие образцы раньше видеть приходилось только в каталогах.    Что-то заинтересовало, хотите приобрести? - с вопросом подошел торговец, распрощавшись с клиентом.    Да нет. Просто из любопытства зашел. Впечатляющее оружие, - указал я на предмет за стеклом.    - Еще бы. Короткоствольный модифицированный офицерский самострел. Изготовлен из облегченного сплава по спец заказу. Дальность конечно не важная, но вблизи убойно действует. Стреляет укороченными болтами любой серии от л7б до т10. Легко прошибает с пяти шагов усиленный штурмовой щит. Приличная скорость самовзвода. Лучше всего применять в паре с еще таким же. Прилагаются поясные кобуры. При вытаскивании можно быстро расстегнуть большим пальцем.    - А пехотные арбалеты есть?    Ну, а как не быть? - усмехнувшись, продавец нагнулся, вытащил из-под прилавка сверток и подмигнул мне, - такие еще даже в спец войска не поступили.    То, что появилось в его руках, имело до боли знакомые черты, нечто подобное я уже долго таскал в армии. Но было и не без существенных изменений.    Самовзвод 1,9 секунд, в отличие от прежних 2,2. Складной приклад. Улучшенные и более долговечные пружины. Бьет на одиннадцать шагов дальше. И самое главное. Видите этот рычажок? - он сделал профессиональную актерскую паузу, - это регулятор натяжения. Ослабленный, стандартный и усиленный вариант. Изменяет пропорционально дальность и скорость стрельбы, по ситуации.    К нему есть кассеты. Обычные и более емкие.    - А болты, какие есть?    Да какие хочешь. Ну, разумеется, из тех, что разрешены к продаже, - он махнул рукой, и мы отошли к витрине с зарядами, - стандартные. Есть шокирующие, усыпляющие и травматические. С замораживающими и наоборот огненными рунными плетениями. Вот с зазубренными наконечниками, такие оставляют серьезные повреждения и требуют для удаления хирургического вмешательства и как следствие спецразрешения на покупку.    - Впечатляет.    - Если интересует, есть огромный выбор амулетов, зелий, походных и иных приспособлений. В наличие имеются охотничьи капканы, клинки, ножи, щиты, элементы доспехов многих конфигураций. Ну а остальное чего не хватает, достанем, коли будет пожелание, только скажите. Если заказ можно законно достать, то мы вам его обязательно привезем в кратчайшие сроки.    Уходил я под грузом впечатлений. Буду возвращаться в корпус, прикуплю, что-нибудь этакого. Оставшееся время провел в бесцельном брожении. Посмотрел городской рынок, пару магазинчиков. Набрел на выступление циркуса. С удовольствием посмотрел на выступление и кинул в конце выступления немного денег в протянутую шляпу. Хотя некоторые номера не впечатлили. У нас умельцы в полку и не такое вытворяют. Знаю одного, так он ножи с закрытыми глазами и с завязанными за спиной руками втыкает в дубовую доску по рукоять, а другой зубами гвозди раскусывает. А уж силач этот, каждому третьему солдату уступил бы.    Вечер прошел в гостевых походах по общежитию. Согласно правилам приличия представился соседям, выразил свое уважение и надежду в дружном сосуществовании. Основную массу людей представляли молодые выпускники и курсанты всевозможных военных и стражеских училищ, не успевшие обзавестись личным жильем или не желавшие обременять себя домашним бытом. Было и несколько женатых пар, неспешно подыскивающих подходящее семейное гнездо.    Быстро притащили и сдвинули несколько столов. Появилась еда, закуски и напитки. Горячительного было крайне мало. Многим с утра на службу, а приходить с похмелья не позволительно. Посыпались расспросы, шутки и байки, которые продолжились далеко за полночь.    Проснулся поздно, ближе к обеду. Сделал отжимания, покачал пресс и с удовольствием отметил, что здоровье и силы организма практически полностью восстановились. После завтрака отправился выполнять намеченные планы. Меня не прекращали мучить сомнения. Если обычный человек при превращении в вампира приобретал магические возможности, то должен быть способ обрести дар и другими путями. И я должен их обязательно найти!    У вас есть газеты с объявлениями о магических услугах? - обратился я к подростку, сидящему в торговой палатке и меланхолично глядящему сквозь прохожих.    - Вот самая лучшая. И эти две тоже хорошие.    Я расплатился и взял толстое издание с многообещающим названием "Столичный чародей". Примостившись на лавочку, изучил раздел консультаций и выбрал несколько объявлений со специалистами в медицине и менталистике. Начать решил с самого дорого и опытного - целого подмагистра. Проблема то не простая. Через полчаса, стоя у калитки по нужному адресу, я постучался.    Приветствую, - передо мною появился полупрозрачный дух, - цель вашего визита?    - По объявлению. К Согану Давису.    Подождите минутку, - замолчав, он завис в воздухе, слабо шевелясь под невидимыми эфирными течениями. Когда терпение было готово уже лопнуть, прислужник продолжил, - проходите. Вас готовы принять. Следуйте за мной.    Запор, щелкнув, открылся. Дух медленно полетел, показывая путь. За большим забором оказался ухоженный садик. Хозяин сидел в тени плюща и любовался медленно текущим искусственным ручьем.    Рик Атан, - представился я, щелкнув каблуками по плитке дорожки.    - Присаживайтесь. Мое имя вам уже известно. Чаю? Нет? И что же привело вас ко мне?    - Понимаете, моя проблема может показаться вам странной, может даже глупой...    - Молодой человек. За свою долгую жизнь я повидал многое и меня сложно удивить. Так что выкладывайте, анонимность гарантируется.    - Это не столь важно для меня. В общем... хочу расспросить вас о возможности бездарному человеку обрести колдовские способности.    Я оказался не прав. Такого честно не ожидал, - Соган глухо расхохотался, - в теории это не исключается, но на практике не возможно. За всю историю империи не было зафиксировано документально подобного случая.    Все бывает когда-то в первый раз! - навалился со всей злостью я на край столешницы, - недавно я был заражен вампиром и в ходе инициации получил возможность к чародейству и даже создал одно успешное заклятие. Но после лечения все исчезло.    Даже так? - подмагистр приподнял удивленно брови, - что же давайте объясню. А вы решайте кто из нас прав. Некоторые люди рождаются с даром, а другие нет. Это как умение шевелить ушами, кто-то может, а иному не дано. Способность колдовать зависит от уровня развития души. У обычных людей она слабенькая. У магов более сильная и чем сложнее ее структура, тем лучше способность оперировать потоками маны. При заражении упырем в вас как бы внедряется вредоносная программа и изменяет тело и почти все слои души. Но при этом невозможно повлиять на результат. Из вас просто напросто вытащили угнездившийся информационно-энергетический вирус и по возможности восстановили прежние настройки, используя матрицу обычного человека.    Возможно, когда-нибудь наука разовьется до таких высот, что можно будет улучшать внутренний дух человека. Но ближайшее тысячелетие это не произойдет, говорю как специалист. А пока менталистика только на пороге понимания людских душ.    Единственный способ, который мне известен, это посвящение высшим существам.    Я встрепенулся. Это, может быть, то, что нужно мне.    Да, да, - сказал Давис, заметив мою реакцию, - а вы не знали? Боги способны внедрять в души некоторые надстроечные конструкции своим последователям. Но не советую этот путь. Это псевдодар, вроде искусственного протеза. То, что так легко дается, так же просто и отнимается. Данный способ только для истинно верующих. Кто готов всю жизнь служить, молиться и выполнять обеты. А высшие существа так обидчивы. Менее страстно, чем вчера вознес хвалу или не так повернулся в храме и все ты снова бездарен. И это в лучшем случае.    Расстроенный неудачей, я ушел от мага. Мой кулак больно стукнул по фонарному столбу. Все равно найду способ! Ничто не помешает мне стать магом. Это только первая попытка. Предпримем следующую. Начнем с изучения доступной информации по этому вопросу.    Простите, не подскажите хорошую библиотеку в Хадрисазе? - обратился я к прохожему наиболее интеллигентного облика.    В столице все хорошие. Ну а если самая лучшая, то это общеимперская при храме бога Теней Прошлого, - ответил тот, поправляя кожаную папку зажатую подмышкой.    Разузнав дорогу и сердечно поблагодарив, я отправился по нужному адресу. Купил разовый абонемент в окошке. Зашел в читальный зал, не зная, что делать дальше. Спросить было не у кого. Все посетители сидели в завалах из книг. Присел за свободный столик.    Что желаете? - спросил неожиданно появившийся дух, заставив вздрогнуть от неожиданности.    Чего? - с глупым видом произнес я. Смысл его слов дошел не сразу.    - Какую литературу вам принести?    - Что-нибудь с упоминанием получения магической силы бездарными.    - Подождите. Произвожу поиск.    Существо пропало. Я удивленно покусал губу. Первый раз вижу такую систему в библиотеке, в ВАКовской работали обычные люди.    По вашему запросу найдено три тысячи восемьсот две книги. В приоритетных списках поиска пятьсот четырнадцать, - доложил прислужник.    Я удовлетворенно потер ладони. Дело сдвинулось с мертвой точки, а то уже стал впадать в отчаяние.    - Перечислите первые сто с наиболее частым упоминанием темы.    Дух монотонно озвучивал названия, давал описание при первой же просьбе и после притащил несколько больших стопок. К вечеру у меня уже болели и слезились глаза от постоянного чтения. Я уныло, подперев щеку рукой, рассматривал написанный моей рукой куцый листок с найденной информацией. Хотя не было изучено и сотой доли найденного, интуиция подсказывала, что стоящего в этой куче бумаги найти не удастся. Удалось отыскать несколько древних легенд и расплывчатых фактов. Например, около полутора тысячелетий в западных горах существовал монастырь, не посвященный ни одному из богов. Живущие там монахи-воины, путем медитаций и многолетних тренировок обретали странные способности. Эти отшельники проповедовали отказ от мирских благ и имели свою необычную жизненную философию. Но потом один из государей разозлился на них, когда его отказались впустить, мотивируя тем, что он не достоин. В результате произошла битва, а храм вместе с двумя сотнями монахов был стерт с лица земли. Но и правитель потерял в сражении всю свою армию, самую многочисленную на континенте в тот период времени.    Еще пятьсот лет назад был потерян амулет, который по слухам давал владельцу возможность оперировать маной. А около века до моего рождения была уничтожена секта, члены которой путем принесения человеческих жертв пытались обрести колдовской дар, но как-то вместо положительного результата на место ритуала призвался могущественный демон и разрушил три приграничных города. Для его изгнания собрались почти все чародеи империи, да и из-за границы немало специалистов пригласили. Государству был нанесен существенный ущерб.    В сборнике легенд раскопал занимательную сказку-страшилку про еще одного демона отличающегося хитростью, что редко присуще этому племени, который в обмен на душу дарил искомые способности. И это всегда заканчивалось для согласившегося плохо. Скорее всего, это просто миф. Как без духовного тела можно колдовать? Нонсенс, все равно, что без рук копать огород.    Так же нашлось около десятка других случаев, но ни один не давал мне надежду. Зато подтвердились слова магистра, с некоторыми подробностями. Больше всего меня привлекла информация про аватаров. Это еще круче, чем просто верховный жрец ли адепт высокого посвящения. Они способны архимагов пачками в бараний рог закручивать и демонами закусывать. Их душа развивалась до не мыслимых способностей. Причем не просто суррогатной заплаткой искусственного магического дара, а с глубинными изменениями. Только при создании их личность существенно искажалась. Наши кадавры по сравнению с ними гордые, не послушные и вольнолюбивые существа, сами себе на уме. Это были теперь даже не люди, а частное проявление божественной силы в человеческом мире. Инструменты с разумом направленным на усиление и увеличение паствы хозяина.    Появившийся дух объявил, что заведение закрывается. Похоже, посещать библиотеку придется еще не одну неделю. Оставив остальные книжные завалы на следующие разы, я вышел на улицу. На город уже опустилась тьма. Вампирское зрение пришлось кстати, окружающая местность была видна как на ладони. Удобное приобретение.    Утром, после моего прихода на новую временную службу Сутан Рест объявил, что нужно придумать псевдоним, по которым я буду работать.    - Зачем? Может просто по имени.    - Все сотрудники имеют прозвища, в целях конспирации.    - Как скажете.    Ты у нас спец по вынюхиванию вампиров? - подполковник почесал краешком пера за ухом, - значит, будешь Компасом.    Мне предложение не понравилось, но я не стал возникать. После этого отнес запечатанный пакет с личным делом в архив, заполнил несколько анкет, и полдня провалялся на мягком диване в одном из просторных закутков огромного здания. Тут для работников было организована зона отдыха с оранжереей для релаксации в целях профилактики утомляемости. Сотрудники заботу начальства оценили, одобрили и превратили все это в смесь курилки, кухни и места паломничества сплетников. Руководство возмутилось, предприняло первые шаги по устранению этого безобразия и, наконец, плюнуло на все это. Лишь время от времени грозило всем ликвидацией столь популярного места в целях стимуляции работоспособности персонала. Подчиненные спешно сдавали просроченные дела и изображали массовый энтузиазм, а вскоре все возвращалось, на круги своя.    Когда меня уже начало мутить от пяти выпитых чашек кофе и множества съеденных разновидностей домашних выпечек, которыми меня любезно угощали секретарши, образовалось первое дело. Я отправился сопровождать еще одного сержанта под псевдонимом Рукавица. Интересно это Сутан всем придумывает такие забавные прозвища?    Держи. Накинь, чтобы особо не светиться формой, - протянул мне напарник потертый плащ, облачаясь в такой же, когда мы уже подъезжали к месту задания, - и меч подальше спрячь.    Фургон остановился и я, щурясь от яркого солнца, вылез из полутьмы на свет. Нас окружали ветхие, старые покосившиеся дома. Даже не знал, что в Хадрисазе есть такие районы. Столицу я ранее оценивал только по видимым мной богатым домам.    Жди здесь, - приказал вознице сержант.    Тот прислонился спиной к стенке, надвинул соломенную шляпу на глаза и приготовился дремать. Мы пошли по узким, захламленным улицам. Жилища становились все хуже, превращаясь в разваливающиеся сараи и лачуги. Встреченные люди прятали глаза и отворачивали лица, а иногда и в спешке быстро исчезали.    Не бывал раньше в трущобах? Набирайся опыта. Видишь этих? - шагающий Рукавица указал очередную на троицу в лохмотьях, которые распихивая друг друга локтями, пролезали в дыру в заборе. Одна из досок не выдержала и отломилась. Группа кувырком влетела в расширившуюся щель, - десять минут и вся округа будет знать, что тут какие-то стражники.    Так может, следовало лучше замаскироваться? - обеспокоенно спросил я.    - Бесполезно. Сколько раз пробовал. Эта нищета нутром чует нас. Даже профессиональные уроки актерства как-то брал, наблюдал и копировал их поведение, жесты, мимику. А тем более тут все всех знают. Обычно такие проверки полученной информации ничего не дают. Но работать надо.    Мы вышли к свалке и, побродив среди мусора, стащили в одно место всякую гниль. Прошел час или около того. Удобно примостившись в этом шатком укрытии, напарник вытащил из кармана маленький термосок и пару пирожков с капустой. Я отказался от предложенного, приносимый легким ветерком откуда-то запах разлагающихся отходов не располагал к приему пищи. А он, не обращая внимание на миазмы, с голодным аппетитом вцепился зубами в еду.    - А что мы ждем?    Согласно полученным данным, это место - кормушка вампиров. Тут встречаются пропойцы, наркоманы и иные отбросы общества с упырями и проводят обмен. Деньги на кровь, - ответил он, прожевав очередной кусок.    - Неужели кто-то соглашается на это?    - Ты не представляешь Компас, на что может пойти пьяница ради монеты на лишний стакан бормотухи.    - А не боятся, что кровопийца выпьет все из них досуха?    - Нет. Эти твари тоже не дураки. Одного, другого убьешь и все. Пойдет слух, а постоянный источник легко доступной еды исчезнет. Я думаю, они сами тщательно отслеживают такие случаи и уничтожают подобных отморозков. А полноценный взрослый, регулярно питающийся и не допускающий истощения, вампир легко контролирует себя. Им нужно всего-то пара глотков в несколько дней. Это новообращенный птенец не способен совладать с жаждой и еженощно выпивает до нескольких людей.    - А почему не ночью? Солнце их же сожжет.    - И не надейся. Они обряжаются в балахоны, маски и кутаются в тряпки, так что ни единой щелочки не остается. Хитрая сволота. А нищие в темноте приходить отказываются. Все же извечный страх человека перед тьмой сильнее ломки или похмелья.    - Так получается опытные вампиры не убивают ради пропитания? Опрокинул стакан крови раз в месяц и живи без хлопот до следующей кормежки.    - Нет, убивают, но осторожно. Понимаешь кровь, ускоряет развитие упырей в несколько раз. И желательно выпивать для этого человека не по капле, а полностью. Это как-то с однородностью энергетики связано. Поспрашивай лучше специалистов. Наилучшей добычей для упырей является чародеи. Колдовской дар их притягивает как магнит.    Вон смотри какой-то доходяга идет, - указал я на медленно шагающую скрюченную фигуру.    - Странно. Или его почему-то не предупредили или он настолько пропил разум, что не внял словам. Сидим, наблюдаем, если никто не придет, вяжем и сваливаем. В конторе потрясем хоть что-то да расскажет.    Больше получаса мы наблюдали как он, сидя на камне и обняв тонкими руками-нитками свои худые плечи, монотонно наклонялся и разгибался в попытках заглушить ломку. Рукавица уже было решил производить захват.    Стоп. Что-то чувствую, - сказал я.    Знающий о моих способностях сержант замер в той позе, которой был. Мое тело тоже не двигалось. Из-за большого завала появилась фигура, похожая на большую и толстую тряпичную куклу. Это было бы комично, но неестественные стелющиеся движения отбивали все улыбки. Тело приблизилось к ждущему и они зашептались.    Пойду в обход, - еле слышно шепнул мне на ухо напарник, - зажмем с двух сторон.    Упырь насторожился, обратил взор к нам и, развернувшись, побежал. Раскидывая скрывающий нашу двоицу завал, разведчик выскочил и, спотыкаясь о мусор, с площадной руганью унесся преследовать. Наркоман испуганно заметался и, неизвестно по каким умозаключениям побежал за кровососом.    Бес! - ругнувшись, я тоже запрыгал по кучам в погоне за врагом.    Рукавица, догнав доходягу, врезал ему по затылку и тот рухнул на землю, теряя сознание. Я перепрыгнув через лежащее тело вскоре догнал напарника, остановившегося в паре сотен метров от места происшедшего.    Ушел зараза, - тяжело дыша, сказал он, - если сразу не завалишь, то у них такая прыть появляется, что в жизни не догонишь. Давай назад пока и наркоша не свалил.    Жертва лежала там же где ее и оставили. Сцепив руки замком, мы подхватили его и потащили к фургону. Из разбитого при падении носа несомого нами капала кровь. Как только наша троица покинула свалку и прошла немного вглубь трущоб, нас обступили нищие.    Беспредельничаем, - с угрозой в голосе спросил нас высокий, поигрывая тесаком с плохо очищенной ржавчиной лезвия. Вожак, наверное.    Держи крепче, - прошептал мне сержант и закинул мне тело на правое плечо. Из глубины его плаща на свет вынырнули заряженные арбалеты. Как только он смог их так хорошо спрятать? Блеснули в солнечных лучах остро заточенные болты. Он рыкнул на толпу, - назад ублюдки! Кто первым сунется, получит стальное украшение в глазу.    Я медленно, чтобы не провоцировать окружающих, одно рукой вытащил из ножен свой меч. Противники угрюмо следили за разворачивающимся действием.    Не по закону быкуешь! - покачал головой предводитель.    Ссал я на твой закон. Ты безухий, - навел ОРИРовец один из самострелов на того, кто пытался зайти с боку, - долго жил?! В землю захотел? Полежать да отдохнуть?!    Босой, я умирать за Гальюна не подписывался, - испуганно заверещал обитатель трущоб, когда наконечник замаячил в опасной близости от его лица, - он падла на днях мою заначку увел. Знал, чья и все равно залез.    Разошлись! - продолжил морально прессовать нищих мой напарник, пока те не очухались.    Они, недовольно ворча, потеснились. Я медленно протиснулся. Сержант, внимательно следя за движениями толпы, охранял меня. Городские крысы, не исчезая из вида, преследовали на безопасном расстоянии нас. Предводитель внезапно врезал кулаком по роже одноухого, проводя воспитание подчиненного. Тот взвизгнул и рухнул на землю, прикрывая руками уязвимые места.    Заплутав несколько раз в лабиринте узких улиц и забредя не туда, мы вышли к фургону. Мое плечо жутко болело, не смотря на легкий вес истощенного тела добычи и магические татуировки. А посмотрел бы я на вас едва выздоровевшего после заражения вампиризмом и четырехкилометрового марафона с грузом!!    Рукавица запрыгнул на доски, стащил наркомана с меня, бросил его на мешки и протянул мне руку, затаскивая вовнутрь. Когда мои ноги только еще коснулись днища фургона он уже лежал, целясь в противников, которые поняв, что вскоре мы окажемся в недосягаемости бросились наперерез.    Гони! - крикнул напарник вознице и выстрелил в вожака.    Тот упал на спину раненый в плечо. Толи тут проявилось человеколюбие, толи просто повозка слишком сильно прыгала колесами по не ровной дороге. Я лег на пол, схватил второй арбалет и выпустил болт в ногу ближайшего бегущего. Попал. Больше стрелять не стал. Кони набрали уже приличную скорость. Им не успеть.    А если они пожалуются в стражу, что мы якобы первыми напали на них и чуть не поубивали? - спросил я разведчика.    - Кто эти крысы? Да они скорее позволят себе руку отрезать, чем к ним пойти. В их понимании это не достойно и так поступивших всячески гнобят и презирают. Мне их психология хорошо известна.    Наркоман, тихо застонав, пошевелился. Сержант схватил его за запястье, отодвинул лохмотья и показал мне маленькие дырочки - следы укусов.    Что и не требовалось доказывать, - торжествующе сказал он мне, - да упыри тут не один год присасывались.    - А почему сам в вампира не превратился?    - С чего бы? Они стараются избегать бесконтрольного увеличения популяции не качественным материалом. Для заражения ему нужно еще кровь этих тварей попробовать или что бы создания ночи сознательно его хотели заразить, но без внутривенной жидкости все равно выше самого худшего и примитивного не выйдет.    В конторе Рукавица сразу потащил добычу в медпункт, дабы наш труд не исчез напрасно вместе со смертью захваченного. Я на свежую память, написал отчет об операции, стараясь выставить действия с наиболее приемлемой стороны, сдал его секретарше подполковника в виду отсутствия начальства на месте и мы почесали с ней языками не забыв обмыть кости и Сутану. Так и не дождавшись Реста, я свалил из здания. Хотелось до темноты успеть еще раз забежать в библиотеку, а потом в общагу делать баиньки.    Узнав утром, что мои услуги понадобятся, чуть ли не вечером, я отпросился и ушел. Вчерашний компаньон безуспешно раскалывал наркомана.    У меня назрели некоторые планы. В последнее время обнаружилось еще одно наследство мутации - скорость моего организма заметно выросла. Поразмышляв и вспомнив, что творили эльфы с саблями во время обороны Вечнолеса, мне захотелось научиться двурукому стилю клинкового боя. Расспросив соседей по жилью, уж кому как не им это знать, я разведал все адреса приличных школ боевых искусств в столице и остановился на одной маленькой недавно открывшейся. Она как раз находилась где-то посередине дороги между работой и общежитием.    Здравствуйте, - обратился я к молодому человеку, возившемуся на скамейке со шнуровкой тренировочной защиты, - не подскажите к кому обратиться по поводу записывания.    Вон владелец, можешь с ним поговорить, - мотнул он головой в сторону коротко стриженного коренастого человека, прекратив попытки ослабить туго затянувшийся узел зубами.    - Благодарю.    Хозяин неспешно бродил между занимающимися группами, изредка вставляя замечания. В большом зале под присмотром наставников сражались разнообразным тренировочным оружием и без оного ученики. Звучали резкие возгласы.    Что-то хотели? - обратил на меня внимание создатель школы, когда я скромно подошел и остановился в ожидания прекращения распекания техники одного из посетителей.    - Да. Записаться.    - Это можно. Чем-то владеете?    - Рукопашный бой, по чуть-чуть все виды оружия. Прилично фехтую. Предпочитаю пару - длинный клинок и кинжал. Занимался с детства.    - Худоваты излишне. Не обижайтесь, но не похоже, что бы вы много физически упражнялись.    - Переболел недавно сильно, вот и результат.    - Но надеюсь со здоровьем сейчас порядок? А то мне не нужно здесь несчастных случаев и обмороков.    - Не беспокойтесь. Все в прошлом.    - Давайте-ка я проверю ваш уровень. Разомнитесь пока.    Он бросил мне тренировочный шлем с сеткой, подошел к стене и вытащил из держателей оружие. Мои руки стащили с плеч плащ и бросили на скамейку. После некоторой подготовки я мотнул подбородком, сигнализируя о готовности, и мы встали в начальные стойки. Противник скептически осмотрел мои выступающие кости и с отточенной медлительностью мастера бросился в атаку. Я едва отводил удары, не помышляя об ответах. Бес, как же тяжело! Руки налились свинцом, воздух словно загустел вокруг затупленного лезвия. Движения постоянно виляли, с трудом останавливая угрозу. Пять минут, и лицо залил пот, сердце бешено скачет, а грудь со всхлипом жадно выхватывает воздух.    - Хватит. И так вижу, что техника хорошо отточена, а вот дыхалка, выносливость и мускулатура не годятся. А вот скорость на удивление дай боги каждому. Чем хотите заниматься?    Двурукий клинковый бой, - ответил я, сглатывая горькую сухость в горле.    - Стиль для фанатиков тренировок. Вместе со мной тут только еще двое преподавателей владеют им. Вы уверены? Что бы достичь приемлемого уровня нужно много сил и упорства.    - Да. И еще ножи, а то длинные мечи при всех достоинствах в тесноте разом теряют все свои преимущества.    - Это без проблем. Хорошо, пройдем в кабинет, запишу ваши данные.    Поднявшись по крутой обшарпанной лестнице, мы оказались чуть ли не на чердаке. Не исключено что до недавнего времени так и было. Там стояли два стола. За ближним сидел пузатый счетовод, он же секретарь, советник и ближайший собеседник коренастого.    И когда будете заниматься? - спросил владелец школы, вытаскивая из беспорядочной кучи бланк с расчерченными клеточками.    - Понимаете у меня не нормированный день...    Что ж не вопрос. Приходите в любое время, - перебил меня он, - но если не будет свободных наставников, то не обессудьте. Преимущество за теми, у кого четкий график посещений.    - Можно тогда начать прямо сейчас?    - Да. Я и займусь вами. Коган оформи его.    После выполнения формальностей тренер буквально замучил меня. Дал в руки две длинные деревянные палки, показав несколько начальных стоек и простейших связок. Для начала он пытался вбить в мышечную память основные движения.    Да не торопись, так, - поучал преподаватель, поправляя легким касанием трости мой локоть, добиваясь лучшего расположения тела, - сейчас для тебя самое главное научиться не мешать самому себе. Когда будешь перемещаться не задумываясь о клинках, будем увеличивать скорость.    К моменту, когда я покинул зал, голова уже гудела от постоянного контроля палок с одновременным вниканием в слова хозяина школы. В ОВИРе ждало новое задание, на этот раз закончившееся ничем. Проверили слух о подозрительных личностях. Выяснилось, что обычные лавочники-мошенники в подвале наклеивали на подделки наклейки известных торговых домов. Скрутили, попинали для профилактики и сдали страже. Это их дело. За всей этой ежедневной суетой я не заметил, как пролетело два с половиной месяца. Чуйка на вампиров просыпалась в лучшем случае раз пять. Два раза тварям удалось уйти раньше, чем мы успевали приблизиться, а в трех ситуациях успели только выпустить несколько болтов в улепетывающие фигуры. По себе со времен мутации знаю, тягаться с упырями в скорости, тонком слухе и зрении бесполезно. Мы просто слепые котята, по сравнению с этими прирожденными диверсантами. Хорошо, что они предпочитают жить кланами, не желая служить людям. Я как представил их ночные точечные рейды на наши войска, сразу пробрала дрожь. Зная о точной угрозе им еще можно противостоять, но при неожиданном ударе из темноты даже не успеешь почувствовать свою смерть.    Библиотеку я успешно перерыл. Итог был не утешителен. Выделилось несколько путей получения магических сил. Во-первых, развить душу медитацией, но все найденные методики были только для улучшения духовного тела чародеев. Я провел для себя ассоциацию с силовыми упражнениями. Если твои мышцы атрофированы и очень слабы, то не просто сделать первые шаги. Но если ты имеешь некоторую базу можно использовать нагрузки. Во-вторых, я был уже согласен на суррогатную заплатку от богов. Хоть и к ним у меня было некоторое пренебрежение. Ну, недолюбливаю я их, хоть ты тресни! Но как получить искусственный дар? Думаю что высшие существа как и люди подвержены заботам и проблемам. Поэтому сделав некую услугу, можно будет рассчитывать на ответную благодарность. В посещенных храмах жрецы поржали над моими потугами и сказали, что даже не все служители получают благословение от высших существ, но некоторые предложили принять посвящение в адепты и рвением заслужить милость. Естественно в личной беседе с богом мне отказывали. А в-третьих, нельзя исключать, что другие решения просто не пришли мне в голову. Буду искать.    В клинковом бое появился сдвиг с мертвой точки. На моих костях вновь наросло кое-какое приличное мясо, и повысилась значительно выносливость. Основные связки тело запомнило, и мне уже позволялись проводить спарринги, правда, деревяшки у меня выбивали из рук в первую же минуту, но я уже отмечал существенное развитие. Наставники в целях не допущения излишней переоценки способностей опускали мое самомнение, едко комментируя все промахи.    Как-то после очередной не успешной операции подошел Рукавица с неожиданно высоким не мотивированным подъемом настроения.    Помнишь того Гальюна, - заговорщицки тихо сказал он, - которого мы притащили со свалки? Так вот его уже собирались вышвырнуть, как неожиданно тот вспомнил некий разговор двух барыг, когда те думали, что он в отключке. Наркоша даже не просек до конца, о чем речь шла. Сопоставив с еще некой информацией определили, что один из кабаков в северном районе держат кровопийцы. Скоро будем накрывать, наши пока у стражников силовые группы выпрашивают на всякий случай.    Кто на упырей оформит документы? Маги при оформлении лицензий владельцев от и до прощупывают, - удивился я, - да и зачем тем кабак? Юбилеи отмечать?    Стандартная схема, - поморщился сержант от моей не понятливости, - берут не болтливого человечишку пожаднее да побеспринципнее, кому деньги страх застилают. Отсыплют ему золота на лицензию да на покупку заведения, держа на "коротком поводке", чтоб не смотался или не наделал глупостей.    А потом в кабаке пьяных посетителей оттаскивают в специальные помещения, якобы чтоб проспался. А там аккуратненько выцеживают порцию крови. Да так ловко следов не найдешь. Отличная кормушка, место отдыха и сбора нужных сведений из разговоров. Так помимо всего прочего еще с денежной прибылью остаются, сволочи до чего додумались!    Рукавица оказался прав. Подполковник придал словам наркомана большое значение и через два дня я в доспехах сидел в одном из закрытых фургонов рядом с разрабатываемым объектом. На поясе были прикреплены кобуры с модифицированными офицерскими самострелами. В том оружейном магазинчике я оставил приличную сумму, сильно ударившую по моему бюджету. Видимо судьба у меня такая жить в долгах. Но арбалеты того стоили, мои глаза не мог налюбоваться на них, а руки любовно гладили шершавые рукояти. Рядом тихо бряцали амуницией и тихо переговаривались бойцы ОВИРа. Звучали заглушаемые смешки, а в крови начал разгораться адреналиновый огонь, предчувствуя хорошую драку. Все действия были обговорены заранее и каждый воин знал свою задачу. Из столичного строительного управления были затребованы схемы здания и каждый участник выучил их досконально. Мы даже брали учебным штурмом на полигоне сооруженную из деревянных деталей модель.    Я нервничал. Что тянут? Чем дольше затягивается начало, тем больше шансов что владельцы и посетители кабака обратят внимание на странное скопление фургонов вокруг здания. А это грозит неудачей.    Начали, - открылось окошко на задней стенке и оттуда, хриплым басом, передал сигнал кучер.    Пошли, - скомандовал сержант, и солдаты горохом высыпались наружу, ныряя под закрывающую обзор ткань.    Я, натянув закрывающий лицо шлем из стандартной экипировки, отправился последним. Из всех повозок выскакивали бойцы и не жалея ног неслись к зданию. Не многочисленные прохожие убегали на другую сторону улицы. Когда я в числе замыкающих ворвался в дверь на первом этаже было все закончено. Двое вышибал лежали на полу оглушенные, а сапоги воинов уже грохотали по деревянной лестнице. Посетителей не торопясь, но четко связывали. Внезапно один из схлопотавших шокирующих болтов, а посему не никем не контролируемый, очнулся и стал подниматься со злобной гримасой на лице прожженного преступника. Или для его огромной туши эффекта рунного плетения оказалось мало или заряд попался испорченный.    Я сделал к нему шаг и аккуратно врезал рукоятью самострела в середку узкого лба, что бы не нанести лишнего вреда или не дай боги убить. Не на войне все-таки. Сплав хоть и облегченный, но вес все равно остался приличный. Считай по утюгу в каждой руке. Усыпляющих и травматических болтов в кассету я не вставлял только антивампирские и зазубренные, поэтому обойдемся по старинке. Громила пошатнулся, но распрямился и попытался врезать пудовым кулаком в грудь. Ха! Да мой организм еще в курсантские времена двигался с большей скоростью. Легко уйдя с траектории я шагнул вперед, в сторону и ударил пяткой сапога в точку на тыльной стороне коленки. Придерживаемый в захвате посетитель рухнул, а рукоять самострела с большей силой ударила в его голову. Все больше не шевелится. Нагнуться и нащупать пальцами вену на шее. Бьется, значит жить будет, но думать, если на подобное он был способен раньше, будет еще долго мучительно больно.    Грузите всех, - распорядился перемещающийся по залу стремительной тенью Сутан Рест, - в конторе разберемся. А вот хозяина оставьте, поболтаем.    Подняв с пола валяющийся стул, он сел на него. Владельца кабака нашли, притащили и усадили перед ним. Личность, если судить по внешнему виду, примечательная. Кудрявые черные волосы, рваный шрам краем выглядывающий из бороды, серьга в ухе и тяжелый взгляд опытного убийцы. Его бандитский взор, не мигая, застыл на подполковнике.    В гляделки со мной не играй, - усмехнулся тот, - на меня смотрели глаза таких людей, по сравнению с кем ты младенец в люльке. Догадываешься, почему тобой заинтересовалась внутренняя разведка?    Ни единой мысли, - холодно ответил спрашиваемый, - я честный подданный империи. Плачу налоги, соблюдаю все законы и чту интересы страны.    - Ой, ли! И что упырям не служишь?    - Не понимаю как это возможно. Они же всех сразу убивают. Проще с деревом договориться.    Ты мне дурачка не строй, - грохнул по столу кулаком подполковник и обратил внимание на меня, - Компас не стой без толку, походи. Может почуешь что.    Послушавшись, я отправился в обход, начав с верхнего этажа. Интуиция молчала как убитая. Встретился Рукавица.    Не понимаю, как владелец кабака согласился работать на кровососов, - поинтересовался его мнением, как у более сведущего, - на лбу написано - умру, но не подчинюсь. Такого не запугаешь даже смертью.    Тут дело скорее не в страхе. Некоторые люди идут на соглашение из-за желания стать обращенным, - сказал сержант, набивая и поджигая курительную трубку, - вампирское бессмертие и силы притягательны для многих. А уж для людей без морали вообще как плошка меда для медведя.    Прояснив сомнения, я спустился низ и, побродив, зашел в одну из множества темных коморок. Когда ноги развернулись к выходу, чуйка впервые шевельнулась. Замерев, напряг все органы чувств. Медленно расстегнув кобуру, я вытащил самострел с зазубренными болтами. Хочу взять живым. Из пазух левой руки медленно вылезли длинные серповидные когти. Что не говори, а полезные штуки. Колени тихо опустились на пол. Ладонь четырьмя резкими ударами разодрала дыру в центре пола. Полетели щепки. Мечом этого бы не добился. Сунув в щель и ориентируясь на чувства я выпустил всю обойму. Сложность была в том, что тварь в тайнике перемещалась уворачиваясь от зарядов. По моей оценке примерно треть ушли в "молоко". Вытащив арбалет, я торопясь сменил кассету и продолжил стрельбу. Ощущения изменились, тварь двигалась где-то под полом дальше. Палец в запале напрасно нажал на курок. Бес, уходит!    Все сюда, - заорал я, вспарывая когтями в полу доски.    Занозы безжалостно впивались в кожу ладони. Когда мое тело уже нырнуло в проем, со спины послышались бегущие шаги и звук распахивающейся двери. С трудом протиснувшись и ободрав локоть, я оказался в схроне. Глаза мгновенно адаптировавшись в темноте и обнаружили узкий лаз. Рядом валялся камень. Так вот почему кровосос не ушел сразу. Для начала ему нужно было отодвинуть препятствие маскирующее ход. Я сунулся вслед за ним, мешком выпав в подземелье. Как мне объяснили еще при приезде, под Хадрисазом была целая сеть канализационных лабиринтов уходящих на многие километры вглубь. Тут ютились все отбросы общества, скрывающиеся от правосудия преступники и разнообразные опасные твари, ну и конечно место, куда никогда не попадают солнечные лучи, облюбовали упыри. Горожане, пугая друг друга, поговаривали, что тут нашли свой дом нежить и поверженные потерявшие часть сил темные древние боги. Подогреваемый мнением жителей городской совет все время порывался сделать чистку. Не дело когда под главным городом страны располагается не понятно что. Толи кладбище, толи болото, толи еще какая не добрая жуть. Но каждый раз откладывал. То денег нет, то холода, то угроза обрушения ходов и гибели воинов.    Пока я протискивался, раненая тварь успела уйти. Чуйка ощущала ее все слабее. Из прохода выскакивали солдаты по одному и скапливались толпой у меня за спиной. Я прислушался к чувствам. Интуиция отмечала легкую тень ночного существа, скорее даже некое эхо на грани ощущений прямо передо мной. Я присел на корточки и пальцами потрогал сырой камень. К коже что-то пристало липкое. Поднес к носу. Знакомый запах. Кровь. С резким странным оттенком, но все же узнаваемая.    Компас, что же, демон возьми, тут произошло, - сквозь толпящихся солдат с трудом протиснулся Сутан.    - Вампир. Я его ранил, но он ушел.    - Гадство, - стукнул кулаком по металлическому наручу Рест, - теперь в этих катакомбах его не найдешь. Вся операция насмарку.    - Не факт.    - Что ты хочешь сказать?    Вот следы. Из ран хлыщет кровь. Сильно его потрепал, - сунул испачканную руку подполковнику. Из головы вылетело, что его глаза с трудом видят в окружающем сумраке, и я чувствую ее. Так что отведу. Но советую поторопиться, скоро раны затянуться и тогда поискам конец.    Обрадованный командир встрепенулся, разогнал часть бойцов. Появились маги, откуда-то притащили факелы, и мы направились в путь по лабиринту. Замыкающий человек черкал острым обломком по стенам, отмечая путь, чтобы на обратной дороге не потеряться. Из темноты попискивая, на нас смотрели крысы. Словно они не понимали, зачем такая большая стая наземных двуногих существ явилась в их царство. Отраженный в глазах-бусинках свет создавал неприятное впечатление, что группу окружило полчище потерявших разум от безумия духов и едва сдерживающихся от желания убить нас.    После длительного блуждания и виляния по низким ходам, заставляющим порой, чуть ли не сгибаться пополам, за поворотом мы обнаружили беглеца. Потеряв сознание от потери крови, он лежал в скрюченной позе, зазубренные наконечники не позволили вырвать болты и дать ранам закрыться.    Компас, ну ты даешь! Зверь, - присвистнул кто-то из бойцов, - нафаршировал его зарядами словно повар порося яблоками. Как только так долго бежал от нас.    - Хватайте его и потащили.    Подождите, - остановил я бойцов и прислушался к чувствам. Что-то чуйка сегодня разошлась не на шутку. На границе ощущений находилось множество смутных теней, не будь их так много в одном месте интуиция бы не просигнализировала, - там дальше похоже гнездо. Не меньше сотни.    Так строимся в боевой порядок. Щитовики вперед. Маги скастуйте, что-нибудь. Они не должны нас почуять раньше времени, - мгновенно сориентировался подполковник.    Солдаты дисциплинированно перегруппировались. Мы медленно, стараясь не шуметь двигались по лабиринту.    Чуть пройдя за тем поворотом, мы должны их увидеть, - зашептал я на ухо Сутану, - двое, наверное, часовые.    Он махом руки остановил группу. Ткнул пальцем в лучших арбалетчиков, подозвал их и знаками разъяснил задачу. Затем так же молча, заставил магов наложить маскировочное плетение на них и поддерживать его, грозя всеми карами в случае неудачи. Я даже не подозревал, что можно в несколько движении так емко и полно выразить мысль. Уж на что привыкший к солдатским грубым выражениям и лексикону все равно слегка покраснел, представив действия в реальности. Хорошо, что в бликах света от никто это не заметил. Ох уж и фантазия у командира необычная!    Стрелки крадучись отправились на задание. А как они будут видеть? Там же без факелов глаз проткнешь. Наверное, чародеи что-то наколдовали. Через пятнадцать минут я почувствовал, как души часовых медленно угасают.    Стараясь не шуметь, наша толпа тихо прошла мимо кучек пыли совсем недавно бывшими кровососами. Вскоре чуйка обнаружила еще двух караульных. Они что тут на каждом шагу понатыканы? С ними расправились тем же методом.    Прямо за убитыми располагался коридор нашпигованный ловушками и сигнальными системами. Маги провозились два часа, взламывая и нейтрализуя их. Я успел заскучать. Факелы стали заканчиваться. Рест выбрал для проникновения в гнездо колдунов и несколько солдат, руководствуясь. Я попал в их число.    Войдя, мы обнаружили несколько помещений. Тут была и библиотека и тренажерный зал, и склады, и множество помещений не понятного назначения. Нашлось и спальное помещение уставленное гробами. Хорошо, что в городе день. Хоть внизу и нет разницы, свет не проникает в любом случае, создания ночи очень чувствительны к таким вещам. Хозяева спали.    В стороне на возвышении лежали пять саркофагов Старейшин. Маги еще в пути заявили, что при блокировке их не хватит больше чем на двоих. Какие-то слабенькие. Чародеи-археологи смогли в свое время провести обряд для пары князей. А это было гораздо сложнее.    Подполковник, зажимая меч с рунным антивампирским плетением замер рядом с гробом, у двух других стояли Рукавица и мало знакомый мне воин. Начать ликвидацию решили со Старейшин как самых мощных тварей.    Командир кивнул, троица приподняла крышки и лезвия вошли в сердца упырей. Кровососы осыпались прахом и из саркофагов вырвались облачка зависшей в воздухе пыли. Остальные солдаты разобрали цели и разошлись, выполняя методичную, но опасную в случае не осторожности работу. Последние из тварей, что-то почуяли, проснулись и половинки гробов задвигались, но поздно, численный перевес был уже на нашей стороне.    В обратный путь мы двинулись загруженные под завязку, таща Старейшин и наиболее ценные вещи из полуразграбленной сокровищницы. Факелы закончились, но Сутан рявкнул объясняя доступным языком ситуацию колдунам и те ворча про опустошенный резерв создали тусклый светлячок. Теперь он, грызя карандаш и щуря глаза, пытался рисовать на ходу карту пути к гнезду. Столь ответственное дело Рест никому не доверил.    На следующий день столь оглушительный успех операции внутренней разведки вызвал огромный резонанс в столице. Работники носились как наскипидаренные. Из всех ведомств поприбывали всевозможные чины и специалисты желающие ознакомиться с находками. Я под шумок быстренько сдал отчет и нагло почти не появлялся всю неделю, сделав себе выходные. Все равно в этой неразберихе за меня и не вспомнят.    Наконец сияющий подполковник устроил раздачу пряников. Как донесли мне по секрету неофициальные источники информации, в лице секретарш, столь лучезарное настроение было обеспеченно приемом у самой императрицы. Где она похвалила за рвение в службе, и он милостиво был награжден именным мечом.    От лица разведки Сутан вручил мне внушительную грамоту с золотым магическим тиснением. Буквы слабо переливались искрами даже в полной темноте. Я проверял. Начальству моего корпуса была направлена положительная характеристика с просьбой занести ее в личное дело. Эту кучу приятностей венчал ордер за заслуги перед империей четвертой степени. Жлобы! Лучше бы премию дали, а то после покупки офицерских самострелов, не смотря на сержантское жалование, в карманах гулял ветер. А я присмотрел в одном из книжных магазинчиков пару изданий по кадаврике. Малоизвестный автор очень грамотно преподносил материал, но, как это обычно бывает с хорошей литературой, цена кусалась не хуже цепной собаки.    ОВИР в лице Реста еще раз выразила благодарность и, дав понять, что в услугах больше не нуждается, вернула меня кирасирам. Так что вскоре, сидя с кружкой смородинового чая в покачивающемся вагоне, я подъезжал к Шатину. Тяговый кадавр пыхтя и выпуская черный столб дыма, тащил поезд. Из приоткрытого окошка в теплое купе врывалась слабая струя сырого морского воздуха. Небо над городом было затянуто серой грозной неоднородной колышащейся массой. Начался сезон дождей. А там в свои права вступит матушка зима. Вот чему я всегда не переставал удивляться, так это не однородности климата моего государства, даже с учетом не маленьких размеров территории. По сути, в одно и то же время года, в разных областях нельзя было встретить одинаковой погоды. Везде есть свои особенности.    Вокзал встретил внезапными порывами ветра и мелким моросящим дождем. Завеса туч была настолько плотной, что лучи солнца почти не проходили и казалось на улицы Шатина опустился вечерний сумрак. Широкие поля моей шляпы намокли, набухли и повисли, закрывая обзор. Я, засунув руки в карман, двинулся к месту расположения корпуса. Не буду зацикливаться на ненастье, благо идти не далеко.    Ба! Какие люди в нашей глуши! - вскрикнул Гоблин, я после визита в штаб зашел в казарму, и облапил меня своими длинными ручищами, - здорова Рик! Уж не забыл ли старых друзей!    И тебе не хворать, - прокряхтел, с трудом выдерживая объятия стальных рук, - вижу, сила тебя по-прежнему не покидает.    А то, - самовлюбленно произнес он, наконец, отпустив меня и наклонив голову на бок, произвел более тщательный осмотр, - но зато ты, как изменился. Прям не узнать. Вытянулся, да и лицо другое.    - Вампиры, будь они не ладны, постарались...    А я тут ногу серьезно повредил. Маги сказали недели три заживать будет, не меньше, - пожаловался ефрейтор, - ребята сейчас на учениях. Скука смертная, мухи и то дохнут здесь с нее. Хоть ты появился. Компания. Садись, рассказывай про свое житье-бытье столичное.    Он гостеприимно махнул на свою койку. Я не отказал и разместил туловище. За разговором мы решили сыграть в карты. Из глубин тумбочки на свет появилась колода. Пошла напряженная борьба, воздух в казарме только что не кипел от азарта. Соперник попался опытный, не простой. Раньше мне удавалось побеждать его с трудом. В этот раз масть не шла. Я, расплачиваясь за проигрыш, успел сбегать за пивом с закусью, благо не нарвался на неприятности в воротах. Почесал длинной палочкой под гипсом ногу, пока хозяин оной похрюкивал от удовольствия и руководил. Самым неприятным желанием порожденной фантазией Гоблина было три раза прокукарекать перед штабом. Как я не отнекивался, отвертеться не удалось. Заядлый картежник, невзирая на боль и опираясь на костыль, лично проконтролировал, стоя за углом.    На! - вскрикнул я, бросая карты рубашкой вниз на табурет.    Наконец удача на моей стороне. Ефрейтор скривился.    - Победил, признаю. Че хочешь?    Я задумался. Чтоб такое придумать в отместку. Тоже что ли отправить кукарекать? Хотя нет, повторяться дурной тон. Ценные мысли словно устроили забастовку и не желали появляться. Я окинул не складное тело товарища. Точно! Давно хотел узнать.    Расскажи, почему ты такой... - моя речь замялась, пока голова подыскивала нужное определение, - не обычный. Ну, признайся ты результат экспериментов магов? Или твои родители? Может в зону какого феномена попал?    Он помрачнел. Глаза забегали. На лице большими буквами читалось не желание говорить правду.    Карточный долг священен, - продолжил давить я, - никому не скажу. Молчок.    - Я бог.    Приятно познакомиться, - брякаю вперед мыслей, - а я внебрачный сын старого императора. Тайно укрываемый от врагов. Еще немного и Регентский Совет в полном составе явится просить меня принять корону и трон.    - Иди ты. Серьезно. Не вру. Почти... Я бывший бог. Только между нами. А то ваши чародеи, если прознают, так расковыряют меня на запчасти, как ты своего Мгеша не разбирал.    - Опять прикалываешься? Достал. И как можно быть бывшим?    - Очень просто. Конфликт у меня вышел с некоторыми личностями... Моего прежнего масштаба... Подрались, повоевали. И как водится одна из сторон проиграла. Увы, это оказался я. Мою душу тонким слоем размазали по окрестным мирам. На остатках воли и силы удалось уберечь осколки разума. Знал бы ты, чего мне стоило убедить врагов в своей окончательной гибели и затереть следы бегства. Так и оказался в вашем пространстве. А тело? Так мне было не до украшательств. Еле-еле создал оболочку похожую на здешних обитателей, пока моя суть окончательно не развоплотилась.    Я вгляделся в его глазки-пуговки, пытаясь углядеть тень насмешки. Это вполне в духе ефрейтора придумать какую-нибудь нелепую историю, а потом хлопнуть по спине собеседника и заржать. Уже приходилось попадаться. Чего стоил его рассказ про встречу с отшельником-людоедом. Весь день ходил под впечатлением, пока не связал нелогичности.    - А почему именно наше пространство?    - Здесь я оставил как-то одну из точек проявления силы. Если честно, просто однажды проводил опыты, а потом просто лень было прибраться. Давно было. Тогда мир только еще родился, вместо океанов воды кипела лава, царил мрак, лучи юного светила не проходили через завесу пепла, а по раскаленной суше бродили древние могущественные хтонические существа, от которых сейчас не осталось даже легенд. В глубинах недр ворочались заключенные в темницу исполины, ежесекундно сотрясая скалы, создавая гигантские, разрушающие все на своем пути бури и оставляя глубокие провалы на теле молодой планеты. А мана была столь густа и насыщенна, что не удерживаясь в тонких слоях выплескивалась на грубый план сгорая, взрываясь в воздухе и порождая порой диковинные явления.    Впоследствии моя лень спасла, можно сказать, мне жизнь. Сумел дотянуться сюда к вам по чистому везению.    А кто их посадил? - спросил я, все еще находясь под впечатлением от нарисованной в сознании картины.    - Кого?    - Исполинов. И насколько они были большие?    Да кто знает. Меня как-то не заинтересовало. Если заточили, значит кому-то надо. В чужие дела лезть себе дороже. А размер, - собеседник почесал лысый затылок, - с полконтинента каждый будет.    А если они снова зашевелятся, - всполошился я, - всех же нас передавят.    - Нету их давно.    - А куда делись?    Может освободились или передохли, - рассердился он, - че пристал с глупыми расспросами? Чудной какой? Ты сидишь рядом с богом, пусть и бывшим, а спрашиваешь о ерунде.    А колдуном сделаешь меня? - вспомнил я свою навязчивую идею. А что? Если случай подвалил нужно воспользоваться.    Э-э-э, брат куда метишь! - повалился на кровать от смеха и избытка чувств Гоблин, - извини друг. Раньше мог, а сейчас... Я даже сам любых способностей лишен.    Жаль, - мое искреннее огорчение можно было черпать из воздуха ведрами. Такая удача и резкий облом, - а богом чего ты был?    - Черного льда.    - Темный что ли?    - Темный, светлый, серый... Какая разница собственно? По сути, мы ничем не отличаемся.    Сержант Атан, - прервал нас появившийся в дверях солдат, - к командиру части вызывают.    Я внутренне сжался. Бес! Неспроста. Наверняка из-за спора. Точно! Сам полковник увидел, как я кукарекаю на ступенях перед штабом. Дыхание перехватило в груди. Дурацкие карты. Зачем только стал играть. Ведь никогда не страдал особым азартом. Все ефрейтор виноват! Пристал давай побалуемся на желания, а потом подставил. Я бросил гневный взгляд на него, удобно развалившегося на стуле. Тот словно и не заметил убийственного посыла.    К кабинету мои ноги подходили с дрожью в коленках. Какой позор! Наверняка занесут в личное дело. Пятно на всей дальнейшей карьере. Я так и представил надпись - "кукарекал перед штабом части". О силы! Теперь придется постоянно краснеть, объясняя каждый раз новому начальству странную фразу. И кто после этого будет доверять серьезные дела человеку, который занимается подобными глупостями?    Разрешите войти, - попросил я, после того как мне ответили на стук в дверь, - по вашему приказанию сержант Рик Атан прибыл.    Как мой голос не сорвался на постыдные нотки не понятно. В помещении кроме полковника за столом сидел Сажан, листая какую-то папку. Уже и командира взвода вызвали! Быстро. И, похоже, сейчас он рассматривает мое дело. Плохо складывается ситуация! Думаю, понизят в звании. Эх, не долго носил лычки на плечах. Быть снова рядовым.    - Проходите. У нас к вам серьезный разговор. Лейтенант будьте добры ознакомьте его с документами.    Тот, молча, протянул мне бумаги. Мои слегка дрожащие руки выхватили их и, путая пальцами страницы, бегло пролистали до середины. Хм, знакомые схемы. Это же наше с Дюром Масктаном изобретение.    - Отрадно знать, что под моим началом служат столь талантливые люди. Был приятно удивлен, когда узнал про ваше устройство. Весьма полезные штуки. Надеюсь, в скором времени они поступят в армию.    Но сейчас не об этом. В свете некоторых событий верховным руководством было принято создать экспериментальные полностью кадавровые отделения. Одно из них будет в нашем полку. Рассмотрев возможные кандидатуры, я остановился на вас, как на вероятном командире отделения. Вот и лейтенант отзывается о вашем профессионализме хорошо. Говорит, отлично знаете свое дело и являетесь примерным воином.    Я удивленно посмотрел на метаморфа. Надо же! Никогда бы не подумал. Сколько помню, вечно ругал, а слова капуша или тормоз, когда велся ремонт Мгеша, были самыми мягкими и приличными в его речи.    Так что же получается, меня вызвали не из-за кукареканья? Ура! Живем, словно камень с души свалился. Тело сразу расслабилось, а пальцы перестали дрожать.    Надеюсь, вы не против? - вопросительным тоном сказал полковник и вогнал в меня свой категоричный взгляд.    - Нет.    Предпочитаю воздерживаться от критики начальства. Тем более, что я действительно не возражал. Экспериментальная техника? Для меня это как большой яркий леденец для ребенка-сладкоежки.    - Замечательно. Через три дня прибывает группа ученых. Будут изобретать на месте. Вы включены в нее как военный консультант. За участие вам положена надбавка к жалованию.    Местный городской институт любезно согласился предоставлять свои лаборатории для опытов и разработок. Приглядывайте, что они там сваяют. А то гражданский человек он же дурной. Как припаяют какую фиговину не с того бока, а солдат мучайся в ходе боя.    Собирать кадавры будут в соседнем городе. Там завод подходящий как раз есть. Я уже договорился. Они согласны. Предоплату мы внесли.    Передо мной положили бумагу и пододвинули чернильницу.    - Подпишите, на время работы группы все наработки принадлежат армии, и вы не можете претендовать на них.    Я поставил подпись. Главное изобретение - поглотитель света создано, а все новое будут придумывать конструкторы.    - И еще, Макстан тоже участвует. Ну, вы уже работали вместе, сработались, так что легче будет сотрудничать. Ответственным за встречу и размещение гостей назначаю вас. Зайдите в канцелярию, соответствующий доступ вам выпишут. Нагрузив делами, полковник потерял ко мне интерес, и я покинул кабинет.    Выйдя из ворот части, я направился на главную площадь. Там располагалось городское отделение Имперской почты. Я терпеливо дождался, когда сотрудник за решетчатым окошко разберется с нудной бабусей.    Слушаю вас, - обратился ко мне, наконец, работник.    - Я хочу отправить бандероль.    - Имя?    - Эвис Щоган.    Заполняйте пока, - он сунул под нос мне бланк и защелкал колесиками на печати, набирая имя адресата.    Я взял в руки перо, макнул в чернильницу и на лист легли первые буквы. Злобный старикашка как-то сумел выяснить, что мне достались некоторые воспоминания Князя, явился ко мне в больничку, когда я еще с трудом шевелился после болезни и самым беспардонным манером потребовал срочно зафиксировать свои вампирские знания во всех подробностях на бумаге во имя науки. К счастью медперсонал быстро вытолкал наглеца из палаты, мотивируя тем, что мне де нужен отдых. Археолог не успокоился и несколько раз навещал меня, действуя на нервы визгливым голосом. Я сдался и кое-как описал врезавшиеся в память события из снов. И тут совершил ошибку и проговорился, что из всех знаний у меня уцелели только древний вампирский язык и алфавит. И когда непослушной дрожащей рукой накарябал несколько символов, ученый встал буквально на дыбы и заявил, что это неизвестный историкам-лингвистам диалект, но он узнает знаки. Такие же встречаются на самых старых каменных осколках, находимых по всему свету. Щоган вцепился в меня буквально мертвой хваткой и вытащил из меня честное обещание составить словарь и руководство по правилам расшифровки этого языка. Впоследствии не раз проклял свою мягкотелость. На эту работу я убил кучу долгих вечеров, рисуя в тетради дурацкие пиктограммы и зарабатывая головную боль. Приходилось изрядно напрягать мозг, чтобы упорядочить смутные воспоминания и вытащить из череды хаотичных образов нужное знание. Порой мне начинало казаться, что весь этот алфавит не существовал и является порождением моей больной изуродованной в процессе изуверского лечения фантазии. Больше всего меня злила сложность и запутанность языка. Буквально одна единственная добавленная или удаленная пиктограмма меняла полностью символ фразы.    Работник почты принял у меня стопку тетрадей, запаковал тщательно, обмотал хитрым образом сверток бечевкой и лихо стукнул печатью. Отпечаток ярко вспыхнул, показывая, что заклятие заработало, и любое нарушение целостности упаковки приведет к полному разрушению и исчезновению наложенного плетения. Я сунул в окошко плату и покинул помещение. Все, обещание я выполнил и могу забыть о археологе с вредным характером. Надеюсь, жизнь больше никогда не сведет меня с ним. Еще одну встречу не переживу.    В нужное время я стоял на перроне. Вдалеке появился приближающийся поезд, везущий ученых. Рядом со мной стоял Дюр, что-то объясняя. Я слушал его в пол-уха. Ранее он вручил мне мою копию патента с магической печатью. Теперь свидетельство, вместе с прочими документами лежало в ячейке хранилища.    Чародей радостно сообщил, что нашел заинтересовавшихся изобретение купцов и договорился о нашей совместной встрече. По его словам контракт обещал быть прибыльным. Мне оставалось только подписать бумаги. Если честно за эти дни он уже успел основательно надоесть со своей болтовней. К тому же его речь я понимал через раз. Какие-то дивиденды, инвестиции, проценты, акции. Мои знания были далеки от этого. Различные странные схемы увеличения прибыльности так и пестрили в его словах. Сюда надо Тамантана еще пригласить. Они бы нашли общий язык сразу.    Поезд затормозил, качнулся и, заскрипев металлом, остановился. Из дверей повалили пассажиры. Мы подошли к восьмому вагону.    Гюсан Тер? - спросил я человека с кожаным саквояжем и шляпе, вспоминая описание руководителя группы. В этой толпе людей он больше всего подходил под данные. А получив утвердительный кивок добавил, - Рик Атан, старший сержант. Корпус кирасиров.    - А я Дюр Макстан, полковой маг. Добро пожаловать в Шатин.    Очень приятно, - поручкался с каждым из нас прибывший. За его спиной скапливался народ, по всей видимости его подчиненные. Он усмехнулся и сказал, - фамилия очень знаменитая. Прямо как у Григория Атана. Вы случайно не родственники?    Он его сын, - влез мой товарищ.    - Да вы что? Какая неожиданная встреча. Я учился по некоторым учебникам написанным вашим папой. Он был гением в магии. Чего стоит его знаменитая теория кусочно-линейной аппроксимации значений отрицательных зарядов во внешних полях источников маны.    Вот же нашел тему для разговора! Надеюсь, не начнет выяснять про мои способности в чародействе и мне не придется, краснея, говорить что бездарен.    - Не будем стоять понапрасну. Вы наверно устали с дороги.    Мы с другом отвезли группу на место их нового проживания. Нет не в казарму, если вы об этом подумали. Люди далекие от армейских тягот изнежены и им будет не просто жить в условиях с ограниченными удобствами. А это скажется на их работоспособности. Поэтому командование арендовало дом рядом с частью. Благо поздней осенью и зимой в Шатине как в приморском городе стоимость падает в несколько раз. И отдыхающих нет, и морская торговля затормаживается.    Для гостей мы провели экскурсию. Никто не отказался. С удовольствие посмотрели главную площадь и старую мэрию, в которой в давние времена был растерзан толпой градоначальник, оставивший о себе нехорошую славу как казнокрад и старый развратник. Попробовали местную кухню, интеллигентно пощупали каменные стены старого маяка. Поохали над романтичной историей девушки погибшей, упав со скалы с любимым. В вечернем сумраке прослушали на руинах разрушенного храма зловещую легенду, инстинктивно собравшись в толпу и поглядывая по сторонам, словно погибший король-жрец Скверны воскреснет прямо сейчас на их глазах, выполняя свое предсмертное обещание вернуться.    В обед после визита в институт и знакомства с местными, Гюсан собрал всех на рабочее совещание в просторном зале, который, очень кстати, оказался в доме на втором этаже. Толкнув речь про то, какое важное дело для империи мы делаем, он предоставил слово мне.    - Вот вы как человек непосредственно имеющий дело с кадаврами в боевой обстановке расскажите про основные недостатки и желательные направления для модернизации.    Я встал, подвинул коленом стул, чтобы не мешал и посмотрел на листики бумаги, где вчера перед сном выдавил из себя несколько мыслей.    - Самое главное аккумуляторы. Слишком быстро заканчивается энергия. Было бы неплохо увеличить их емкость. А то постоянно рискуешь оказаться пустым посередине задания. Частично проблему может решить установка поглотителей маны света. Думаю нужно сделать раздвижную модель. Чтобы, к примеру, на стоянке можно было развернуть, а перед походом собрать.    - Ценное замечание, но, боюсь, с увеличением объема накопления будут проблемы.    А то я не знаю. Улучшение аккумуляторов было бы просто подарком небес. Но тут возникает делема. При большей емкости увеличивается цена изготовления и сложность труда. Сегодняшние используемые варианты были наиболее оптимальной золотой серединой. Хотя многие лаборатории проводили исследования по созданию новых дешевых аккумуляторов с лучшим накоплением энергии.    - И если мы создаем целое отделение кадавров, то следует изготавливать несколько узкоспециализированных моделей. Там для ближнего боя... стрелков...    - Подумаем.    Хорошо бы усилить броню, улучшить защиту от магических атак, сделать чувствительнее сенсоры, использовать более легкие сплавы для изготовления запчастей переносимых на себе инженерами, - я перешел на общие фразы, добавить что-то более конкретное не получалось, - еще большая проблема в личном вербальном управлении. Это ограничивает радиус действия кадавров и подвергает лишней опасности оператора. Стоит изготовить амулет, передающий команды на расстояние.    Вы же понимаете насколько сложна и ненадежна магическая связь, - скривился чародей сидящий напротив меня, - она быстро выходит из строя, работает через раз и то с помехами. Если было все так просто, вся империя давно бы окуталась сетью передатчиков. А мы, как и пятьсот лет назад пользуемся голубиной почтой и гонцами. Единственное новшество это перевозка писем и посылок поездами. И открытий в данной области, по моему мнению, не следует ждать еще годов так... двести. Говорю вам как специалист, посвятивший этому много времени.    Но не обязательно использовать дальнюю связь, - меня осенила мысль, и я заторопился изложить ее окружающим, - как-то, раз пришлось посетить столичную библиотеку, и там установлена колдовская система, в которую были включены подчиненные духи. Насколько я знаю это не редкость, и многие чародеи накладывают что-то подобное на свои дома. Что если использовать такого прислужника?    - Так ведь при определенном удалении от контролирующего контура эти существа способны сопротивляться плетениям и обретают свободу.    Мы можем вкладывать запрет на слишком большое расстояние. Рик прав, - поддержал меня Дюр, - даже если мы выиграем метров семьдесят это уже серьезное преимущество. Конечно, приказы будут идти с задержкой, но во многих ситуациях на этом можно преуспеть в боевых заданиях. Смотрите, привязываем одного духа к инженеру для передачи команд монстру, а другого к кадавру для обратной связи.    Отличная идея Атан, используем, - похвалил меня Тер, помечая что-то в своей тетради, - хотите что-нибудь добавить.    - Нет на этом все у меня.    - Кто желает выступить еще?    Позвольте мне, - попросил слово чародей, раскритиковавший ранее мою идею и, встав, откашлялся в кулак, прочищая горло, - насчет узкоспециализированных моделей предложение поддерживаю. Для близко-контактного боя предлагаю четырехупорный вариант. Это обеспечит лучшую устойчивость в сражении. Помните Гюсан, я показывал наброски своего нового чертежа перед поездкой? Используем его. Навесим толстую броню, а гидравлику нацелим на мощность. Естественно, скорость несколько упадет. Но нам, же не бега устраивать. В гнезда установим более массивные модификации клинков или молотов. Получатся просто напросто ходячие крепости.    А для стрелков можно взять за базу легкого пехотного кадавра серии МГ-63913507. Облегчим, добавим скорости, поставим кучу арбалетов и пусть бегает, пуляет во врага.    Можно самострелы встроить прямо в корпус, - предложил ученый сидящий справа через одного человека от меня, - кассеты будем вставлять не в само оружие, а в монстров. Пусть болты подаются через автоматику. Это позволит уменьшить перезарядки.    Ему возразили еще несколько участников совещания. Завязался спор. Через три часа, когда у многих охрипли голоса, руководитель хлопнул ладонью по столешнице, раздал задания и объявил окончание заседания. Все разошлись, но при этом кое-кто не прекращал что-то доказывать оппонентам.    Я навязался в компанию к Макстану. Мы заняли одну из комнат. Он, зарывшись в кучу бумажек и бормоча себе под нос, делал расчеты. Я занял полулежащее положение на кресле прихватив с кухни кучу наделанных бутербродов. Как не магу и неученому мне не досталось работы. Мои обязанности это давать консультации по боевым действиям и контролировать, что бы сотрудники ни в чем не нуждались. Но с вопросами никто не лез, а иных проблем на горизонте не было. Так что я собирался халявить. Пожалуй останусь ночевать здесь. А что? Свободных комнат полно. Хоть к храпу соседей по казарме за свою жизнь привык, но домашний уют и мягкую постель никто не отменял. И к гостям буду ближе. А то понадоблюсь вдруг, где будут искать.    Цапнув со стола книжку с интересным названием из рунной магии, я раскрыл его, и углубился в чтение. Дюр покосился на подобную наглость, но промолчал. В комнате повисла тишина, изредка прерываемая моим чавканьем. Знаю, не хорошо есть лежа на постели, но плевать. Уж такой я не культурный. Сосед недолго терпел демонстрацию моего здорового аппетита и присоединился ко мне, выхватив бутерброд с подноса.    Левой рукой я подбрасывал в воздух стеклянный шарик. Сувенир из Хадрисазкой лавки. Он настолько позабавил меня, что немедленно был куплен. Внутри, посередине болталась в воздухе маленькая железная фигурка птички с распахнутыми в полете крыльями. А на прозрачную сферу были нанесены руны защиты от удара и плетение, создававшее магнитное поле. Меня уже несколько дней мучила идея о создании арбалета на подобной основе. Хорошо бы использовать для разгона болтов вместо пружин что-то из Стихии Молнии. Вот и займусь этим.    Я вытащил из стопки чистый листок бумаги, отыскал в завалах справочников книги с нужной информацией, макнул пером в чернильницу и принялся творить. На все любопытствующие расспросы Макстана не отвечал, говоря, что будет сюрприз всем, а пока не хочу объяснять, чтобы не сглазить будущее детище. Расчеты заняли больше двух дней. Все это время я отвлекался только на тренировки с двуручным боем, благо в части нашлись свои солдаты-мастера. Все же элита, как им тут не быть. Естественно, пока мои успехи меркли на их фоне многолетней практики, но я упражнялся по много часов с неожиданным для самого себя упорством, постепенно войдя во вкус.    Когда я принес Дюру кусок трубки и часть не понятного ему агрегата и попросил нанести соответствующий предоставленным мной формулам магический узор он долго вертел деталь, рассматривал и даже обнюхал, пытаясь понять, что же ему попало в руки. Воспользоваться уже привычным мне методом со срезанными рунами не удалось. Слишком специфичное и тонкое плетение требовалось.    - И что это будет? Ты что хочешь притягивать противника за доспехи, а потом обездвиженного лупить деревянной дубинкой?    - Неа. Не угадал. Просто сделай, что я попросил.    Итогом нескольких утомительных дней по сборки стал первый в мире образец самострела с электромагнитным выстрелом болтом. Я успел разгрести треть склада со старым оборудованием в поисках нужных запчастей, заработать легкую резь в глазах от сварки и умудрился сломать несколько инструментов в процессе подгона, доведения и иногда изготовления с нуля некоторых деталей.    Тем временем на крыши домов и улицы Шатина обрушился мощный ливень. По мостовым города текли настоящие бурлящие реки. Без высоких сапог не стоило и думать выйти из жилища. Благо местность была под уклоном и вода не скапливалась, уносясь в океан. Ученые уже двое суток не высовывали носа из тепла в бушующую непогоду, занимаясь теоретическими расчетами. Никто из них не желал пока посещать институтские лаборатории, ожидая окончания досадной неприятности.    После недолгих уговоров и красочного рекламирования моего "новорожденного" оружия, я сумел вытащить Гюсана Тера на малый подземный полигон корпуса. Вместе с ним, поддавшись любопытству, отправилось еще несколько человек. Все-таки это чувство наиболее преобладает в натуре исследователя, и они пожертвовали уютом ради желания первыми увидеть новинку. Препятствовать им не стал, пусть глядят. Может чего-нибудь полезного для усовершенствования посоветуют.    Малым этот полигон назвали не потому что где-то был еще и большой, а из-за его размеров. Из подземных он был единственным. Выдалбливать под поверхностью полость огромных масштабов не посчитали разумным. Пользование помещением было расписано на несколько недель вперед. Не каждого офицера или мага пускали туда без предварительной записи. Но даже стать в очередь было проблемным. Но я помахал выданным допуском и бессовестно аргументировал свою наглость якобы просьбой и нуждами приезжих. Да простят меня они. Так как начальство придавало большое значение разработкам группы, мне выделили полчаса, потеснив кого-то.    За нами без скрипа захлопнулась тяжелая металлическая дверь. Хорошо смазывают петли, не жалеют масла. Нашу группу обступила густая темнота. Я видел все в серых обесцвеченных тонах. Причинив боль глазам, резко вспыхнуло наложенное на потолок заклятие освещения, продемонстрировав нам трещины, выбоины в бетоне и следы с трудом счищенной со стен копоти. Кое-где поверхность, словно слегка оплавилась от жара. Похоже, чародеи здесь не ограничивали себя в силах и фантазии. Я, вытаскивая из принесенных с собой ящиков детали, принялся за сборку. Вес и габариты устройства оказались приличными, поэтому предпочел принести и собрать на месте. Заинтригованные ученые с интересом обступили меня, разглядывая процесс. Дюр уже знающий, с чем имеет дело, помогал мне.    Этот арбалет создает вихревое магнитное поле вокруг болта из ферромагнетика, - тоном лектора начинаю объяснение, - мгновенная напитка маной плетения, нанесенного на трубку производится конденсаторами. Установлены самые мощные какие только можно было найти. Тут еще нужно поэкспериментировать. Думаю, следует подобрать более удачные. Эти меня не совсем устраивают. Они в свою очередь заряжаются от аккумуляторов. Скорость и дальнобойность выпущенного из этого самострела снаряда в несколько раз превосходит пружинные аналоги. Недостатки - большие размеры оружия, вес и медленная скорость накачки конденсаторов. Последняя проблема решается установкой нескольких источников энергии последовательно. Пока используется сила из одного, другие напитываются.    - Продемонстрируйте в действии, пожалуйста.    Сейчас, - говорю, останавливая торопыгу и показывая всем самодельный болт, - обратите внимание на руны. Плетение в момент нажатия на спусковой крючок охлаждает ферромагнетик до крайне низких температур, добиваясь сверхпроводимости Стихии Молнии, что усиливает эффект.    Подняв дуло арбалета вверх, я засунул снаряд в трубку и он исчез внутри.    Образец опытный предварительный, - поясняю, - в последующих вариантах используем кассеты и автоматическую подачу.    - Несомненно.    - Ну а теперь, демонстрирую выстрел на практике.    Я, положив тяжелую бандуру на упор, нажал на кнопку. Раздался легкий, набирающий высоту визг - недоработка модели. Исправим. Загорелся индикатор, указывающий полную напитку конденсаторов и готовность оружия. Найдя через простенький прицел (две наваренные пластинки с выпиленными прорезями) мишень, я сосредоточился и нажал на курок. Ничего не произошло. Ученые смотрели на меня с умным, а кое-кто с пренебрежительным видом, словно пообещал им явить поверженного повелителя демонов, а показал раздавленного таракана в ладошке.    Не получилось? Бывает. Не обкатанная техника, - прозвучал чей-то язвительный тон из-за моей спины.    Не торопитесь, - я повернулся. На моем лице светилась уверенная улыбка, - подойдем ближе к цели.    Мы пересекли полигон. В середке мишени расположилась качественная дырка. Все же мои навыки в стрельбе больше чем приличные, опыт есть как-никак. Конструкторы зашептались. Я отодвинул в сторону толстый деревянный щит. Голоса усилились. В стене среди паутины трещин торчал болт, ушедший на половину в стену.    И это не обкатанная техника, - повторяю слова прежнего комментатора.    А вы знаете, почему при изготовлении болтов не используют ферромагнетики? - не сдался оппонент так легко, - есть хорошо известное заклинание, на базе Стихии Молнии создающее магнитное поле отклоняющее полет снаряда с траектории.    - А никто не отменял еще обычные самострелы. Кроме того скорость и сила выстрела очень велика. Вы уверены, что мощности плетения хвати для противодействия? В лучшем случае слегка ослабят. Значит нужно просто подойти чуть ближе.    Атан вы меня приятно удивляете, - вмешался в спор Гюсан, - вы не думали сменить профессию на инженера-конструктора... к примеру кадавров? Жаль, сейчас принимают только колдунов, но в моем университете ректор планирует в ближайшее время открыть направление и для бездарных.    Все может быть, - опершись на арбалет, слишком тяжелая бандура, я почесал затылок. Нужно взять предложение на заметку, заманчиво, - послужу, накоплю денег на обучение, а там видно будет.    - Могу попробовать похлопотать перед Советом Образования за оплату из имперской казны. Моя рекомендация чего стоит, к моему мнению прислушиваются. Такой талант зарывать нельзя.    Не стоит. Уж лучше я за свой счет, - возражаю.    Знаю эту их помощь. И не факт что получу. А в случае удачи, потом лет десять забесплатно работать на самой гнусной должности. Как-нибудь сам. Через энное количество лет. Не хочу еще в одну долговую кабалу лезть.    Как знаете. Прислушайтесь к моим словам, - сказал он и переключил внимание на изобретение, - если мы вооружим воинов этими самострелами, то наша армия получит значительное преимущество в боях.    Не все так просто, - покачал я головой, - большой вес и зависимость от аккумуляторов исключают походное использование. Их можно устанавливать только на кадавров. Еще как версия - оборона крепостей. Монтируем на шарнирное крепление в стационарное положение, подключаем к источникам маны и солдатика к ним. Просто конфетка получится.    - Да? Тоже не плохо. Встроим вместо пружинных арбалетов в железных монстров-стрелков. Я должен посмотреть ваши расчеты и проанализировать их возможности.    - Они в моей комнате на втором этаже на столе.    - Разрешите их взять?    - Конечно.    Он отправился к двери и постучал в нее сапогом. Та медленно с натягом распахнулась. Тер исчез за ней. Ученые отправились вслед за руководителем. Я быстренько разобрал самострел, сложил детали в коробку и, пыхтя, вытащил их. Время, отведенное нам на полигоне, заканчивалось. Мимо меня с толпой солдат прошел офицер, дав команду вольно, когда я вытянулся, отдавая ему честь.    Следовало спешить. У меня еще тренировка на ножах. Договорился с одним умельцем поупражняться. Не хорошо опаздывать.    В один из последующих дней ко мне обратился с вопросом Макстан.    - Ты еще помнишь про встречу с купцами?    Угу, - буркнул я, роясь в шкафу.    - Не опаздывай. Очень важные люди будут ждать. Любая мелочь влияет на исход переговоров.    Ровно без семи минут одиннадцать мы стояли перед входом в офис Торгового Дома "Каменсан и сыновья". Каждая приличная компания занимающаяся перевозками имело отделение в Шатине. Как-никак крупный портовый город страны. Корабли отсюда могут по океану доплыть практически до любой доступной точки мира. Стратегически выгодное место.    Здание, обозреваемое нами, выстроено было в строгом аскетичном стиле. Но чувствовался качественный подобранный дизайн сразу подавляющий визитеров и настраивающий их на официальный лад. Маленькая психологическая хитрость в копилку козырей прожженных дельцов. Служащие наверняка привыкли и скорее всего уже не обращают внимание.    Макстан Дюр, Атан Рик? - спросила нас секретарша с профессионально дозированной улыбкой на лице. Ровно на столько чтобы располагать к себе и в то же время не вызывать раздражение у посетителей.    Совершенно верно, - чопорно поклонился чародей, - вы угадали.    - Вас ждут. Позвольте проводить.    Мы стянули шляпы и плащи. Еще на ступенях они были отряхнуты от капель дождя, но влага все равно пропитала верхние слои ткани. Стоящий у дверей служащий принял мокрую одежду у нас и пообещал сохранить ее как свою собственную. Я подошел к зеркалу пригладил волосы и одернул мундир, убирая возможные складки. Накануне он был тщательно выстиран, высушен и с еще большим усердием выглажен. Только что не хрустел от крахмала. Для переговоров предпочтительнее был деловой костюм, но... обойдутся. Времени заказать у портного нет, да и стоит это удовольствие прилично, не каждому по карману. Тем более что это может быть воспринято вероятными партнерами как излишнее подстраивание под них. А это чревато не уважением и как следствие худшими условиями договора. Имперский этикет приравнивал военную форму армейца к парадной одежде. Среди офицерства считалось шиком явиться в ней на светский прием. Любая самая мелкая деталь в обмундировании что-то означала. Вид войска, количество дуэлей (высшее командование скрипело зубами на такую явную демонстрацию, но не пойман за руку, значит не доказано), где и когда служил и многое прочее. Любое отступление от канонов и приписывание себе не настоящих фактов общественно обсуждалось, порицалось вплоть до явных оскорблений и намеренного игнорирования в знак не уважения. Так что я посчитал верным прийти на встречу в мундире. Это скорее даже подчеркнет мой статус и положение солдата-"кирасира" - представителя боевой элиты государства. Бросив на себя последний взгляд, и сочтя свой вид максимально приближенным к идеалу, я последовал за секретаршей.    Помалкивай, делай умное лицо и говори только когда спросят, - шепнул мне незаметно Дюр, - переговоры беру на себя. У меня в этом больше опыта.    Я безразлично пожал плечами. Мне все равно, но если что-то пойдет в разрез с моими интересами изображать рыбу не стану.    - Проходите, присаживайтесь. О вашем прибытии сейчас же будет доложено. Желаете чего-нибудь, например, чаю?    - Нет спасибо. Возможно позже.    Я выдвинул ближайший стул, сел, положил на стол папку, принесенную с собой, и приготовился ждать. Макстан, почему-то замешкавшись с выбором места, приземлился справа. Нас не заставили долго томиться. Почти сразу после выхода девушки появилась троица переговорщиков. Мы встали, пожали им руки, а они, поздоровавшись, разместились напротив нас.    Что же начнем, - сказал центровой и представился, - меня зовут Александр Каменсан. Это мой казначей. А слева руководитель отдела модернизаций и технологий.    Я оглядел говорящего. Перед встречей мной был проведен сбор данных о будущих партнерах. Хотя это слишком пафосно сказано. На деле просто прочел пару книг и журналов, да опросил Тамантана. Эд оказался настоящим кладезем информации. Ходячая библиотека учебников по истории экономики. Он просветил меня от и до. И даже больше.    Как выяснилось, этот Торговый Дом являлся одним из старых. Деятельность насчитывала больше шестисот лет. Основал его младший отпрыск древнего аристократического маркизкого клана. По обычаям его предков наследовал имущество целиком и полностью старший сын. Меньшим доставалось в лучшем случае только приличное образование да небольшое пожизненное содержание, если наследник в итоге расщедрится. А то и палок по спине могли получить прежде чем их он выкинет на улицу невзлюбив за что-то. Ну, а хорошие отношения - редкость, между родственниками, выросшими в среде интриг и шантажей.    Основатель - тогда просто тринадцатый младший сын, в тайне скороспешно покинул дом в восемнадцать лет, перед смертью родителей. Поговаривают, что к их гибели приложил руку старший отпрыск. Почему последний по счету из детей сбежал не известно. Но опять же по слухам из-за взаимной ненависти с наследником и кражи младшим золота из семейной сокровищницы. Может и врут, я там не был, свечку не держал и утверждать не стану. Почти сразу же он попал в отряд наемников, но в первой же стычке судьба повернулась к нему не лучшей стороной тела. Его смертельно ранили и изуродовали. Однако молодой организм выкарабкался из цепких объятий смерти, но несчастный навсегда остался калекой. Ему отрубили правую руку, выбили глаз и сломали ногу, наградив хромотой. О том чтобы держать меч не было и речи. Поначалу основатель Дома нищенствовал, потом прибился к мягкосердечному трактирщику слугой, в духе принеси-подай-отвали и не путайся под ногами, а затем как грамотный и сообразительный приглянулся перекупщику добычи наемников, став его помощником. Проявил неожиданно недюжинный талант в торговле и через десять лет даже выбился в купцы первой гильдии.    За это время его братья поубивали друг друга в интригах и борьбе за маркизкую корону. Высший свет как-никак, без яда, клеветы и ножа в спину никуда. Самый младший неожиданно оказался единственным наследником. Естественно за долгие пятнадцать годов без единой вести (представлялся он под чужим именем), его уже считали погибшим. Дальняя родня, да и просто кто имел такую возможность, решали в жестоких спорах, чья теперь пустующая собственность, растаскивали бесхозное имущество, отрезали по кусочку территорию, захватывали и уводили крестьян, постепенно входя во вкус. Неожиданно во главе крупного отряда наемников-ветеранов при поддержке лучших боевых магов, кого только можно было найти за деньги, появился пропавший отпрыск. Никто, конечно, не захотел признавать его владельцем (централизованной власти в стране как таковой не было, император считался просто лучшим среди равных и то только на словах), но после короткой войны и трех сожженных до камня замков соседей Собрание Дворян объявило его маркизом тех земель.    Наследство досталось ему, если честно сомнительное. Обнищавшее за время братской, междоусобной борьбы. Каждый, получив власть на короткий срок, считал своим долгом высасывать из подданных средства на пирушки, фавориток, охоту и прочие милые дворянскому сердцу забавы. Ну и соседи внесли в разорение свою лепту. Все что осталось это разграбленная крепость (умудрились даже ворота снять с петель и утащить), хилый городок на две улицы и одна деревенька. А говоря про размер территорий, просто хочется плакать, иной носовой платок и то больше.    Но свежеиспеченный маркиз недолго унывал и занялся тем, что умел лучше всего - торговать. Основал Торговый дом и открыл банк в столице имени себя любимого. За что получил пожизненную и затем посмертную ненависть всех дворян. Аристократ - ростовщик и деляга!? Позор! Пятно на всех! Даже в наше время представители родов скрывают свое участие в торговле, используя представителей и третьих лиц. Что уж говорить про те темные столетия? Умело лавируя между интересами сильных мира сего и заводя нужные связи, он сумел удержаться на плаву и достиг успеха не допустив не одной битвы на своих землях. Умер основатель Торгового Дома в шестьдесят лет, не от старости чего следовало ожидать от его мирного характера, а на удивление от раны, полученной на охоте. Хотя это развлечение он терпеть не мог. После себя маркиз оставил десяток детей, с полсотни внуков и, неизвестно сколько еще, бастардов.    Его перу принадлежит множество занимательнейших трактатов остающихся актуальными до сих пор. Это, к примеру, "Наставление потомкам о разумном и бережливом хозяине", "О приумножении богатства", "Умное управление слугами", "Малые заметки о деньгах" и "О правильном счетоводстве". Сейчас на его земле находится Денежная Академия, самая знаменитая и престижная. Диплом заведения автоматически открывал широкую дорогу карьере любого экономиста.    Основанный им Торговый Дом просуществовал до сего дня, пережив множество взлетов и падений. В наше время он где-то посередине неофициального рейтинга, причем скорее немного ближе к началу, чем к верху. А я сейчас разглядываю прямого потомка Каменсана. Маркиз, наверное, как и предок...    Я ознакомился с вашим изобретением на досуге. В этом что-то есть. Могу рискнуть и вложиться в это производство, - со скучающим не заинтересованным голосом произнес Александр, - мы можем выкупить патент, скажем за... семьдесят тысяч.    "Ах ты, жук!" подумалось мне, хочешь за бесценок получить курицу несущую не просто золотые яйца, а алмазы. И делаешь вид, словно покупаешь полудохлую клячу. Хотя если разделить пополам это по тридцать пять на брата. В принципе и на восстановление в ВАК хватит, по возрасту еще не поздно, и на несколько лет жизни, если экономить и не шиковать. А там близко первое офицерское звание. Или к Гюсану в университет поступлю, если не врет про набор для бездарных.    Мне кажется это не совсем справедливая цена, - ответил скептически Макстан, - к тому же мы, посовещавшись, решили, что отдадим технологию в ваши руки только за треть прибыли.    Я, молча, кивнул, подтверждая его слова. Но когда это произошло? Что-то пропустил этот момент, наверно память плохая. Ну да ладно, пусть давит на них любыми методами.    Это вы слишком загнули. Посудите сами. Риски слишком велики. Не известно примет ли покупатель новый товар, - вступил в разговор "модернизатор", как я мысленно его обозвал, - может люди не захотят платить нужную сумму и дело принесет только убытки. А вы не получите ничего... Это же только в ваших интересах. И следует учитывать мнение вероятное власти, она может обозвать фирму "стратегически важной для интересов страны" и забрать под свой контроль, выкупив по себестоимости, а то и ниже.    - Рискнем. Что-то мне подсказывает, устройства люди будут покупать в любом случае. А с властями вы договоритесь, уверен. Треть от прибыли.    - Зря вы так. Чересчур много просите. Организовать производство будет очень дорого и трудоемко. Построить с нуля завод, нанять и обучить рабочих. А это знаете ли целая мука. Так же траты на рекламу и издержки на торговлю. И все из нашего кармана. Полная окупаемость произойдет очень не скоро. Хорошо добавлю еще десятку, восемьдесят и подписывайте.    Ну, если для вас дорого, то мы обратимся к другим лицам. Может у них хватит денег, - мягко шантажировал Дюр переговорщиков.    - Не стоит поспешных решений.    У Каменсана на лице не отразилось не единой эмоции, но я почувствовал его нервозность. Переговоры шли долго и тяжело. Представители Торгового Дома с трудом уступали позиции, также как и чародей. Язык у него был подвешен что надо. Я сидел и молчал, изредка вставляя короткие фразы. Постепенно их предложение достигло ста десяти тысяч, а наше требование в свою очередь остановилось на четверти прибыли.    Атан, - обратился ко мне маркиз, - знаю, что вы были, не так давно лишены мачехой титула.    Я вздрогнул от неожиданности, в ушах даже послышался ее визгливый голос, достававший меня на протяжении лет. Откуда он знает? Хотя, что за глупый вопрос. Наверняка отделы информации Дома предоставили ему полное досье обо мне, за исключением подробностей службы. Армия надежно хранит свои тайны. Уверен он в курсе, даже какой длины и ширины был ремень, которым отлупил меня отец в детстве по мягкому месту при попытке стащить реактивы из домашней лаборатории. Не хватало нескольких ингредиентов для смеси по найденному в книге рецепту, а я ну очень хотел устроить красочный фейерверк в саду, но не преуспел, попался. Слишком хороша была магическая сигнализация на двери. Оно, наверное, и к лучшему, неизвестно к чему бы привела шалость. Могло и руки оторвать.    - Было такое.    - Дополнительно к деньгам я могу через некоторых влиятельных людей сделать вам титул. На барона не рассчитывайте, но шевалье запросто. А если потратите сумму на кусок земли, то и наследного эсквайра попробую.    Я поколебался. Хоть и незначительное звание, но все же дворянство. Рядом затих колдун, ему идея явно не понравилась.    - Нет. Спасибо, как-нибудь обойдусь.    Переговоры вспыхнули с новой силой. В итоге сошлись на пятой части прибыли. Десять процентов мне и столько же Дюру. Мы еще обязались в течение трех лет не продавать патент больше никому.    Я макнул перо в дорогую чернильницу из малахита и серебра и чиркнул кончиком на трех копиях договора свою подпись. Толкнул бумаги к магу, он повторил мои действия и все стороны оказались владельцами идентичных контрактов.    - Теперь предлагаю обсудить уставы совместных фирм. Откроем две. Одну по производству поглотителей света и продажи их населению.    У меня условие. Первые поставки изделий в войска и желательно сначала для кадавров, - сказал я. Надо же порадеть за родную структуру.    В этом не беспокойтесь, - усмехнулся Александр, - армейцы своего не упустят. Они отслеживают почти все рынки и новинки. Вторая будет специализироваться на установке в наиболее солнечных областях государства групп энергостанций-поглотителей света и перекачки через манопровод в наши резервуары. На торговле запасами силы можно не плохо навариться. Выкупим и арендуем у страны земли в южных пустынях. Благо они сейчас по бросовой цене. А фирму назовем... "Империал свет" или как-нибудь так.    Он еще немного поговорил на эту тему. Мы в основном соглашались. Нашим мнением интересуются больше из вежливости. У нас только пятая часть от предприятий, а у него восемьдесят процентов. Его голос в решении имеет в любом случае подавляющее значение.    Попрощавшись с теперь уже нашими партерами, мы накинули плащи на плечи и покинули офис, окунувшись в бушующую на улице непогоду. Как надоела мне эта сырость. С нетерпением жду холодов. Пусть лучше снег за шиворот попадает, чем изредка прерываемый поток воды.    Начальство внезапно вспомнило, что я без году неделя как сержант и отправило на курсы повышения квалификации для соответствия моих знаний столь высокому званию. Хорошо, что ехать никуда не пришлось из города. Мне выдали стопку учебников и брошюр и обязали по полдня ходить на занятия вместе с немногочисленной группой таких же, как я новоназначенных. Многое из преподаваемого мне было известно из курсантской жизни в ВАКе. Все-таки в командиры готовился, офицером хотел стать. Большей частью я просто вспоминал пройденный материал. Не понимаю почему, но, на мой взгляд, нам преподносили слишком много психологии. Знать данную область нужно каждому кто руководит каким-либо коллективом, но в таком объеме для простых сержантов это слишком.    Из-за курсов у меня резко появился дефицит свободного времени. Даже на сон порой не хватало. Иногда отсыпался на задних партах, прячась за спиной у других. Едва успевал сходить на тренировки, проконтролировать и проконсультировать ученых, да разруливать возникающие у них проблемы. Я диву давался, с какой скоростью они успевали их порождать.    За всеми этими хлопотами мимо моего сознания как-то пролетел факт наступления и подхода к концу зимы. Печально всегда любил снег. В детстве постоянно играл в снежки, лепил снеговика и ходил кататься на горку. А в этом году даже ни разу не пробежался на лыжах и не побывал на ледяном катке.    Очнулся только когда сугробы стали таять, а с уменьшающихся сосулек закапала вода. Наверное, из-за окончания занятий и исчезновения недосыпа.    Смотри че придумал, - я незаметно подошел к Дюру, сидящему спиной к входу в столовке, и сунул ему под нос графики с расчетами.    Тот подавился котлетой, чуть не опрокинул тарелку и не залил компотом папку. Только моя наследная вампирская реакция успела спасти бумаги от знакомства с кулинарным шедевром поваров части.    - Ты нормальный так подкрадываться? Это не могло подождать минут пятнадцать? Я ем.    - Извини. Не удержался. Только что закончил теоретические выкладки. Это поистине шедевр всей магической военной артефакторики. Ты пока жуй и слушай.    - Валяй. Что же наш гений снова придумал?    - Помнишь, когда я создавал магнитно-вихревой арбалет, увлекся Стихией Молнии? Так вот в процессе изучения книг мне пришла в голову идея. Берем конденсатор, накачиваем его до максимума электрической маной, а на корпус наносим рунное плетение. Создаем сигнально-следящий контур на объекты содержащие ману Жизни. Ну а так как все живое содержит этот вид энергии, то ограничиваем определенными параметрами и характеристиками. А то будет реагировать на кузнечиков с бабочками или на обычную траву. При вхождении в зону поражения устройство выдает запрос на пароль у потревожившего, если у того не оказывается отвечающего амулета с правильным блокирующим атаку ответом, то конденсатор разряжается выдавая удар разрядом молнии. И все враг повержен. Что скажешь?    - Хитро.    А еще я предусмотрел маскирующие магию руны, что бы чародеи недруга не смогли легко обнаружить опасность, - хвастаюсь, - так же можно использовать духов для их нахождения в случае исчезновения нужды в его действии. Прислужник выпускает сигнал, устройство отвечает, а тот зависает над ним. Солдат подходит, откапывает и деактивирует. Можно забирать, уносить и использовать в другом месте.    А как быть с нежитью, големами и прочими тварями? В них нет ни капли маны Жизни, - колдун сразу нашел слабое место.    - Тут ничего не поделаешь. Не среагирует. Да и молния на таких созданий не подействует. В лучшем случае закоптит камень или обожжет мертвую плоть. Только старые и проверенные методы. Я хотел это изобретение на кадавров устанавливать, но после здравого размышления отказался от идеи. Можно инженеров или своих солдат покалечить. К тому же устройство одноразовое. Удобнее обычным вооружением пользоваться.    - Зато хорошо на пути передвижения вражеских сил использовать. Мост, горную дорогу или лесную тропы обсыпать. Противник или кучу людей положит при преодолении, или время потеряет при обходе. А на войне задержка много стоит.    С исчезновением последнего снега под ярким солнечным светом и с появлением первых весенних цветов закончилась работа группы конструкторов. Завод в сроки, без задержек по чертежам изготовил железных боевых экспериментальных монстров.    Я, стоя среди толпы, рядом с Гюсаном Тером на тупиковой ветке рельсов перед грузо-перевозочным поездом с волнением в душе наблюдал за перетаскиванием тяжелых контейнеров с ценным содержимым на телеги. В нашем присутствии необходимости не было, но мы не могли не прейти. Столько труда и надежд было вложено в металлических созданий. Они были словно наши долго желаемые новорожденные дети. Хотелось поскорее увидеть их не на бумаге, среди формул и чертежей, а погладить в живую прохладные корпуса, ощутить кожей как внутри гудит гидравлика и ритмично постукивают приводы.    Рабочие, используя подъемный кран, цепляли ящики, приподнимали и не торопясь переносили их на гужевой транспорт. Тяговый кадавр поезда закрыл диафрагмы окуляров и терпеливо ожидал окончания погрузки, впав в меланхоличный транс. Машинист, высунувшись в окошко, попыхивал трубкой и переругивался с трудягами, считая некоторые их действия по перегрузке неверными и не теряясь в советах, выражениях и терминах.    Ценный груз под вооруженной охраной доставили в ангары части. Ровно шестнадцать штук. Одно из этих металлических тел будет принадлежать Мгешу. Сначала мне как будущему командиру отделения не хотели давать под контроль монстра. Сержанту не следует отвлекаться от руководства подчиненными, это может отрицательно отразиться потерями. Но я убедил в своей правоте. Мол один из кадавров будет охранять меня, чтобы группа не оказалась обезглавленной. За время службы привык возиться с железками и не представлял себе иной жизни. Чародеи-менталисты по моей просьбе переписали некоторые драйвера в плате с душой моего подопечного, подгоняя программы под новое обновленное тело.    Сейчас, среди деревянных обломков ящиков перед нами замерли в не живом сне будущая гордость имперской армии. Впереди шесть бойцов-контактников для ближнего боя. Эдакие кентавры с длинными руками мечами-полуторниками. Скорее даже расплющенными и заточенными тяжелыми ломами. Четыре одинаковые растопыренные ноги, а в месте соединения, ровно по центру туловище. Как я помнил из схем, конечности под воздействием нагнетаемого воздуха могли стремительно увеличить длину в полтора раза. Что обеспечивало чрезвычайную подвижность и устойчивость. Одна из этих туш станет домом для платы с Мгешем.    Броня с виду была толстенной и не пробиваемой. Словно жало скорпиона, из верха спины торчала третья рука-копье из десяти сочленений. На конце она заканчивалась трубкой с вложенным острием. В бою это оружие лупило сверху по врагу. Выскакиваемое под давлением по типу отбойника копье оставляло отличные дырки в невезучих.    За контактниками стояло пять фигур стрелков. Чуть сплющенные и удлиненные корпуса по сравнению с базовой предыдущей версией - легким пехотным кадавром. Тонкие упоры, больше направленные на скорость и быстрое отступление на не доступные противнику позиции и поддержки солдат атакой зарядами. По краям бочонками расположились магнитно-вихревые арбалеты. Магнобои, как их еще теперь называли. Стреляли они теперь не болтами, а шариками из ферромагнетиков, по сантиметру в диаметре. Кассеты со снарядами вставлялись в спинные пазы. Благодаря маркировке на них монстр мог сам подбирать нужный тип по текущей боевой ситуации. На случай попадания в ближний бой в два верхних гнезда можно установить легкие клинки, пилы или огнеметы.    Последними расположились универсалы. Пять тел. Они за исключением мелких деталей не отличались от прежней модели легкого пехотного кадавра. Чуть лучшая сенсорика, немного измененная гидравлика. Отметить хочу одно улучшение, под сенсорной панелью вставлялись одноразовые амулеты с плетением из Стихии Воздуха, которые создавали короткую мощную звуковую волну. Она шокировала и обездвиживала всех, кто был вблизи. Минус в том, что под действие попадали и свои. Поэтому живые солдаты использовать эффект не могли, но железной туше побочные эффекты были безразличны. Такие же амулеты встраивались и в контактников.    У каждого монстра на теле разместились по паре бугры-наросты. Это внешняя защита накопителей маны. Иначе бы в первом же бою хрупкие пластины повредились. По приказу оператора броня в этом месте на корпусе расходилась и появлялась щель. Сложенные гармошкой поглотители света выдвигались и распрямлялись в рабочее положение. Для постороннего наблюдателя армейские механизмы выглядели железными птицам с горящими черным дымом крыльями и приготовившимися взлететь в воздух.    Ученые полюбовались на своих детищ, поздравили друг друга с успехом и разошлись. Я, закрыв дверь ангара изнутри на замок, остался один в тишине. Подошел к контактникам, пробежался взглядом по выбитым на металле номерам и нашел знакомые числа. Вот он, мой будущий подопечный! Вытащил из пояса инструмент и выкрутил болты. Все новенькое, хорошо смазано, легко идет. Детали чуть ли не сами из дырок выскакивают. А то со старьем бывало так порой намучаешься. Иную гайку лет двадцать не откручивали и она за это время намертво приржавеет. Со всей дури на нее давишь, по ключу молотком лупишь, на огне прокаливаешь и машинным масло поливаешь. Без толку. Словно бесы ее изнутри держат и не отпускают. Пока она соскочит полдня пройдет, а с тебя тазик пота стечет.    Сняв корпус, я вытащил из-за пазухи плату, любовно протер от не существующей пыли и аккуратно вставил в пазы. Прикрутил на четыре шурупа к крепежам. Подключил два проводка питания от аккумулятора. Вставил в разъемы шлейфы от приводов, оружия и прочих устройств нового тела. Стянул их веревочками, связал и кусачками оторвал лишние концы. Это не обязательно, шестеренки не зажуют, такого не будет, длины просто не хватит. Но так больше порядка и легче не запутаться в проводах. Поставил изогнутую пластину брони на место и восстановил прежний вид кадавра.    Пальцем включил питание. Раздался тихий гул. Загорелись поочередно индикаторы. Немного поморгали, словно приветствуя меня.    - Обнаружено новое программное обеспечение. Идет инсталляция. Подождите...    Это устанавливаются дрова записанные магами-менталистами. Новое тело требует новых навыков. Загрузка должна пройти быстро. Один из конструкторов группы Тера был спецом в кадавровых процессорах. Он использовал какие-то новые наработки и повысил производительность на 22,5 процента по сравнению с другими аналогами. Немного, вроде мелочь, а приятно. К тому же добавил функцию разгона. В случае критической угрозы вычислительная мощность увеличивалась на сто-сто пятьдесят процентов. Существовал риск перегорания, но за все надо чем-то жертвовать.    - Обнаружены новые механизмы. Устанавливаются.    Ждем-с.    - Инсталлирована система "Боец-контактник"... группа "Вооружение"... амулеты "Шок 3М"... устройства "Солнечная батарея"...    Голос долго монотонно перечислял, что он делает. Я присев на табуретку немного заскучал.    Завершено. Перезагрузка... - снова молчание и перемигивание огоньков, - система функционирует в полном режиме. Приветствую пользователя Рика.    И тебе не хворать железяка, - дрогнувшим голосом поздоровался я с ним.    Хоть повреждений на плате после боя с Князем не оказалось, опасения по целостности души Мгеша не утихали. Мало ли какую гадость он мог колдануть в драке перед смертью. У подопечного в последней фразе прозвучали теплые интонации. Тоже рад меня видеть. Остаток свободного времени я посвятил тестированию механизмов и изучению новых возможностей. Конечно, они были много раз изучены мной в теории. Но листы с символами всегда остаются обычной бумагой, а увидеть все своими глазами это совсем другой уровень восприятия.    Через пять дней прибыло пополнение в полк. С железнодорожной станции прямо на плац перед казармой. Прямая шеренга из пятнадцати человек выстроилась по росту, ориентируясь на белую крашеную полосу площадки. Все в стандартной одинаковой форме. Рядом с каждым чемодан с пожитками.    Пошли знакомиться с новобранцами, - толкнул меня плечом Сажан.    Мы подошли, поздоровались с сопровождающим. Им оказался тот же человек, что заключил со мной контракт от имени части - "выделенный". Я улыбнулся ему как старому знакомому. Будущие подчиненные, словно по заказу оказались все из той же учебки, где мне пришлось проходить предармейскую подготовку. Наверное просто из-за того что она располагается близко к Шатину.    Солдаты! - гаркнул метаморф. Рядовые от его голоса вытянулись еще сильнее, чем до этого. Их глаза стали напоминать стеклянные дешевые пуговицы у куклы в руках маленькой девочки. Умеет лейтенант, одним словом дать понять, кто здесь главный, - представляю вам вашего командира - старшего сержанта Рика Атана. Теперь он для вас отец, мамка и нянька. Слушать его как свой внутренний голос. И даже больше.    Чародей сделал шаг назад и кивком показал мне, что дело за мной. Я вышел, собрался с мыслями и сглотнул ком в горле. Первый раз кем-то буду управлять, не привычно. Как бы не облажаться. Накануне я перед зеркалом вырабатывал у себя уверенный взор и твердость звучания фраз как у Сажана. Если бы кто видел меня в тот момент, надорвал живот от смеха. Так, надо собраться и толкнуть речь в стиле официальной пропаганды, про то, какое значимое дело мы делаем и что армия это наша семья. Надо вспомнить свой первый день и использовать те же формулировки. И не забыть про величие империи сказать, причем побольше, побольше...    Воины, - начало есть, голос уверенный не дрожит. Не переборщить бы с взглядом, что бы это не выглядеть потешно, - теперь вы "кирасиры" - элита государства. Одни из нас. Каждый из тех с кем вы будете сражаться рядом в строю ваш брат. Не оставляйте его без помощи и никто не бросит вас в трудной минуте. Будьте храбры в бою и упорны в учениях. Мы заботимся об империи, а империя заботится о нас, - ввернул девиз, - Не одно столетие корпус стоит на защите интересов страны и ни разу никто из наших рядов не струсил в сражении. С честью продолжайте дело своих предшественников.    Я еще раз внимательно окинул их взглядом. Почти все молодые, это хорошо. Чем старше человек, тем сложнее командовать в виду моих немногих лет. Как же, какая-то сопля мной командует? А я подчиняйся? Хотя вон тому посередке лет тридцать с лишним, но взгляд спокойный. Ничего, разберемся.    Стоящие в шеренге меня внимательно слушали. Впрочем, несколько человек откровенно скучали, стараясь, что бы это не выглядело бы слишком явно. Не удивительно, я так же поступал, будучи на их месте.    Чемоданы в руки. Налево. В казарму шагом марш, - скомандовал метаморф, после моей речи. И не громко сказал уже мне, - как разберешься со своим детским садом, найдешь меня. Поговорить надо.    - Хорошо.    Размещение новобранцев, поверьте мне, целая наука. Хорошо в армии многое регламентировано и строго расписано. Но все равно я намучался. И то реши и туда успей, на складе проследи, чтобы не подсунули откровенное непотребство, а дали положенное по бумаге. И все надо проконтролировать. Старшина в роте гад безответственный попался, почти все свои обязанности норовит на меня спихнуть, а то что делает выполняет через пень колоду. Как получил назначение, не понимаю. Уж лучше сам. Наконец всех разместил и ознакомил с местными порядками.    Сержантишь, - подошел ко мне Гоблин.    - Ну да. Лучше б я рядовым остался.    - Это ты пока не пообтерся. А к хорошему быстро привыкаешь. Через пару месяцев станешь таким, что хлебом не корми, а дай покомандовать.    - С трудом вериться.    - Так и будет.    - Слушай, ты же богом был. Значит много жил, видел, слышал и опыта много.    Тише, - прошипел ефрейтор и оглянулся, - ты еще на главной площади заори. Жалею уже, что поделился с тобой личным. Тебе-то ничего не будет, а меня маги опытами угробят. Пошли на улицу выйдем.    Так вот, я хотел узнать, - продолжаю после того как мы остались одни и он убедился в безопасности, - ты знаешь способ получить такому как я магический дар.    А! Все о старом. Твоя больная мания. Дай подумаю... - Гоблин замолчал, - Ммм... Сложно. Самый легкий путь это заемная сила высших существ. Некоторые сами развивают в душе способности, но это уникумы. Единицы из миллионов. На это серьезно не рассчитывай. Некоторые сильные колдуны могут с помощью особых методов помочь обрести способности, но они предпочитают не заморачиваться с этим. Времени уходит много, а результат слабенький. Тем более про подобные техники медитаций я у вас и не слышал. В одном из миров есть симбионты, через которых можно контролировать потоки манны, но порталы-то строить тут не умеют. Отметаем. Можно дар украсть. Берем мага, лупим его до потери сопротивления, отрезаем часть души и с помощью ритуала переносим на пациента и пришиваем. Правда дар может и не прижиться вплоть до гибели оперируемого, но ничего, если выживет, то берем следующего колдуна и повторяем, так делаем пока не достигнем успеха или смерти. Тут опять же нужен сильный чародей. Я даже не уверен, что ваши архимаги на такое способны. Да и где жертву найти.    Обнадежил, можно сказать, - грустно говорю, - и больше никак?    Хмм... - он почесал лысый затылок, - помню еще один примечательный момент из своей жизни. Как раз по твоей изобретательской части. Как вариант на безрыбье.    Какой, - спрашиваю воспряв духом.    - Один из моих адептов в силу особенностей души не мог управлять Стихией Тьмы. Зато обладал отличнейшей смекалкой. Скорее даже хитрожопостью. В итоге он меня сильно подставил и удрал от ответственности Дорогой Миров. Так и не отыскал, представляешь! Хотя сил и времени потратил уйму. Ему следовало служить какому-нибудь богу обмана и воровства.    И он нашел способ получения дара? - нетерпеливо перебил я его воспоминания.    - Не совсем. Поймал Духа Тьмы и вселил его в обычный шлем. Подчинил и через него управлял не покорной ему стихией. Эти существа то обладают способностями оперировать маной. Как он тогда радовался и носился с этой штукой. Было увлекательно наблюдать за ним.    Ну, так он уже обладал даром, - огорченно возражаю ему, - и мог контролировать подобных созданий.    - Он подключал его напрямую к мозгу как-то. Ты тоже можешь так поступить. Делай, так же как и со своими изобретениями. Обмозгуй, рассчитай теоретически и отдай магам схемы и формулы для изготовления устройства.    Да? Попробую, но ты все равно повспоминай, может найдешь другой способ. Я хочу научиться силами своей души колдовать, а не через протезы, - прошу его и тут же прощаюсь, - мне надо к лейтенанту. Потом еще поговорим на эту тему.    Сажана искать долго не пришлось. Он шел из штаба в казарму. Я ему доложил о размещении личного состава, а метаморф меня "порадовал" новостью о том, что полковник желает устроить показательные учения моего отделения с целью понять, что же мы из себя представляем. Мне предоставлялась месяц для подготовки подчиненных. Бес! Они же еще совсем "сырые". Почему так скоро. Похоже, что с конструированием устройства для управления духами придется подождать.    Так и оказалось. Хотя спецы под мое крыло попали не заурядные, отличники в своих выпусках, дело шло медленно. В учебке их готовили к эксплуатации других моделей, а тут пришлось заново изучать экспериментальных кадавров с нуля. Но что делать? Я упорно объяснял, показывал и проводил тренировки. Благо внутренности железных истуканов мне были хорошо известны до последнего винтика. И все благодаря живому участию в их создании.    В назначенный срок мою группу вывезли на полигон, поставили задачу, пожелали удачи и удалились. Я развернул карту, определил местоположение и оптимальный путь до цели. Весенний игривый ветерок попытался резкими порывами вырвать понравившийся ему лист из моих рук. Воздух был еще довольно прохладным, только яркое солнце слегка нагревало темный металл доспехов. Я озвучил приказ строиться в колонну и выдвигаться. Аккуратно оформленный строй послушно тронулся. Практики походных и боевых построений для нас не было наработано. Откуда ей взяться, если еще не прошло и одного сражения с подобным отделением. Мы - первая ласточка. И если покажем себя успешно, не далеко те дни, когда в войсках появятся наши подобия.    Я взял на себя смелость на основании простейшей логики разработать вариант фигуры для пересечения враждебной территории. Не сказать, что бы ожидалось нападение, но не воспользоваться возможностью для отработки навыков просто глупо. Наверняка после учений командование нас пошлет в какую-нибудь стычку. И от степени слаженности команды зависит общая выживаемость и выполнение боевой задачи. Терять подчиненных и технику в первом же противостоянии я не собираюсь.    В центре построения как наиболее ценные и уязвимые находились инженеры вооруженные арбалетами и короткими клинками. Их квадратом, окружили кадавры-стрелки, двое по задним углам и тройка впереди. Так же эта позиция обеспечивала быстрый доступ к смене кассет с ферромагнитными шариками к магнобоям. В голове находились четыре контактника, оставшиеся прикрывали с тыла. Универсалы заполнили дыры по бокам.    Нежная весенняя трава грубо втаптывалась в землю и вырывалась с комками почвы железными ногами монстров. Молодая поросль не достаточно окрепла, что бы выдерживать вторжение человеческих творений. Мы выглядели чужеродным элементом иного мира среди пасторального мирного пейзажа пробуждающейся природы. Группа оставляла четкий след в сыром черноземе. Скрытого передвижения нам явно не достигнуть. Да и не наша это специализация. Пусть лучше имперские отряды егерей занимаются тайными рейдами, разведкой и диверсиями на вражеской территории.    Часовой марш закончился появлением на горизонте нашей цели. Мы подошли поближе, теперь вполне можно различить подробности. Я приказал остановиться и, отстегнув защелку, вытащил из кожаного кармашка на поясе складную подзорную трубу. Раздвинул и подставил к глазу. Объект предстал передо мной как на ладони. На возвышенности расположилась настоящая миникрепость. Деревянные внушительные стены, сложенные из толстых стволов, узкий ров, к счастью пустой, без воды, копий и прочих фортификационных прелестей. Наверняка препятствие к прочему и зачарованное. На верхушке виднелись знакомые каменные тела - големы, выполняющие роль обороняющихся солдат. Над всем этим непотребством на длинном шесте гордо развивался красный флаг. Как только он окажется в руках любого из моих воинов, испытание закончено.    Я ладонями со злостью сдвинул трубу в первоначальное положение. Они в своем уме? Ценю высокую оценку полковника, но это слишком сложный уровень. Предпочел бы что попроще. При равных условиях обороняющимся всегда легче действовать, чем атакующим. А тут земляных тварей понатыкано столько, что на роту хватит.    Можно веревки с кошками использовать, но по закинутым тросам кадавры не заберутся. Они вам не циркусные акробаты. Их поле боя это твердая и желательно ровная поверхность.    Поджечь? Дерево хорошо горит. У нас и огнеметы есть, - неуверенно предложил кто-то.    Не поможет. Уверен, там нанесены руны от огня, - возражаю. Манозор на таком расстоянии бесполезен, но я бы так и поступил на месте командования, - пока хоть одна щепка загорится, всю смесь в баллонах сожжем, а нас условно, в лучшем случае, уничтожат.    Эх, сюда бы заряд фаерболла и зафигачить им под низ стены. Разом и препятствие разнесет, и големов проредим. А в проход отправить контактников. Но чего нет, того нет. Политика армии не дозволяет на испытаниях тратить дефицит. Да и будь снарядов в достатке, вряд ли позволят нам так легко пройти учения.    - Выпускайте вперед стрелков. Сшибите этих статуй со стен.    Пятерка монстров по приказу выдвинулась. Операторы разумно держались за спинами подопечных. Одобряю. Правильно делают парни. Камнем враг до них, конечно, не докинет скорее всего, но безопасность, прежде всего. Самоуверенных умников война либо учит, либо убивает в первую очередь. Кадавры остановились, из стволов полетели шарики-снаряды. Из нескольких големов брызнули каменные осколки. Земляная спрессованная плоть качественно сделанной твари не уступает порой стали в прочности, но и мое изобретение хорошо откалывает куски. Твари среагировали и спрятались за стену. Тупые каменные бошки, а сообразили.    Отступает вон к тем зарослям, - решаю я.    Группа послушно разворачивается и двигается к деревьям. Можно было бы попробовать стрелять сквозь дерево. Магнобой способен пробить препятствие, но скорость ферроманетиков резко уменьшится и разрушительная сила пропадет.    - Значит так, инженеры универсалов устанавливают пилы и валят подходящий лес, а остальные сколачивают из добытого материала щиты.    Прикинув размеры рва, показываю ширину и высоту. Хорошо, что узнав про штурм, я нагрузил своих солдат всем, что только может пригодиться. Они бедные запыхались, пока тащили на своем горбу. Но ничего запас карман не тянет, зато теперь мы не знали недостатка в веревках и гвоздях.    Через два часа я получил шесть щитов. Кособоких, но вполне крепких. Мне их не на выставку, а для разового применения. А там пусть хоть в опилки превратятся. Еще полчаса ушло на их установку на мечи контактников. Лезвия расположились параллельно земле и вошли в щели и дыры дерева.    Значит, поступим так, - собрав в круг воинов, провожу инструктаж, - кадавры со щитами идут первыми на штурм. Как только достигнут рва пусть аккуратно накрывают его ими как мостом и отступают. За ними пустим универсалов. Не вынимайте из гнезд пилы. Пусть режут стену.    - А в нижнюю пару можно отбойники установить. Для пролома дыр.    Да, так и сделайте, - одобряю я предложение, - против дерева не особо поможет, но когда появится проход, оттуда вероятно повалят големы, а это оружие против них самое то. Стрелки прикрывают атаку. Первый берет на себя крайний левый сектор вон до того выступа, второй ровно до середины, третий по ту выщерблину, а четвертый все что осталось справа. Пятый по обстановке, концентрируй огонь на наиболее тяжелых участках.    Как только универсалы сделают дыру пусть отступают. Пусть в бой идут контактники. Вопросы есть? Нет? Выполнять.    Оператор разбежались, каждый к своему подопечному. Шестерку бойцов-кадавров с деревянными щитами мы построили расширяющимся клином. Чтобы обеспечить наши наименьшие возможные потери и осложнить атаку големам. На острие я поставил Мгеша. Не сказать, что это вызвано недоверием к другим, но у него есть опыт пусть и в другом теле. Если он не выдержит, никто другой не сможет.    - Сближение.    Мы приблизились, остановились. В нас полетели камни. В мой щит, чуть не вырвав его из руки и разлетевшись на куски, с грохотом попал один из них. Заныла кисть от резкого удара. Я пригнул голову под защиту насколько смог. Словишь такой в стальную макушку шлема и здравствуй больничка. Если шейные позвонки сразу не сломаешь, то без сотрясения серого вещества точно не отделаешься. Еще несколько камней попали в рядом стоящих бойцов. Стрелки, меняя направления стволов магнобоев, подлавливали быстро появляющиеся из-за стены земляные фигуры. Как бы ни были они шустры, процессоры и приводы обладали лучшей реакцией. По команде треугольник кадавров, ловко перебирая упорами, пошел на сближение. Големы переключили метание камнями на них. Щит на клинках Мгеша, не выдержав, развалился. Я схватил висящий на шее амулет связи. В воздухе появился полупрозрачный дух.    Десять метров вправо и ко мне, - быстро говорю без запинки, не отрывая взгляда от разворачивающегося действия.    Разжимаю ладонь. Прислужник исчезает. Через пару секунд рядом со мной появляется другой.    - Выполняю.    Я это уже сам вижу. Мой монстр метнулся, подпрыгивая на выдвигающихся упорах как на ходулях в сторону на затребованное расстояние, освобождая путь соратникам и развернувшись, отправился ко мне.    Контактники достигли рва, опустили клинки. С лезвий соскользнули щиты. Один из них упал не удачно, концом в яму, но три остальных легли по задумки. Кадавры развернулись и освободили путь. В штурм вступили универсалы. Подошли почти вплотную к стене. Теперь, чтобы бросить камнем в противника големам нужно перегнуться через стену и прицелится. А это пара лишних мгновений. Стрелки не терялись и прикрывали нашу маленькую механическую армию. Инженеры уже не по одному разу сменили кассеты в их спинах. В кольцеобразную траншею вокруг крепости дождем сыпался каменный мусор, отлетающий от земляных тварей. Сколько же их там напихано за бревнами?    Бес! Один из кадавров не удачно оступился и, зацепив упором щит, рухнул вместе с ним в ров. Из ямы теперь торчали только верхние конечности. Без посторонней помощи ему не перевернуться и не вылезти. Минус одна боевая единица. Универсалы, неуклюже толкаясь на ставшем уже шатком мосту, пилили дерево. Во все стороны летели опилки.    - Отозвать третьего и пятого. Только мешаются. Там и без них тесно.    Инженеры названых монстров дружно схватились за амулеты связи. Их подопечные отступили. Големы проводили их камнями, насколько хватило дальности броска. Что-то их все больше и больше на стенах. Такое чувство, что на место уничтоженного взбирается двое. Как только крепость не развалилась еще под их весом? Маги, должно быть, постарались с прочностью.    Если дыру не сделаем, так издали расстреляем, - высказал свое мнение товарищам худощавый солдатик, меняя пустую кассету в спинном пазу механизма.    Свободные универсалы сменили пару своих товарищей у стены. У тех сломались пилы, и инженеры отозвали их для переустановки полотен в оружии. Раздался сильный грохот. Это кадавры использовали амулеты-шоки. Несмотря на приличное расстояние, я слегка оглох от звука и неожиданности. Первый раз ощущаю их действие, так как на испытании не присутствовал. Что-то тогда меня отвлекло. Мотаю головой, прогоняя шум гуляющий эхом в черепе.    Зато ударная воздушная волна отлично подействовала на погрызенную стену. Поврежденные деревяшки разлетелись, образуя дыру. Универсалы отступили. Осторожно ступая по временному мосту более массивные контактники с трудом протиснулись по одному в пролом. Не по размерчику немного. Големы исчезли из поля зрения, попрыгав со стен внутрь. Ох, и жестокая драка там сейчас твориться.    - За ними. Поставьте универсалам клинки вместо пил.    Инженеры спешно сменяли вооружение подопечных и отправляли их в поддержку остальным. Стрелки последними из кадавров колонной по одному нырнули в дыру. Мои ожидания подтвердились. Земляные твари, словно единый организм, валом шли на нас. Я с тоской взглянул на шест с флагом. Если бы можно было бы их обойти и завладеть им, задание сразу бы закончилось.    Сталь оказалась сильнее ожившего камня. Последний из големов рухнул под клинком контактника. Я стащил с головы шлем и устало протер лоб рукой. Нервная работа у сержантов. Мало того что самому надо не попасться под удар противника, так еще требуется не терять контроля над ситуацией не пуская все на самотек просчитывая действия на пару шагов вперед. Хорошо, что условным врагом управляло контролирующие заклятие, а не люди. Как бы ни было оно совершенно, с изощренным человеческим разумом или интеллектом представителя иной расы ничто не сравниться.    - Проверить и доложить о понесенных потерях.    Озадачив подчиненных приказом, я подошел к шесту и не заморачиваясь рубанул острым клинком по деревяшке. Не топор, но в умелых руках. Ежедневные тренировки и магические татуировки позволяют и не такое вытворять. Тащить флаг по веревке не было никакого желания. Перерезав пеньку, я сорвал его и намотал его на руку. Все, конец штурма.    Выяснилось, что имеются вмятины и повреждения брони у нескольких кадавров. Одного из универсалов зажали в бою со всех сторон големы, качественно поколотили и ему теперь требуется серьезный ремонт. Второму стрелку сломали упор, а его оператору камнем врезали в живот. Латы защитили, но имеется обширная и болезненная гематома, возможны переломы ребер. Упавшего в ров монстра опутали веревками, вытащили и поставили в строй.    Полковник на разборе учения оценил действия моего отделения положительно и отметил лишь несущественные ошибки. Экспериментальным новинкам дали добро на участие в боях в составе регулярных войск. А пока инженеры чинили поломки и отдыхали после напряженного месяца. Но затишье продлиться не долго. Вскоре нас пошлют на юго-восточную границу. Приказ еще не был озвучен, но любому опытному солдату было понятно, что отправки не избежать. На империю внезапно, наплевав на подписанный сто лет назад мирный договор, напали степняки. Вырезали полностью население четырех городов. Немногочисленные гарнизоны, поставленные на всякий случай и необученное ополчение из горожан не смогли остановить противника. К тому времени, когда спешно снятые с мест расквартирования части войск подошли к захваченным стенам, там никого не осталось. Орда ушла, оставив после себя разграбленные дома и растерзанные трупы защищавшихся жителей. Одним из любимых развлечений степняков было поучаствовать или понаблюдать за медленной и изощренной казнью. Как у нас смотрят на выступления ярмарочных акробатов. Искусников-палачей, умевших преподать зловещее зрелище красочно, так что бы пытаемый дотянул до конца и умер в назначенное ему время, очень уважали. На захваченной территории враг себя не ограничивал в фантазиях.    Теперь страна стягивала силы для ответных действий. Мы такого не прощаем. Не забыли и нас. Полк отправился к месту будущих сражений. Кадавров разместили в грузовых вагонах контейнерах и зафиксировали цепями. В пути деактивированные монстры много заботы не требовали. Я лишь изредка проверял бдительность охраны, поставленной больше для порядка. Кто рискнет красть столь специфичный груз или вредить ему? Да и умудриться провернуть затею за время коротких и редких остановок? Это нужно быть гением или высшим посвященным какого-нибудь бога воровства и обмана. А в поезде размещены только свои - кирасиры.    Путь предполагался быть долгим. Едем-то почти с другого конца государства. Появилось много свободного времени. Солдаты спасались от скуки болтовней, картами и скудной, тщательно скрываемой выпивкой. Я не особо пытался их поймать, хотя одного наиболее наглого из моего отделения наградил нарядами вне очереди. Прощать откровенные неуважительные выходки не в моих принципах. Ха, прав Гоблин. Быстро привыкаешь к сержантскому званию. Замашки появляются как у Сажана. Неужели и он так же видел насквозь мои наивные попытки скрыть мелкие проступки, но прощал их?    Скинув на пол тяжелые армейские ботинки и поджав ноги под себя, я сидел, уставившись в книгу, на обложке которой было написано "Основы знаний о стихийных духах". Еще пять подобных книжек лежали в рюкзаке под койкой. На них ушло все мое месячное жалование. Не смотря на дешевизну бумаги и отметивших в этом году второе столетие цеховиков-книгопечатников, цены на литературу и не думали падать. Я невольно позавидовал Антагскому Торговому Союзу. Там можно было легко найти копию любого издания, пусть на листах плохого качества и порой с не четкими отпечатками букв, зато не дорого и в любых количествах. А ретивая имперская стража, неподкупный суд (точнее трудно подкупный, любое взяточничество карается смертью, редкий служащий пойдет на риск и только за не реально крупную сумму и лишь через надежных людей) и жесткое соблюдение прав автора с пресечением любого плагиата останавливало все попытки книжного пиратства. Что позволяет писателям требовать огромные гонорары от издательств, а это повышает цены на оригиналы. Особо печально то, что научная литература гораздо дороже дамских слезливых романов.    Символы с огромным трудом собирались в моем мозгу в несущие смысл фразы. Читать не хотелось вообще. Не желание усиливалось осознанием факта бессмысленности занятия. Потратив несколько дней на изучение духов я понял, что создание артефакта позволяющего колдовать бездарному откладывается на крайне растяжимо долгий срок. Не с моими знаниями. Для того чтобы полностью разобраться в данной области следует потратить несколько лет на изучения всей дисциплины. Лучше уж сконцентрироваться на получении настоящего дара. В рунной магии я еще худо-бедно разбирался, примерно на уровне студента-троечника. Все мои изобретения были построены на голых идеях, а доводка и отработка ложились на плечи опытных чародеев. Взять хотя бы Макстана. В духах я полный невежда.    В развязанной войне ясно видны уши Антагов, - рядом со мной разорялся спорящий с дроу Тамантан.    Его громкие слова отвлекли мое и так не сильно погрузившееся внимание от книги. Помниться я предлагал ему перейти в мое не укомплектованное тогда инженерами отделение, но он отказался. Объясняя тем, что привык к своим, да и не хочет идти в прямое подчинение к другу. К хорошему мол это не приведет. Я не стал настаивать.    Если уши, то это светлые эльфы или мы, - раззадоривал его Схшесх.    А как ты объяснишь появившийся внезапно мощный боевой флот? - не поддался на подначку Эд, - и это у степняков. До этого они могли позволить себе только с десяток рыбачих шхун в приморских поселениях. Наши моряки до сих пор с ними воюют, иначе мы бы сейчас плыли кораблем.    - Поездом короче, а так путь ляжет в круговую. И не думаю, что у Орды так плохо с кораблями. Боевые посудины уж у них точно должны быть.    - Но не столько. Торговый Союз наверняка финансирует и снабжает степняков. С чего бы так резко они наплевали на договор?    - Ваш старый человечий император давно мертв. А он единственный из разумных сего мира кого боялась Орда. Ханы стали спокойно спать только после подписания мирного договора. До него они дрожали как заячий хвост под кустом. Сейчас вами правит женщина, а по их законам это позор.    - А у вас вообще матриархат. Нами руководит Регентский Совет до совершеннолетия старшего принца, а императрица лишь номинальная власть. Внешняя ширма для приема делегаций.    - Тут все зависит от расстановки акцентов.    - Еще одно доказательство. Дипломаты АТС наверняка использовали это как аргумент. Типа слабая женщина не сможет умело руководить войсками и прочее...    - Рик, а ты что скажешь?    Не знаю, - пожимаю плечами, - но мне кажется, в словах Тамантана есть доля правды. У Антагов мы давно как кость в горле. Сделать нам гадость для них за счастье.    Вот, - обрадованный оказанной поддержкой сын купца продолжил, - не забывай сложившиеся у нас со степью отношения. Все их специалисты выпускники наших университетов. А постоянно увеличивающийся товарооборот?! Мы закупаем у них продукты, в основном конечно мясо, потом так же овечью шерсть, коней, ману источников. И продаем не меньше.    А точнее обманываете, - скептически заметил дроу, - подкупили их вождей или кто у них там главные, устроили несколько переворотов и заказных убийств неугодных, посадили приспешников и качаете энергию за бесценок. А так называемые специалисты как выразился ты, это отпрыски зажравшихся богатеев, которых вы не столько учите, сколько воспитываете в них преклонение перед собой и мощью империи. Вы теперь пожинаете плоды своих интриг. Я рад, что мои соплеменники не столь глупы и не допустили подобного в наших пещерах, не знавших никогда солнечного света и людской жадности.    Поклеп, - взвился Эд, - как ты можешь так говорить о нас. Твой и мой народ всегда дружили и были союзниками. Не ожидал от тебя таких речей.    А я и не отказываюсь от товарищества, - спокойно глядя на него красными глазами, заставляющими ежится с непривычки и без тени эмоции на черном лице, - но, хорошие отношения не мешают мне думать разумно.    Поездка закончилась остановкой на станции буквально в чистом поле, если не считать домик престарелого смотрителя с внучкой, скромный огородик и козу, привязанную на веревку. Дальше предстояло топать на своих двоих. Степняки предусмотрительно сделали вылазку малым отрядом вглубь империи, и их маг взорвал рельсы, усложнив переброску армии. Сейчас поезд уедет по другой развилке и сделает круг и может быть вернется за другой партией солдат.    Перед моими ногами лежала хорошо утоптанная дорога. Видно, что мы не первые на ней за эти дни. В пыли легко читались следы от обуви стандартной военной формы. Переход ознаменовался обнаружением на пути городских стен, взятого ранее Ордой поселения. Ворота были широко распахнуты. Да и кого теперь прятать и защищать? Все жители уже мертвы. Только солдатские фигуры муравьями копошились у нас на виду.    Твари, - прошипел рядовой, идущий рядом со мной, глядя на ровные ряды могил, - сколько невинных погубили. Там же дети, женщины, старики...    Остальные инженеры поддержали его слова. Слышались ругательства и обещания отомстить, стискивались челюсти до скрипа зубов, а руки крепче сжимали рукояти мечей и арбалетов. Людям было тяжело видеть столько свидетельств недавних смертей. Площадь захоронений превышала размерами территорию города. Наверняка здесь оказались селяне из окрестных деревень, прибежавших за стены в надежде спрятаться от стрел степняков.    Погибших клали в вырытые ямы по несколько человек. Копать каждому свою было слишком долго. Человеческая плоть начинала разлагаться под солнцем. А там и до чумы не далеко. Между безымянных холмов бродили жрецы, проводя обряды упокоения душ. Сложно сказать, кто из умерших кому покланялся, не все носили символы своих покровителей, но боги сами разберутся с последователями на том свете. Сейчас главное обеспечить легкий переход за грань загробных миров.    Мы вошли в город. В красках вечернего заката он походил на крепость-призрак из старой сказки. На душу давила мрачная тишина, которую разбавлял лишь слабый ветер, изредка шурша мусором по каменным мостовым и хлопая деревянными ставнями окон пустых домов. Воины подавленно молчали, стараясь ступать тише, чтобы не будить память улиц о тех, кто заснул здесь вечным сном, защищая родных от гибели, пришедшей в дом с границы.    На ночь мы разместились в полупустующей мэрии. Вряд ли городской совет вернется с того света и потребует освободить здание. Завтрак прошел в столовой казармы, идти пришлось всего минут пятнадцать. Сухпайки еще не успели надоесть, но поесть горяченького и наваристого супчика со свежим хлебом не помешает. Неизвестно когда удастся пообедать не на привале в спешке, а за обычным столом. Стол моему отделению накрыл солдат с рваной губой и короткой бородой из инженерно-строительных войск. Туда собирали всех рукастых. Кто и починить что-то сможет, и смастерить за короткое время приспособление полезное из минимума материала и за конем при случае поухаживать. Обычно это бывшие строители, кузнецы и выходцы из цеховых артелей. Не сказать, что бы они ловко махали мечом, да и не часто им приходилось браться за рукояти клинков и сражаться, хотя и не без этого. Платили им жалование не так как нам, зато и до пенсии доживали почти все.    Страшно тут у вас ходить, неуютно чувствуешь себя. Словно кто-то в затылок все время смотрит через прицел арбалета, - сказал я, прикончив свою порцию и облизав ложку, - улицы пустые, хоть бы мышь или кошка какая дорогу перебежала. Даже птицы не залетают.    Неуютно говоришь, - солдат вытер руки о мятый фартук и присев на табурет вздохнул, - не то страшно братки, что улицы пустые. Самая жуть была, когда людей с кольев снимали. Детей-грудничков мертвых со стрел стаскивали. В меткости, сволочи, хвастались друг перед другом, поди. Кишки убирали к дверям гвоздями прибитые. Вспорют несчастному живот и горящей веткой тычут в него, беги давай.    А то мы и изувеченных, но еще живых добивали. Степняки в этом деле мастера, кости переломают, мясо на теле покромсают, причем, не задевая вен и артерий, кожу срежут, органы хитрыми ударами на части изнутри разорвут, так что у человека сил пошевелиться нет, и смерть его несколько дней не берет. Мучения одни. Лекари пытались лечить, но махнули рукой. Пятерых вытащили, но лучше б и не пытались. Калеками горемычными остались, кружку с водой и ту с трудом держат.    На кажном столбе, аж словно гирлянды праздничных фонариков, женские головы за косы были развешаны, с языками и глазами вырезанными. Котлы стояли с заживо сваренными.    Так они каннибалы, - ахнул сидящий рядом солдат.    - Не. Куды там. До такого не дошло. Тогда бы мы кости погрызенные нашли.    Мрази, - в сердцах стукнул по столу кулаком еще один воин, - да их убивать мало. За что люд-то мучить.    - Говорят некоторые из племен темным богам и демонам поклоняются, а те, как известно жертв требуют. Да так, чтоб те в страданиях к ним попали.    Сержант Рик Атан? Вас вызывает к себе лейтенант Сажан, - при выходе из столовой, верхом на коне ко мне полетел вестовой, резко дернув за удила. Коню такое поведение явно было не по нраву, и он в ответ на лихие манеры наездника возмущенно загарцевал. Всадник через некоторое время успокоил животное и указал на видневшееся в конце улицы каменное здание, - он во временном штабе.    Стоило ли ему из-за такого короткого расстояния садиться на лошадь. Или он не рассчитывал найти меня здесь? Я приказал подчиненным возвращаться в мэрию и отправился к начальству    Держи, - кинул мне командир странный амулет на двух веревочках, - сделано менталистами. Для быстрого изучения языка. Одну бечевку на шею другую донору. Ломаешь пополам пластину и вскоре ты знаешь новое наречие. Только голова у обоих будет немного болеть и для психики вредно. Но один раз пережить можно.    Мы идем в перевалочный степной поселок. Там найдешь за пару медяков нищего и проделаешь процедуру. Весь руководящий состав вплоть до сержантов должен знать язык Орды.    - Зачем? Мы разве не идем их всех убивать.    - Атан ты дурак или сегодня ты особо сообразительный? Империи только не хватало полноценной войны со степью! Может мы, и победим, но потери будут ужасающими. А там эльфы оживятся, да и другие страны не упустят момент пощипать нас на предмет поживы. Нам это только выйдет боком.    - Но, а как, же вырезанные города? Они же напали первыми.    Объясняю, - тон у метаморфа был такой словно, он разговаривает с пятилетним ребенком, - у степняков появился новый вожак, претендующий на то, что бы его называли Великим Ханом. Он собрал вокруг себя несколько племен сторонников и, желая добиться большего авторитета, двинулся на империю. К нему после поражения наших гарнизонов присоединилась еще пара крупных групп воинов. Многие здесь ненавидят империю и хотят нашей смерти. Большая часть населения Орды не поддерживают его пока, но если мы простим ему агрессию или хотя бы не отреагируем, объединение вопрос времени. А тогда нас ждет полноценная война. Сейчас мы идем на его поиски. Проблема в том, что степь широка и бегать за ним можно годами. Поэтому нужно делать все быстро и решительно.    - А этого вожака... ну как его...    - Мюфини.    Не поддерживают ли Антаги? - захотел я узнать подробности, вспомнив спор темного эльфа и Эда.    Скорее всего. Но как это доказать? Будь у нас твердые и не опровержимые факты, можно было такой международный скандал закатить, - лейтенант предвкушающее закатил глаза, - Торговый Союз так просто не отмыл бы авторитет.    Из города воины уходили, набравшись злой решимости и с горящим желанием мести в груди. И не только в моем подразделении витало такое настроение, весь полк поддался таким мыслям, наслушавшись историй жрецов и похоронных команд, подкрепленных визуальными подтверждениями.    Наш переход прошел безмятежно с однообразной картиной расцветающей и безлюдной весенней степи, покрытой зеленью вылезшей под лучи ласкового солнца. Пока еще дарящего мягкое тепло пробуждающейся жизни, но через несколько месяцев оно превратится в безжалостного убийцу, жадно высушивая влагу из земли, сменяясь раз в сутки на ночной холод. Окончание ознаменовалось вхождением в стойбище Урак-Казы, в переводе означающее след коня.    Развернитесь в парадный строй, - скомандовал Сажан, хотя от полковника такого приказа не поступало, - покажем дикарям мощь Империи в полный рост.    Солдаты подобрались, без суеты четко встали в ряды и, чеканя шаг, двинулись по направлению к центру поселения. В моем отделение кадавры вышли вперед, сначала контактники, за ними унивесалы, а затем стрелки. Отставая на два шага от монстров, шел я, а за моей спиной по пять человек в три колонны синхронно двигались инженеры, прижав к груди арбалеты.    Из юрт покрытых шкурами высыпали степняки. Какие-то они чудные. Низенькие, в халатах и все на одно лицо. Как они друг друга отличают? По голосу что ли? Кожа смуглая, волосы длинные и черные как угли от костра. Между мужчинами и женщинами не замирая ни на мгновение, шмыгали, получая иногда подзатыльники, любопытные дети, пытаясь рассмотреть все-все. Копия взрослых, только поменьше и босиком.    Амари хаши(железные демоны)... Мпери тасу амари сяказ(имперцы приручают железных чудовищ)... - долетали до меня удивленные обрывки фраз от толпившихся ордынцев.    Хотя языка я не понимал, но интонации ясно передавали людской шок от не виданного в здешних краях зрелища - механических воинов. Прав лейтенант что они дикари, наверное и читать не умеют. Хорошо если один из сотни владеет письмом. На моей родине, конечно, большинство населения тоже безграмотно, но это за счет крестьянства. В селе если умеешь по пальцам сосчитать до ста уже умный. А если нужно бумагу, какую прочитать да записку написать, коли в кои веки нужда возникла, можно местному жрецу или иному знатоку поклониться подарком или иной услугой и он все сделает как надо. В городе практически каждый житель хотя бы по слогам, но умел читать. Даже беспризорники и нищие.    Я презрительно посмотрел на них испытывая гордость от того что в моей стране самое лучшее в мире образование и передовые научные достижения. И эти варвары, живущие в грязи, посмели напасть на нас?    Не успели мы пройти и десятой части стойбища, как словно из-под земли внезапно появился и перегородил дорогу степняк в сопровождении семерых воинов с кривыми саблями и сморщенного старика обвешанного амулетами, бусами, сушеными травками и частями животных. По любому шаман, готов поставить свое месячное жалование против десяти, что это так. Из-за его спины выглядывал тощий паренек, буквально недавно вышедший из подросткового возраста, в похожем обвесе, только скромнее и в меньшем количестве. А это его ученик, несомненно. Эх, повезло же ему родиться с даром. Я готов поселиться в подобной дыре, лишь бы чародействовать.    Вай, гости дорогие! Мы вас давно поджидаем, - с легким акцентом почти не коверкая речь, быстро затараторил встречающий. Похоже, самый главный - вождь, - уже барашки заготовлены. Прямо сейчас резать прикажу. Будем вино пить, халву, мясо кушать и красивые слова говорить. Гость в доме - счастье для хозяина.    Нас мягко развернули и, не прекращая потока фраз, с восхвалениями богам и небесам, попросили размещаться на краю стойбища. Солдаты быстро разгрузили обозы, привычно поставили палатки. И рядом с местным племенем как по волшебству за пару часов появился лагерь. Идеально организованный, с ровными рядами параллелепипедов-домиков из ткани и караулами. Можно прямо сейчас зарисовывать в учебники в качестве наглядной иллюстрации.    При первой же свободной минуте легко удалось найти носителя местного языка. Это был какой-то нищий доходяга. В племени существовала что-то вроде касты полуотверженных. Без личного имущества, в обносках, всеми презираемые и периодически битые окружающими. Итогом жестов рук, мимики лица и демонстрации медяков стало его согласие на проведение обмена. По моему скромному мнению он даже не понял, что я хочу от него. Просто деньги произвели на него гипнотическое действие, пусть и столь малая сумма. Вон как глаза жадно заблестели. Как только их увидел на моей ладони, сразу сграбастал и дал деру. Я даже опешил от наглости по началу. Но где ему тягаться в скорости и реакции с бывшим почти вампиром. И пяти шагов не сделал, как его нагнали и произвели простейшую подсечку. А когда неловко шлепнулся на землю, добавили слегка ботинком по худым ребрам. Дозировано, ему много не надо, не поломать бы. Что за ничтожество! При падении даже не попытался сгруппироваться и защитить тело от удара об поверхность. А дурацкая попытка воровства? Каким идиотом надо быть, что бы пытаться убежать от человека, который явно превосходит тебя физически. Тем более предлагал же ему заработать честно, даже приготовился торговаться и накинуть три монеты сверху.    Я, сделав шаг в сторону, закрыл ему путь к бегству. Он, закрываясь телом от ожидаемых побоев, отполз и поднялся, приняв униженную затравленную позу. Голова вжимается в плечи, в глазах обреченная безнадега. Похоже, что ждет продолжения ударов. Бес! Ну не зверь же я, какой! Стараясь его не пугать, миролюбиво спокойно без резких движений пытаюсь ему объяснить ситуацию. Не понимает. Ну и тупой! Истратив все свои лицедейские навыки, донес до него смысл требуемого. Во всяком случае, какое-то понимание на его физиономии проступает. Медленно подхожу, держа деньги в поле его зрения. Только теперь крепко сжимая в кулаке, во избежание повторных попыток кражи. Накидываю ему бечевку на шею и пальцами одной руки ломаю амулет точно по изгибу пластины. О боги! Голову словно прошибает молния. Как больно! Валюсь на землю вместе с донором. В ушах звенит. Мозг работает, словно с помехами, как не исправный кадавровый процессор. Глаза передают отдельные картинки, вместо сплошного потока событий. Вот из носа нищего капает кровь. Приподнялся. Сгреб с земли, выпавшие из моей ладони, медяки. Не вставая с четверенек, быстро удаляется от меня, что-то крича про шайтанов. Плевать! Как мне хреново.    Слегка прочухавшись и приведя себя в порядок в палатке, я побрел на главную площадь. Ноги немного подрагивали, но с каждым шагом ходьба становилась увереннее. Ветер доносил до меня запахи костров, мяса и звуки человеческих голосов. Все чины, в том числе и сержанты, кроме дежурных по лагерю отправились на организованный вождем пир. Добиться от степняков трезвого стола не удалось, и до нас довели негласный запрет на алкоголь, с угрозой существенных наказаний. Правильно, мы считай, что на войне, а значит для всех сухой закон.    Сослуживцы потеснились, освобождая мне место и я плюхнулся туда. Сидеть пришлось не привычно, без стульев поджав ноги. Дикари, что говорить. С непривычки конечности сразу затекли. Приходилось их все время разминать, перенося вес тела с одного бока на другой. Еда надо признать была великолепна. Множество мясных блюд. А что еще голодным здоровым мужикам надо? Был слышен только хруст разгрызаемых костей и треск отрываемых кусков баранины. Еще было много фруктов и овощей. Откуда? Они же не земледельцы, а кочевники. Или все же что-то выращивают? Больше всего я налегал на сочную мякоть дыни. В империи данный плод редкость. Помню в детстве мне как-то удалось попробовать один кусочек. Толи угостил кто из знакомых придя в гости, толи на каком-то празднике. Смутно всплывает картина с множеством людей. Вкус необычной еды сразу врезался крепко в память. Увы, с тех пор побаловать рецепторы языка той диковинкой не удавалось. Но зато сейчас я оторвался полностью.    Единственное что омрачало торжество живота это жуткая головная боль и легкая тошнота от ритуала получения нового языка. Беря очередной кусок с толи низенького столика, толи деревянного подноса с ножками морщусь, вспоминая произошедшее. Амулет подействовал, но тогда я готовился к смерти проклиная косоруких магов-менталистов изготовивших, как мне думалось, бракованную вещицу. И лейтенант хорош. Голова будет немного болеть! Ничего себе, а как тогда много? Такое чувство, словно череп попал между жерновами мельницы.    Кроме слабых рвотных позывов появился чудовищный голод. В желудке словно месяц не было ни единой крошки. Терпя редкие спазмы живота, набиваю его с невероятно скоростью. Вроде бы уже полон и еда не лезет, а есть все равно хочется.    Ко мне подходит прислуживающий раб, молча сгребает кости и огрызки фруктов. Уносит. В империи невольники запрещены уже не первое столетие и нарушивших закон судили. А в Орде это дело процветает и не думает прекращаться. И своих должников обращали и пленников захваченных в соседних стойбищах или в набегах на соседние страны.    В центре пиршества сидит хан в имперском деловом костюме. Похоже, подчеркивает свою дружескую позицию по отношению к Империи. По левую руку среди приближенных воинов разместился шаман, грызет кость пожелтевшими зубами и недобро зыркает как и на кирасиров, так и на вождя. Явный противник союза с нами. Справа находится полковник, в перерывах между едой что-то негромко говорит главе племени. Тот, всячески поддерживая разговор, много шутил, произносил тосты и высказывал свое расположение к собеседнику.    Заклинание, наложенное на амулет начало действовать и я худо-бедно через раз понимал то, что говорили ордынцы. Правда, смысл фраз доходил с опозданием словно вспоминаешь давно забытое.    - Я шесть лет проучился в Хадрисазе. Чудесный город, клянусь копытами лучшего коня. А какая архитектура! А люди? Профессора, преподававшие мне лучшие мудрецы каких только можно встретить на земле. Каждое их слово на вес золота. Как умно они говорили. Я готов бить себя в лоб кулаком за то что, будучи глупым мальчишкой, не всегда внимал их речам. Увы, молодости свойственно пренебрегать опытом старших. Но терпеливые старцы сумели обучить меня многому и посчитали достойным получить диплом животновода.    И теперь в степи не протолкнуться от стад баранов, - скрипуче добавил шаман.    Вай, чем тебе не угодили бедные животные, - делано изумился хан, делая почти не заметные знаки руками выражающие просьбу замолчать.    - Это творения злых бесов. Где они пасутся, там вырождается трава. Приходят разозленные ветра, а солнце, словно взбешенный волк кусает землю зубами засухи.    - Опять за старые бредни. Что за глупости ты несешь. Мои пастухи весь год пасли стада у речки Ураги, а растения какие были такие и есть.    - Дурак, если хворь проникает в тело человека, это еще не значит, что окружающие видят как он погибает. Болезнь может десятилетиями прятаться, высасывая силы тела. Степняк должен жить только лошадями. Конь кормит всех добрых кочевников, а бараны обогащают жадных за счет других. Пусть имперцы выращивают их на своих землях. Духи говорят, что овцы копытами ранят нашу землю и заставляют ее страдать.    - Они заблуждаются или ты их не правильно понял.    Идиот, - весь затрясся от злости дед, - я начал говорить с духами, когда у тебя бабка молодухой бегала и еще не носила в своем чреве твоего отца. И духи никогда не ошибаются. У тебя в голове разума меньше чем у навозного жука.    - Не позорь меня перед гостями. Не порть людям праздник.    - Кого ты называешь гостями, выродок? Этих ничтожеств? Наши предки ходили на них за рабами и добычей, да обкладывали данью. Каждый раз при появлении Орды они трусливо бежали, прятались в лесах и болотах. А теперь ты выродившийся ублюдок преклоняешься и лебезишь перед ними, как паршивый пес ползает перед победителем, показывая брюхо.    Что себе позволяешь? - вскочил на ноги вождь, - как со мной говоришь? Живешь моей милостью и посыпаешь оскорблениями! Иди и проспись старик. Слишком много вина плещется в твоем животе. Хасур, Дисаф проводите его до юрты и помогите его ученику уложить наставника в постель.    Не надо, - отмахнулся тот рукой от поднявшихся воинов и плюнул на стол, - я сам дойду. Не хочу сидеть среди тех, кто пришел одержим желанием погубить степь и набить карманы, быстрыми деньгами, причиняя нам беды. Вы рушите наши капища и уничтожаете веру в предков-покровителей и добрых духов. Затем с ваших земель в степь идут насаждать чуждых богов миссионеры. Орда начинает забывать тех, кому поклонялась и кто нас защищал испокон веков.    Молодежь жадно глядит на диковинки привозимые купцами и перестает слушать мудрецов, отмахиваясь и называя их выжившими из ума пеньками. Из империи дует ветер разврата и разгульности в наши юрты. Никто не хочет учиться у стариков. Женщины перестают рожать сильных батыров, справедливых ханов и искусных шаманов. Скоро некому будет встать на защиту Орды в годы испытаний.    Ругаясь и проклиная, он ушел с пиршества, исчезнув в темноте. По пути успев заехать посохом в замешкавшихся и не успевшим освободить ему дорогу. Долго до нас доносились его оскорбления.    Хан в отчаянном положении, если рискнул спорить с колдуном, - наклонившись к соседу, негромко сказал сидевший рядом со мной капитан, - обычно вожди стараются не противоречить чародеям. Похоже, набирающий влияние Муфини сильно его пугает. Их рода враждуют не одно поколение. Попадись он к нему в руки, легкой смерти не будет.    Прошу простить меня за нелепое происшествие, - всем видом изображая как ему неприятно поведение деда, сказал хан и просительно сложил руки, - крепкое питье мутит разум и сильным воинам, что говорить про пожилого человека. Не внимайте пьяным словам. Утром он проспится и раскается за грубость гостям.    Мы все понимаем и не обижаемся, - с дипломатичным тактом произнес полковник, - глупо сердиться на выпившего. Хмель часто заставляет людей сориться, но мы не поддадимся напрасному гневу. Давайте забудем досадное недоразумение.    На мой взгляд, шаман не так уж много выпил и был вполне трезв. А главные просто не захотели раздувать ненужный конфликт из-за его склочного нрава. У каждого был свой интерес в союзе. Хотя наверняка каждый не доверял полностью другому.    Хан махнул рукой и появился баюн-былинщик с... не знаю, как этот музыкальный инструмент назвать... что-то типа гитары. Только уже и с пятью струнами. Выгоняя из-под пальцев однообразный ритм, он исполнил песню про коня и кобылицу, рассказал пару сказок, историю о последнем Великом Хане и как от поступи его иноходца с семью хвостами дрожала земля до океана. Вождь благосклонно слушал его и в конце бросил расшитый бисером кошелек. Звякнувший мешочек был тут же пойман в полете и мгновенно засунут за пазуху.    На лицах моих сослуживцев была написана откровенная скука, но мне неожиданно понравилось. Звуки, конечно, действовали отупляюще, но сказания привлекали меня, прежде всего необычностью. В империи их обычно рассказывают только маленьким и совсем по-другому. Сразу видны отличия в мышлении народов. Особенно интересна была сказка о коршуне, зайце и птенце-синехвостке. Весьма поучительный конец.    Когда пир немного подзатянулся я, сделав вид, что хочу отойти по нужде, выскользнул из-за столов. Все равно никто не заметит моего исчезновения. Голова разболелась еще сильнее, а гудящий шум множества переговаривающихся людей действовал угнетающе. Проклятый амулет менталистов! Уже вечер, скоро отбой лучше лягу и полежу в палатке. Покой и сон лучшее лекарство. Промучившись и пролежав все бока, я понял, что заснуть не удастся. Посмотрел на слабосветящийся циферблат механических часов. Уже за полночь. Кстати мне их наставник из ВАКа подарил перед поездкой в учебку, наудачу. Он с ними тоже служить начинал. Надежные, армейские. Противоударные и водонепроницаемые. Правда, старой модели. Такие сейчас не производят, но работают как новенькие. Вот что значит военное изделие. На века.    Надо будет навестить старика. Скучает, наверняка. Грайдон меня чуть ли не за сына считает. Как он там? Ближе него у меня больше никого не осталось. Давно его не видел и не общался. Несколько наспех написанных писем в перерывах между заботами не в счет. Это становится уже постыдным проступком. Попрошу как-нибудь у начальства отгул и съезжу к нему.    Занятый крутящимися в голове мыслями, я откинул полог входа и выбрался наружу из палатки. Поежился от коснувшейся кожи ночной прохлады. Стояла не привычная тишина, только незнакомые насекомые стрекотали в траве. Кто это? На привычных кузнечиков не похоже.    Может вернуться и накинуть что-нибудь поверх тонкой камуфляжной майки? Я поколебался пару мгновений, почесывая короткий ежик стриженой белобрысой макушки. На шее, на цепочке легонько покачивался номерной жетон, давно ставший, словно еще одной частью тела. Нет, не стоит, а то еще разбужу кого из парней. Они и так намаялись за день пока, я сидел на пирушке. Пусть отсыпаются. А холод это даже хорошо. Бодрячок! Может башка проясниться и боль хоть немного отступит. Прогуляюсь по лагерю, подышу свежим воздухом и на звезды полюбуюсь. Дома у меня на чердаке стояла подзорная труба. Прям как у настоящих астрономисов! Только чуть меньше. Отец изредка что-то выглядывал на небе и высчитывал на бумаги. Наверное, высчитывал положение стихий и сил. Порой при приготовлении некоторых зелий это очень важно. А то вместо укрепляющего лекарского состава для больного можно получить ядовитую смесь.    Так вот, глядя в увеличительные стекла на небесные тела, я мечтал, что люди когда-нибудь сумеют построить кадавра, который сможет взбираться по воздуху далеко вверх, и на нем все будут ездить на луну как в соседний город на поезде.    Эх, хорошо иметь вампирское зрение все видно ночью как днем, только в черно-белом цвете, думал я, сидя на камне рядом с палатками и воображая, как и раньше о небесных полетах. Даже начал придумывать возможные варианты постройки механизмов. Не всерьез, естественно. Слишком, сложная проблема. А от нечего делать и что бы отвлечься от головной боли.    Взгляд наткнулся на прислонившуюся к вкопанному столбу фигуру часового. Он что спит? Точно! Ну, ничего себе, что этот солдат себе позволяет?! Внутренне вскипая, двигаюсь к нему. Да мне не припоминается ни один случай, чтобы я заснул на посту. Всегда добросовестно нес службу, как бы сильно не слипались веки от усталости.    Рядовой, как ты смеешь спать? - я подошел к нему и пнул ботинком.    Мой голос прозвучал достаточно грозно, но не слишком громко. Что бы не переполошить почем зря лагерь. Пусть утром с ним разбираются. Он рухнул мешком на землю и не пошевелился. Бес! Мертвый! Вытаскиваю медленно из ножен на поясе клинок, так чтобы лезвие не заскрежетало и левый офицерский самострел. Мое оружие всегда со мной. Не расстаюсь даже во сне и хожу с ним повсюду. Новоприобретенная привычка.    Прилипаю спиной к палатке, входя в тень и оглядываюсь по сторонам. Никакого движения не замечаю, но это еще ничего не значит. Втыкаю меч концом в почву и щупаю шею часового. Фух! Отбой тревоги. Четкий и неторопливый пульс здорового человека спящего крепким сном. Сильно хлопаю его по щекам. Ноль реакции. Странно. Может пьяный? Наклоняюсь и принюхиваюсь. Не чувствуется даже следа алкоголя. Еле слышное дыхание. Ощупываю и переворачиваю тело. Ран и крови нет. Еще раз пощечина. Без полезно. Осторожно ткнул кончиком лезвия в его руку. Может хоть это разбудит?    Бесполезно потратив время, я отправился к следующему часовому. Тот вообще лежал на земле без сознания. Меня эти непонятки начинают напрягать. Нужно отправиться к полковнику, пусть разбирается. Передвигаясь скрытыми перебежками, стараясь быть в тени и избегать освященных луной мест, я обнаружил третьего спящего караульного. Да что же происходит? У входа в палатку на земле лежали еще двое. Настоящее сонное царство. Буквально влетев внутрь, я нашел спящего командира части и, схватив его за грудки, принялся его трясти. Его голова моталась из стороны в сторону, а глаза и не думали открываться. Я тихо взвыл от бессилия. Попинал окружающих в бесплодных попытках привести в чувство.    Выйдя, я отправился в обход по лагерю, заходя во все палатки, в поисках хоть кого-нибудь кто не заснул. Может это дурацкий сон? А сейчас очнусь в поту, а потом буду смеяться над диковинной ночной фантазией.    В наибольшее отчаяние меня привели мои инженеры. Глубоко внутри души теплилась надежда на то, что они уж точно не поддались неведомым чарам. Но как это все объяснить? Как заклятие проникло незаметно сквозь сигнализацию, поставленную нашими чародеями? Здесь нужен уровень нескольких опытных архимагов. Если это так, то почему они до сих пор не проявили себя?    Рик? Какого хрена ты тут бродишь как призрак? - сонно потягиваясь, удивленно спросил меня Гоблин, когда я зашел в палатку его отделения.    Что? Блин!! - я неловко дернул занесенной для толчка ногой и грохнулся от неожиданности на пятую точку.    - Ты че лунатик? Или резать меня собрался?    Гоблин дружище, - обрадовался я хоть одному не спящему, - ты прикинь, в лагере кроме нас с тобой все спят.    - Удивил. Ясен перец. Ночь как-никак. И тебе советую.    - Не ты не понял. Абсолютно все, даже часовые. И не просыпаются. Я и у полковника был. Тормошил, пинал. Безрезультатно. Дело тут не чисто.    - Ты не шутишь? Если за тот розыгрыш решил мне отомстить, так я же извинился уже.    - Я серьезен. Какая к бесу месть. Сам попробуй, кого разбуди.    Подговорил наверно, - скептически сказал он.    Я развел руками. Ефрейтор встал, подошел к соседу потряс его, затем другого, третьего.    - Эй, мужики не смешно. Тупой развод. Делать вам нехрен, как дети ей-богу.    - Да пойми, все правдивей некуда. Может там уже Муфини, будь он не ладен по-тихому подошел и готовится напасть.    Ну, будем вдвоем отбиваться, - хмыкнул Гоблин, - а утром предъявим гору трупов, голову главаря и потребуем премию.    Он натянул доспехи, взял мечи, забросил на спину щит и мы вышли. Я уже давно был экипирован и взволновано теребил ремень пехотного арбалета. Офицерские самострелы, конечно тоже хорошо, но это оружие дальнобойнее.    Че вы тут шумите? - из следующей палатки выполз темный эльф. Мы вели себя тихо, но для его слуха и шаги гусеницы громкий топот, - спать мешаете. Вас за километр слышно.    О, нашего полку прибыло, - ответил я, - знаешь последнюю новость Схшесх? Какой-то гад умудрился весь лагерь усыпил. Крепче не бывает.    Мертвецки, - подтвердил ефрейтор.    - Гоните!    - Да чтоб нам провалиться!    Так. Подождите, - сверкнув панталонами напоследок, он исчез за пологом.    Я раздраженно, но тихо фыркнул. Мне, конечно, плевать на моду дроу. Ну, уж больно эти тряпки напоминают бабское нижнее белье. В таком ходить себя не уважать. Гоблин перехватил мой взгляд и ехидно оскалился. Тоже хорошо видит в темноте, однако.    Схшесх долго не задержался, не прошло и пяти ударов сердца, как он появился в боевом облачении с собранным луком и полным стрел колчаном.    Что будем делать? - спросил он, сгибая дугу одним движением и натягивая тетиву.    Обойдем лагерь и попробуем найти тех, кто не заснул, - предлагаю как сержант и соответственно теперь главный в нашей троице.    - Если я не поддался неведомым чарам, то логично предположить, что второго дроу в полку командира лучников можно разбудить. Из иных рас больше некого в корпусе нет.    - А почему именно нелюди?    Считай сам. Я темный эльф. Атан тоже не совсем человек после заражения. Метаболизм у него же слегка изменился после тех событий, - предположил Схшесх и окинул Гоблина задумчивым взглядом, - вот на счет тебя не знаю. Хоть ты и приписываешь себе чистоту крови. Но теперь я в этом еще больше сомневаюсь.    Не твое дело красноглазый, - мгновенно окрысился ефрейтор, - был, есть и буду коренным жителем империи. Там и появился на этот свет несколько десятилетий назад.    За тайну боится, понял я. Опасается опытов магов. И главное не соврал. Только не сказал, что не родился, а воплотился сразу взрослым, и до этого с визитом был здесь в доисторические времена.    Тогда разделимся, - вклиниваюсь между ними, гася конфликт, - дроу идет к соплеменнику. А мы вдвоем осмотрим оставшиеся палатки. Может, кто еще найдется.    - Разбуди свою железяку. Лишний боец нам не помешает.    - Не стоит. Позвать я могу его в почти любой момент, но он слишком шумный. Это заставит отреагировать противника. А мы даже не знаем, кто нам противостоит. Поэтому лишний раз не высовывайтесь, передвигайтесь скрытно.    - Степняки. Зуб даю. Хан наверняка решил нас подло прирезать, подсыпал ченить в хавчик незаметно. Он падла мне сразу не понравился. Взгляд у него не добрый. И пузо...    А чем тебе его живот не такой, - опешил от непонятной логики эльф, - а ели мы армейский рацион. На пиру только командование было.    Все равно момон у вождя подозрительный, доверия не вызывает, - продолжил настаивать на своем Гоблин, - жаль полковник Сажана куда-то отослал. Если твоя теория верна, то он как метаморф тоже не должен был заснуть. Уж его-то метаболизм нашим не чета.    Так стоп, - остановил я их словоблудие, - выполнять указания.    Есть сержант, - шутливо отдали честь спорщики.    Дроу мгновенно исчез из вида, а мы с мечником отправились по палаткам. Результата это не дало, но зато Схшесх вернулся к нам с подмогой. Я чуть не подпрыгнул, когда передо мной возникли две черные фигуры с обвязанными черными платками волосами. Ночью темные эльфы предпочитали маскировать прически. Уж слишком белый цвет их выдавал в кромешной тьме.    Я посмотрел на нашивки новичка. Империя предпочитала не пускать лишний раз иностранцев в офицеры. Звание, как и у меня, тоже старший сержант. Вот это уже плохо. Два командира в итак крошечном отряде. Впрочем, он дольше меня служит, значит опытнее. Да и живет, наверное, не первое столетие. Не буду мешать, пусть руководит. Личные амбиции это ничто, когда на кону твоя жизнь. С командиром лучников я особой дружбы не водил. Так общие куцые фразы при редких рабочих контактах. Все что я знал про него это имя Джастхш и то, что служит в части уже пятнадцать лет.    Итак, - с ходу начал он, - четверо активных бойцов, спящий полк и неведомая угроза.    - Плюс кадавр-контактник.    - Уже лучше. Наша задача это ликвидировать магическое сонное воздействие на солдат и отразить вероятное нападение. Предположу что количество живой силы противостоящего нам противника значительно меньше чем корпуса. Идеи?    Можно попробовать влить в рот людям "берсячные" коктейли (смесь на основе вытяжки из мухоморов, белого мха и ледяной плесени. Заимствована из секретных рецептов шаманов Тальгского Архипелага и усовершенствована алхимиками Империи. Входит в стандартный набор зелий военнослужащего. Временно увеличивает сопротивляемость магии, скорость, силу и выносливость выпившего, притупляет боль. Побочные эффекты: привыкание, слегка неадекватное восприятие действительности в период воздействия и мощный "откат". Рекомендуется использовать только в крайних случаях). Любой сон вышибет напрочь, - говорю я, - если это не даст результата, то тогда не знаю, что сможет помочь.    - Возможно, сработает.    Схшесх небрежно обследовал тело спящего часового, вытащил из его кармана крошечную бутылочку и сковырнул пробку кривым когтем. Ефрейтор приподнял туловище и зафиксировал в своих лапищах голову солдата.    - Ням-ням. Ложечку... тьфу... глоточек за папу, глоточек за маму.    Восемь глаз уставились с надеждой на подопытную жертву эксперимента.    - Не действует. Состав проникает в кровь за пять-десять секунд. А этот уже две минуты валяется и даже не пошевелился.    - Придется все делать самим. Делимся на двойки и делаем обходы лагеря. Я и Гоблин берем южную часть, а вы северную половину. Не выпускать товарища из поля зрения! Думаю, враг не замедлит проявить себя. Как только что-то обнаружите, один остается следить, другой идет за подмогой. Без команды не выдавать себя.    - Есть.    Мы с темным эльфом стали бесшумно двигаться между палатками, то и дело замирая, вслушиваясь и оглядываясь по сторонам. Дроу крался в шагах пятнадцати от меня. Если бы не вампирское зрение и то, что он постоянно специально показывается мне, я его и не замечу, даже подойдя вплотную. Движения были настолько естественны, что он полностью сливался с местностью. Взмахи руками, словно порывы ночного ветра, а шаги танец травы в лунном свете. Вот это мастерство! Не то, что мое неуклюжее подражание. Краткий начитанный курс по маскировке и пара занятий на полигоне. Надо будет попросить Схшесха дать мне несколько уроков.    Эльф замер. Останавливаюсь и напрягаю все органы чувств, даже делаю глубокие вдохи носом в попытке что-то учуять в потоках прохладного воздуха. Напарник делает легкий взмах рукой. Подкрадываюсь к нему.    - Слышишь?    - Нет.    - Там люди. Надо ближе.    Мы ложимся на землю и, держа вес тела на руках, подкрадываемся, словно ящерицы. Хорошо, что солдатские ботинки не успели стоптать полностью растительность. Нас сложно заметить. Теперь и мне видны смутные тени рядом с одной из палаток.    - Степняки. Кто бы сомневался. Тут кроме них и нас никого на сотни верст нет.    Пойду. Разведаю, что да как, - говорит дроу и уползает.    Стой, а как же приказ, - прошипел я ему в след.    В жопу... - доносит еле слышный ответ ветер.    Ну, елки-палки никакой субординации! И это кирасиры - элита империи! Лежу на земле и наблюдаю. Слишком далеко, различаю только две переминающиеся фигуры. Я вздрагиваю от внезапного голоса со спины.    - Двадцать семь воинов плюс один свеженький мертвец. Собственноручно отправил к праотцам. А они наших, похоже, там убивают.    Оборачиваюсь и вижу сидящего на корточках эльфа, вытирающего пучком сорванной травы окровавленный пехотный нож.    - Напрасно ты его прикончил. Сейчас они обнаружат труп и встревожатся.    - Зато их стало меньше. Тем более тот отошел по нужде. Идиот. Страдал расстройством желудка, а поперся ночью во вражеский лагерь. Пока он копошился под кустом, я подкрался, зажал рот и тихо перерезал горло. А тело утащил и спрятал. Пока время пройдет, да сообразят... Там еще ходит дед халате с кривой палкой и в бусах. И пацан в таком же прикиде.    - Шаман с учеником. Плохо. Колдун он по внешним признакам опытный. Жаль, уровень силы не известен. Если хотя бы подмагистр, то наша четверка ему на зубок. А там еще и степняки.    - Сомневаюсь. Племя слишком мелкое. Сильные чародеи на службе у влиятельных ханов подвизаются. Все! Я за остальными, пошел.    Пока Схшесх звал другую двойку ордынцы перешли к следующей палатке. Я только скрипел зубами от злости и сжимал кулаки. Там не просыпаясь, словно безропотная скотина на бойне, умирают мои сослуживцы. Но что я мог один сделать против превосходящих сил? Оставалось только ждать.    Будем атаковать, - уже проинформированный Джастхш как только появился в моем укрытии на мгновение выглянул и стал намечать план боя, - их главная боевая единица это маг. Его нужно убрать сразу. Ученика вторым. Может он и свечу даром пока зажечь не сможет, но рисковать не будем. Атан, на сколько близко твой кадавр может подойти, что бы они не услышали?    Боюсь его заметят, как только начнет двигаться, - огорченно сказал я, - если бы во время боя или рядом с людной толпой... Еще можно. Но в ночной тишине бесполезно.    - Тогда разбираем точки с простреливаемыми секторами и незаметно занимаем удобные позиции. Как только из палатки выйдет шаман, используем арбалеты и луки. Рик призывает своего железного монстра. Если степняки пойдут на сближение то на вас двоих оборона, а мы с Схшесхом продолжаем выпускать стрелы. Маскироваться и первыми не начинать. Гасите их болтами только после того как я начну атаку.    Дать тебе самострелы? - хлопнул я по поясным кобурам и добавил, зная посредственное владением Гоблином всем, чем нельзя ударить по врагу держа руками за рукоять, - для ближнего боя и целиться не надо особо.    - Спасибо не надо. Сейчас у часового себе экземпляр с парой кассет добуду. Ему они не нужны пока.    - Как хочешь.    Мы, стараясь не шуметь, подползли поближе к входу и спрятались за двумя телегами с тюками и ящиками. Удобное место. Все просматривается и тень от луны падает на нас. Кочевники у палатки скучали и негромко переговаривались. Послышались смешки. Я разозлился. Весело вам гады? Трусы! Мечем к щиту, видя через смотровую щель шлема глаза противника страшно было сойтись? И вместо честного боя усыпили всех и как воры полезли ночью в лагерь.    Из полога высунулась седая голова шамана и злобно прикрикнула на сторожей. Те тут же замолкли. Я напрягся. Ну же давай! Чего ждешь Джастхш? Тихий звон тетивы, тяжелый кованый наконечник раскроит лицо, а тощее тело колдуна от мощного толчка полетит назад. Чародей исчез, а ткань отпущенная костлявой рукой колыхнулась и замерла. Разочарованно расслабляюсь. Как же так? Такой шанс был упущен. Но дроу похоже считал иначе. Ждем замерев. Выданная магом доза стимуляции рвения добросовестности недолго действовала. Степняк, протянув саблю за спину, чешет кончиком лезвия спину. Сосед комментирует его действия. Жертва подколок в ответ в шутку толкает того в плечо. Похоже, что сопротивления от кирасиров они не ждут. Ничего пока в сознании хотя бы один имперский солдат, мы способны победить любого врага! И скоро вы почувствуете эту простую истину на своих шкурах.    Из палатки выходят три ордынца. За ними идет шаман. Бес, они закрывают его своими телами! Отошли в сторону. Можно стрелять, но дроу медлит. Я, не убирая прицел арбалета от щеки, скашиваю глаз на него. Лицо каменное, без эмоций, а тетива даже не натянута. Рядом с его коленкой ровным частоколом в землю воткнуто с десяток стрел. Смазанное движение руки, щелчок по кожаной перчатке и древко срывается в полет с лука. Схшесх почти синхронно дублирует выстрел. Их движения мелькают с огромной скоростью, словно крылья мельницы в под свирепым дыханием разгневаной бури. Пока я и Гоблин успели выпустить по болту, они отправили уже с десяток стрел. Самовзводу пехотного самострела не сравниться с мастерством эльфов.    Активация и на максимальной скорости ко мне, - быстро говорю, схватив и сжав амулет на шее.    Появившийся дух, выслушивает приказ и исчезает. Одна из шестнадцати железных статуй в центре лагеря ожила, встряхнулась и, развернувшись, нацелилась на место схватки. За несколько секунд попрыгивающий на упорах в быстром беге Мгеш успел приблизиться.    - Противники всех кто не принадлежит к дружественным объектам. Приоритет первой ликвидации для чародея. Атаковать!    - Принято.    Колдун в это время громко выкрикивал какую-то тарабарщину, припадая на левую ногу. Из всех стрел только одна вскользь задела халат. И острие, похоже, сумело нанести болезненную рану. Тускло блестящий в свете луны наконечник не успел проделать и половину пути, как внезапно появившийся порыв ветра отклонил его полет от цели. Вставший на сторону врага воздух исправно защищал того от наших выстрелов.    Темные эльфы ухитрились убить двух кочевников так, чтобы стрелы не завязнув в их телах, улетели в шамана. Но это не помогло прикончить его. Третьему я всадил в глаз болт, как только понял тщетность борьбы с ветром.    Маг воткнул конец посоха в почву и у его ног словно нарыв на коже вспух холмик, брызнув травой, корнями и мелкими комками. Это непонятное образование зашевелилось и побежало навстречу к моему подопечному. В земле появилась быстро удлиняющаяся борозда, выглядящая так как если бы под землей крот-переросток рыл нору по метру в секунду. Существо достигло ног металлического монстра, и передняя правая конечность провалилась в яму. Мгеш запнулся, замешкался и эта ошибка стала роковой. Ему следовало бы постоянно двигаться, а так тварь воспользовалась возможностью и утащила в разъехавшийся грунт полностью все ноги. Эх, суда бы кадавра-стрелка. Для того расстояние не помеха. Опустошил бы пару кассет со снарядами. Хоть бы от парочки выстрелов потоки ветра бы не спасли. А старику этого хватит за глаза.    На шум боя из палатки выскочили остальные ордынцы. В нас полетели стрелы. Становится опасно. В мою грудь тюкается со звоном наконечник, развернув меня мощным толчком в пол оборота против воли. Спасибо металлургам и кузнецам Империи за качественную броню.    Несколько воинов вытаскивают сабли и кидаются с воинственными возгласами на моего подопечного. Идиоты! Что они сделают ему своими загогулинами? В лучшем случае слегка поцарапают маскировочную краску, которую я аккуратно с заботой нанес ему на корпус еще в Шатине, подобрав оттенок по шаблону из методички. Специально под весеннюю степь. А вот он их с легкостью нашинкует своими тяжелыми клинками. Все так и произошло. Несколько взмахов, минус четыре противника и на землю упало восемь разнокалиберных человеческих половинок.    Железный демон! Не уязвимый! Он всех нас убьет! - с криками ужаса, уцелевшие отбежали.    Ненадолго хватило их храбрости. Шаман не дал им окончательно разбежаться, скоординировав действия.    - Стойте! Не подходите к нему, и он вас не тронет. Я его держу на месте. Еще немного и он будет повержен моими чарами.    Пока противник находился в замешательстве, мы успели пристрелить троих, а одного ранить. Каюсь моя вина. Слишком плохо прицелился, поторопился и болт вместо сердца попал в плечо. Летят стрелы в ответ.    Помоги, - кричу я ефрейтору, отбросив арбалет и схватившись за борт телеги.    Он берется за колесо и мы, поднатужившись, опрокидываем повозку. Спасибо регулярным тренировкам и казенным сытным харчам. Командование на продуктах для солдат не экономит. Сыплются тюки. У моей ноги падает и разбивается ящик. Из дыры высыпаются гвозди. Кому-то потом собирать. Но не моя забота. Тут бы до утра дожить. Что-то ночные схватки становятся нехорошей традицией.    Мы прячемся за укрытие. Степняки, потеряв еще пятерых в перестрелке, сообразили повторить наши действия. Стало сложнее в них стрелять.    Я обойду им за спину, - говорит Схшесх.    Джастхш кивает и он цепляет лук на спину загнутыми лезвиями за хитрые крючочки и уползает в темноту придерживая колчан рукой, стараясь, что бы маневр не был замечен противником.    Шаман вытащил из недр бесформенного балахона бубен, стукнул в него, подпрыгнул на здоровой ноге, вильнул задом и взвыл что-то не членораздельное. Появились пять огненных ящерок. Словно яркие факелы в темноте. Аж глаза режет. Самая большая не превышала размером крупную крысу. Саламандры! Я читал о них. Стихийные существа, которых подчинить может не всякий маг, только редкие узкоспециализированные специалисты, знающие многие тонкости общения с существами тонкого плана. Значит шаман у нас духовод! Оригинальное ремесло. Что ж, это было бы логичным предположить заранее. Колдуны из глухих мест далеких от цивилизации часто выбирают подобный профиль. Их отличие от представителей традиционных школ весьма существенно. Если обычный чародей использует дар напрямую, то есть, создавая заклинания, то духоводы способны составить в лучшем случае простейшее плетение. Но не следует недооценивать таких врагов. Они по своей специфике способны на изощренные атаки. Их можно сравнить с торговцами в магическом мире. Призвав нужного духа или найдя его через астрал можно предложить тому сделку. Ты мне, я тебе. Самая большая сложность в понятийном восприятии. Те просто не могут сообразить, что от них хотят. Логика жителей тонкого плана весьма отлична от человеческой. Или представителя другой расы. Демона и то гораздо легче понять. За оказанные услуги с духами расплачиваются своей силой, жертвенной кровью и плотью или более экзотичными товарами. Не редкость когда они требуют просто поиграть с ними (только не удивляйтесь, узнав потом, что они считают забавой), подарить пуговицу от одежды или прутик из старого веника, и даже спеть песню. Кто-то может попросить вселиться в тело на время. При возращении в адекватное состояние можно обнаружить себя сидящим на ветке и поедающим дохлую провонявшую кошку. Случается, что новоселец не желает отдавать оболочку старому хозяину и можно никогда не очнуться. Так что мой совет, при случае не рискуйте в подобных экспериментах. Чревато не добрыми последствиями.    Шаман ткнул высохшим перстом в нашу сторону. Горящие рептилии побежали в атаку. Трава под их лапками жухла, чернела и сгорала. На земле оставались цепочки выжженных следов. Я занервничал. Этих тварей обычным клинком сложно уничтожить. Только вода. Мои глаза заметались в поисках. Так есть, совсем близко стоит бочка наполненная наполовину. Пока я размышлял саламандры добежали до нас. Рубанул сверху по ближайшей. Она завизжала и стала кататься по земле. Совсем как побитая собака. Даже не подозревал, что они умеют издавать звуки.    Ай. Чтоб тебя разорвало, - вскрикнул от боли и отпустил рукоять оружия.    Меч от жара накалился и ожог мне руку даже через перчатку. Теперь клинок только на переплавку. Сломается если не от первого удара, то от пятого-шестого точно. Внезапный сильный ветер чуть не сбил меня с ног. Отлично, чародей еще одного духа Воздуха отправил к нам. Убить не сможет, но осложнить бой запросто сумеет. Вторая ящерица вцепилась всей пламенной тушкой мне в ботинок. Запахло горелой кожей. Я схватил валявшуюся среди ящиков короткую лопату и врезал по третьей вражине. Она как раз нацелилась прыгнуть на меня. Удар вышел качественный. Рептилию накрыло и сплющило полностью. Раздался крик обиженного ребенка. На мгновение мне стало даже совестно обижать маленьких созданий. Наверняка не по своему желанию подчиняются колдуну. Наложил какую-нибудь подчиняющую гадость и те воспротивится, не могут, а я тут с ними так обращаюсь. Копилка претензий к врагу пополнилась еще одним фактом.    Муки совести закончились с болью в пятке. Вцепившееся создание прожгло грубый толстый материал обуви и добралось до нежной кожи человеческого тела. Я хромая допрыгал до бочонка и сунул ногу в воду. Да простит меня тот, кто ее заготовил себе и товарищам для умывания на утро или вообще для утоления жажды. Из жидкости ударил горячий обжигающий пар. Плотные штаны спасли от лишних ожогов. А то тело и так все в волдырях под доспехами.    Рик... тащи... воду... - в перерывах между отбиванием от ящериц, прокричал Гоблин.    Его штаны под металлом лат прикрепленных ремнями, кое-где уже занялись веселыми огоньками. Я приподнял бочку и, пошатываясь от тяжести и неудобного хвата, поспешил ему на помощь. Минута, несколько прицельных обливаний и с саламандрами покончено. Умерли во враждебной стихии. Бедные существа! Жалко их. Я отпустил ношу и присел, переводя дух. Дроу продолжал выпускать стрелы из сборного лука. Он даже ухом не повел в сторону нашей возни с рептилиями.    Порядок, - прокричал нам Схшесх, высунувшись после предупредительного свистка из позиции прятавшихся степняков, - идут по дороге мощеной добрыми делами к воротам богов.    Джастхш встал, поправил колчан и неспешно направился к шаману. Тот недобро зыркнул на нас, но продолжил стучать в бубен и бормотать.    Ну все не уйдешь гаденыш, - с злорадной улыбкой сказал ефрейтор на языке Орды. Откуда только знает? Закинул щит за спину и, красуясь, крутанул с лихим гулом в воздухе тяжелую пару мечей, - будешь на том свете вспоминать, как не хорошо усыплять и резать людей. Хоть и на голове твоей седые волосенки, но не пожалею. Отправлю твою душу ко всем демонам. Им служишь упыреныш? Ждут тебя уже давно, аж слюнки с подбородка капают.    Не торопись имперец, - сказал скрипучим голосом шаман и с затаенной радостью продолжил, - один не уйду. Хочу тебя собой взять. Вместе веселее будет хрустеть костями в пастях у демонов.    Он стукнул последний раз в бубен, и в воздухе образовалась трещина, похожая на прореху в праздничной скатерти. Из дыры выползло неизвестное мне существо, похожее на отражение в мутной воде лысой собаки с неправильной вытянутой мордой, гротескно огромными клыками и глазами, горящими безумной злобой.    Призрачная гончая, - пораженно прохрипел мгновенно высохшим горлом Гоблин.    Ату его, - сказал чародей, указав на него, и злорадно громко расхохотался.    Тот бросил клинки, развернулся и побежал с прытью, какую я и не подозревал в коротеньких ножках-тростиночках. Такую скорость мне не развить, хотя в момент смертельной угрозы открывается не то что второе дыхание, а сто второе.    Дроу выпустили каждый по стреле в нового противника. Наконечники бессильно прошли через призванную тварь. Из моего арбалета тоже вылетел заряд, с тем же эффектом.    Болты! Призраки! - крикнул мне ефрейтор, экономя дыхание.    Я даже не сразу понял, что он хочет, а потом чуть не хлопнул себя по лбу. Точно. Как можно было не сообразить. Быстро вытащил из подсумка кассету не та... опять не та... Где же болты против безтелесников. Уж они точно должны подействовать. Нашел. Нажать рычажок на рукояти самострела и сунуть их в освободившееся место.    Темные эльфы в это время пытались добраться до шамана. Но их постоянно откидывал ветер. Похоже, колдун успел призвать еще нескольких духов Воздуха. К тому же он довольно ловко для своих лет сражался посохом. Прямо мастер-копейщик, хоть сейчас давай звание. Зато пока занят, не сможет призвать новую мерзость или начаровать что-то. Я пока помогу Гоблину, а затем присоединюсь.    Ефрейтор носился кругами по всему лагерю, убегая от опасности. Хорошо, что маг задал гончей четкую цель. Не уверен, что смог бы от нее убежать. Задачей бегающего было пробежать мимо меня. А я старался попасть в существо и избежать ее призрачных клыков. Думаю, она не упустит возможность походя цапнуть меня. И возможно это событие станет последним для меня, не зря же бывший бог так испугался и ломанулся улепетывать.    Моя охота оказалась не такой простой, как может вообразить посторонний. Попробуйте как-нибудь ночью попасть в быстро мелькающую полупрозрачную тень. Вот где испытание для глаз! К тому же болты очень быстро закончились. Обычному фантому хватало от одного до трех, в зависимости от силы создания. Пришлось срочно искать новые кассеты с нужной маркировкой по карманам часовых и спящих солдат.    С трудом найдя сквозь прицел истлевшую до почти прозрачного состояния гончую, я выстрелил в последний раз. Собакообразная тварь неприятно взвыла так, что меня чуть не вырвало, а из носа пошла кровь. Исчезла, наконец! Она гоняла Гоблина по лагерю уже добрый час.    Щаз сдохну, - измученно простонал он, рухнув на землю, как только угроза миновала, - я наверно пробежал расстояние до Шатина и обратно. Ног вообще не чувствую. Будь другом принеси водички.    - Обязательно. Но поздно. Мужикам помощь нужна. Шаман все еще опасен.    Давай, - вяло ворочая языком и с трудом махнув рукой, ответил он, - извини. Без меня. Сил никаких.    Я присоединился к дроу. Получил удар в живот и отлетел от колдуна. Ничего себе! Мне бы такую прыть в старости. Если бы не пластины, то висели бы мои кишки сейчас на посохе. Орудуя щитом и подобранной у мертвого степняка саблей, я пытался его задеть, хотя бы концом. Все время мешал гудящий ветер. Такое чувство, что попал в центр смерча. Постоянно ощущались на теле холодные упругие щупальца воздушных духов проникавшие по всюду, даже под латы, и мешавшие нормально дышать.    Промучившись, я решил сменить тактику. Отбросил щит, вытащил из кобуры офицерский самострел. Пусть попробует отбить болт, пущенный в упор усиленной пружиной. Ствол вильнул. Мимо. Еще раз. Есть! Заряд царапнул ему бок. Халат намок от хлынувшей крови. Выстрел. Попал в ключицу, а дед продолжает упорно цепляться за жизнь, отражая натиск с трех сторон. Несколько повторений. Вот и Джастхшу удалось мечом задеть спину.    Будь вы прокляты, - заорал шаман, чувствуя свою смерть, и захлебнулся словами, словив горлом мой болт.    Ветер тут же стих. Духи, освобожденные от службы с гибелью чародея, удалились в свои места постоянного обитания.    Фух-х-х, ночка тяжелая вышла, - сказал я, стянул с головы шлем и вытер пот на лбу.    Подождите, - насторожился Схшесх и нырнул в палатку, где до этого хозяйничали кочевники.    Иду следом и тут меня чуть не стошнило. До этого момента я считал себя пусть и не опытным ветераном, но солдатом, повидавшим немало грязи, смертей и трупов. Но это зрелище вышибло меня из душевного равновесия. Воины, спавшие в палатке, были изуродованы и расчленены на куски, а весь земляной пол был залит кровью. Голая пятка в прожженном ботинке чувствовала неприятную сырость, усугублявшейся пониманием того что это такое.    Жертвоприношение, - резким выдохом бросил страшное слово находящийся за моей спиной командир лучников, - это что же чародей хотел у кого-то из потусторонних сил получить, прирезав целый полк?    В углу были слышны крики и возня. Из палатки дроу вытащил ученика мага, не скупясь на пинки.    Дяденьки не убивайте, - заголосил испуганно парень, - я ни в чем не виноват. Это все учитель.    - Как он усыпил весь лагерь? Отвечай!    Это все истертый и высушенный корень каримиса, - затараторил он, - У него два бочонка было. Духи ветра поднялись над лагерем и рассыпали.    Умный сволочь. Магическая сигнализация не забила тревогу. Что может быть естественнее фона эфирных созданий. А почему решил напасть кто ему приказал? - встряхнул его за шиворот темный эльф, - хан?    - Нет. Вождь даже не знал. Учитель знался с главным шаманом Муфини и хотел заслужить благодарность и должность второго мага в Орде. Он и подговорил некоторых батыров, соблазнив посулами.    - Честолюбец. Когда наши проснуться? И не ври, а то отрежу башку.    К обеду примерно. Не раньше. Это средство сильное. Честно говорю, - произнес ученик, втянув голову и испуганно косясь на лезвие у горла.    Паренька дроу повалили на землю и, не церемонясь, связали вместе руки и ноги. Подтащили к телеге, пропустили между локтями веревку и примотали концы к колесу. Тот, молча стерпел грубое отношение, опасаясь что солдаты которые перебили превосходящую по численности группу поддерживаемую шаманом без угрызений совести лишат его жизни продемонстрируй он не подчинение.    Я нашел чью-то фляжку с водой, подошел к Гоблину, откупорил и протянул ему. Он благодарно кивнул головой и вцепился в емкость как в ценнейшую реликвию. Задергался кадык и освежающая жидкость хлынула в горло. Ефрейтор махом высосал все до капли.    - Хорошо!    - Давай вставай, а то застудишься на земле.    Не хочу, - капризно ответил он и вцепился пальцами в траву, - м-м-м... холодненькая. В такие мгновения понимаешь, что есть истинное блаженство.    Надо, - не слушая возражений, я подхватил его под руку и потащил, не обращая внимания на слабые попытки освободиться.    - Изверг!    Опускаю его на мешки с фуражом для лошадей. Удивительно, но кони этой ночью не заснули и тревожно ржали, слушая звуки боя. Ищу лопату и иду откапывать Мгеша из земляной ловушки. Он дрыгается, пытаясь освободиться и радостно мигает индикаторами, приветствуя меня. Двадцать минут работы и монстр опираясь на три отрытые конечности, выдергивает четвертую уже без моей помощи. Подпрыгивает на упорах и замирает рядом в ожидании приказа.    - Перейти в режим несения караула. Охранять лагерь. Сообщать обстановку каждые десять минут.    Повторное нападение маловероятно, но на войне зачастую выживают параноики. Подопечный уходит выполнять распоряжение. Появляется Схшесх.    - Три отделения успели вырезать. Сорок пять человек, плюс двое часовых. Я насчитал по отрубленным головам.    Твари, - со злостью сплевываю ставшую горькой во рту слюну, - Муфини за это заплатит.    Не принимай близко к сердцу, - успокаивает меня стрелок, - мы солдаты. Наш долг перед Империей убивать и умирать.    - Какое тебе дело до моей страны? Ты же чужеземец.    Что значит какое? - возмущенно ответил дроу, - в наших пещерах помнят как ваш Старый Император во главе войска пришел к нам на помощь, когда эльфы вероломно напали на наши поселения во время отсутствии мужчин. Если не люди и их поступок, то эти светлокожие ублюдки могли вырезать всех детей и женщин. А тогда у народа Ллос не было бы будущего! Мы помним оказанное добро и каждого, чья кровь обагрила камни наших подземных городов. Не в наших обычаях забывать такое!    Извини. Я не хотел тебя обидеть, - опускаю виновато глаза и горько вздыхаю, - просто эти смерти напрасные... умереть прирезанным в постели... Если бы хотя бы на поле сражения.    На восходе заалел краешек неба. Солнце нехотя выползало на ежедневную работу, прощупывая дорогу первыми робкими лучиками. Побледневшая луна уступала ночную вахту старшему товарищу, обернувшись тонкой полоской облачка и приблизившись к краю горизонта. Мы молчали, любуясь на картину просыпающегося нового дня. Наши лица, такие разные, его полностью черное с красными глазами и мое бледное без тени загара, слезшего за долгую зиму в Шатине, омывали холодные потоки воздуха.    Появившегося хана, мы прогнали с границы лагеря, ничего, не объясняя и сказав, что к нему придут после полудня. Он покричал, повозмущался и попытался подкупить нас для получения сведении. Было видно, что он обеспокоен пропажей шамана с учеником, части воинов и непонятными звуками от соседей ночью.    Первым проснулся, глупо хлопая глазами, часовой на котором мы провели эксперимент. Не исключено, что это зелье берсерка дало эффект с опозданием на несколько часов. Поначалу он сильно испугался, логично предположив, что поддался сну на посту и стал ожидать страшных кар от начальства. Очнувшемуся полковнику доложили о прошедших событиях, продемонстрировали трупы, тело духовода и испуганно дергающегося в веревках ученика. Командир выслушал, помрачнел, распорядился похоронить умерших, навести порядок в лагере и ушел к вождю кочевников.    На следующее утро хан лично вышел провожать наш тронувшийся в поход полк. Не знаю о чем начальство говорило наедине, но выглядел он подавлено. Еще бы! Так неожиданно негаданно лишиться колдуна и значительной части воинов. Существенный удар по авторитету стойбища. Теперь вождь скатится с местной лестницы на несколько пунктов. Неизвестно как, но он выкупил пленника у нашего корпуса. На безшамание и ученик шаман.    Вай, это лучшие батыры в степи, - хвалил на прощание хан своих людей, указывая на двенадцать всадников, не производящие своим хлипковатым видом того впечатления какое пытался нам внушить вождь словами, - каждый стоит троих в сражении. Сильны как быки, быстры как коршуны, а хитры как лисы.    Самое главное, что бы они были хорошими проводниками, - ответил полковник.    - Они знают всю степь! Каждую травинку, любой листочек и камешек. Доведут куда угодно. И к океану и к Большой Реке и ко всем стойбищам.    Мы ушли из Урак-Казы. Путь продолжался уже неделю. Все уже морально и физически устали от постоянного шатания по однообразной местности. Поочередно один из отрядов с частью обоза уходил вперед и устраивал стоянку. Солдаты, догнав их, ужинали и заваливались спать. Некоторые, кто находил еще силы оставались у костров и травили армейские байки.    Постепенно я начал беспокоится об аккумуляторах. Такими темпами мана закончится, пусть и не скоро, но когда-то такой момент наступит. Солнечные накопители немного исправляли ситуацию. При каждой малейшей остановке я приказывал развернуть поглотители света. Но это не спасение, заряд уменьшался быстрее, чем накапливался. Когда я обратился с опасением к Сажану, то он развеял мои опасения, заверив, что до конца рейда энергии должно хватить.    На восемнадцатый день мы нашли свои войска. В степи во временном лагере рядом со скромным ручьем расположилась имперская кавалерия. Издали нашему взору предстали табуны коней щиплющих степную траву и мелкие фигурки солдат постоянно двигающихся словно муравьи. Совсем скоро наши носы почуяли свежий запах лошадиного навоза.    Кирасиры обрадовались встречи коллег и хоть какому-то изменению в походе. У некоторых пехотинцев были знакомые среди кавалеристов. Но планы командования как всегда не соответствовали чаяниям воинов. Сажан предупредил меня, чтобы инженеры не обустраивались. Глубоко ночью, когда люди устали от ожидания непонятно чего, поступил приказ уходить. Многие солдаты спали в доспехах. Кто, лежа на краю телеги, другие устроились на соломенных тюках, подложив походный рюкзак под голову. Сонь растолкали и они, ворча, разминались и становились в походную колонну. Мы ушли из лагеря в темноте, словно какие-то разбойники или воры. Но не весь полк, а только наша рота. Вещей и продуктов взяли самый минимум, только то, что можно унести на себе. На спинные крепежи Мгеша, я ухитрился навесить больше груза, чем это возможно согласно документации.    Рядом с холмом нас ожидали люди. Взвод конников, лучники и маги. Как я потом выяснил, пять боевых архимагов и тридцать два магистра, не считая множества колдунов рангом пониже. Столь высококлассные специалисты редко собираются, только в исключительных случаях. За последние сто лет, из тех случаев сведения, о которых не пропали в архивах со штампом секретно, произошло не больше десяти случаев.    Ближе становитесь, - командовал метаморф, - кучнее бесовы дети! Не бойся прижаться к соседу! Чем меньше места занимаем, тем проще магам нас спрятать.    Мы стиснулись так, что было трудно дышать. Я даже кадавров постарался компактнее построить. Вот так дыша друг другу в затылок, мы шли часа четыре. Колдуны навесили на нас плетение в виде купола. Но из-за темноты его видел только я. Очень странная конструкция. Все что нас окружало искажалось, как будто смотришь через мыльный пузырь.    Наконец все закончилось, заклинание сняли и мы расслабились. Но все равно громко говорить и шуметь запрещалось. Нам раздали амулеты, маскирующие нашу ауру под фон диких животных. Иногда нас обходил кругом чародей и что-то делал. В магозоре я видел, как от его рук отрываются мерцающие облачка и окружают нас. Но вскоре в них появлялись прорехи, они исчезали, к нам подходил маг и все начиналось заново.    Через четыре дня, нам сообщили, что цель близко. Задачей нашей операции было обезглавить нарождающуюся угрозу со стороны Орды, то есть убить Муфини. Как выяснила не дремлющая разведка, он с малочисленной группой своих ближайших сторонников пошел просить благосклонности богов в одно из святых мест для кочевников. Торопясь пока еще не начались столкновения войск. У небольшой группы людей был шанс незаметно подойти и напасть. Поэтому собрали почти всех сильных магов и лучших воинов в маленький, но мощный кулак. Мы даже немного возгордились, что нашу роту выбрали из всех кирасиров. Может это из-за уникального кадаврого отделения или я слишком льщу себе?    В не примечательном ничем участке степи был вырыт огромный котлован. Когда враг нас заметил, то тут же засуетился, выстраивая оборону. Прозвучали тревожные звуки гулких сигнальных рогов. С нашей возвышенности было заметно, что их численность минимум в два раза превышает нашу. Бой будет жарким.    Мы шли не торопясь. Все равно противник успевает подготовиться. Магия магией, но в степи незаметно близко не подкрадешься. Помимо прочего у них тоже есть колдуны. Так зачем сбивать ноги, нестись как сумасшедшие и вступать в драку с языком на плече?    Я вытащил подзорную трубу, что бы получше оценить ситуацию. В бою каждая мелочь может стоить на вес золота. Земля в яме была темно-красной и на ней валялись ломаные не естественно согнутые тела рабов. Посередине торчало огромное каменное изваяние. На собственном свернутом кольцами чешуйчатом змеином хвосте лежала четырехрукая тварь с бараньими загнутыми к низу рогами. Торс отдаленно напоминал человеческий. Меня передернуло. Неизвестный скульптор явно был психом. Нормальный человек не сможет передать столь отвратное выражение рожи.    Похоже, тут человеческое жертвоприношение, - сказал я и выругался.    Подчиненные заинтересованно вытянули головы, рассматривая даль. У них это выходило не очень хорошо, слишком велико расстояние. Я вгляделся во вражеских воинов. Вон там рядом с пентаграммой у нас маги, сразу видно по нелепой одежке. Наших конечно больше, но их не так мало как хотелось. Конные лучники, куда без них в степи. А вот тут крупный отряд пехоты. Увидев стяг я захотел высказаться еще раз и погрубее. Только не это! Медведь с бочонком меда в руках. Милоские наемники. Сильнейшие из тех, кого можно купить за бренный металл. Лучше них только Дзарские Ухорезы и Унарские Лисотопы. Говорят их предводитель обладает секретом уникального зелья, от которого мускулатура прет в рост как на дрожжах, да и кости не отстают. Самый маленький из них ростом не менее двух метров. Каждый закован в массивные доспехи из качественной стали, как маленькая крепость, и вооружен тяжелым мечом, копьем и щитом окованным металлом. Для их мышц это и не нагрузка вовсе.    Все больше чувствуется душок Антагского Торгового Союза. Этот отряд стоит огромных денег. Муфини это не по карману, если только не отрыл в этой яме сундук набитый самоцветами.    Атан, - сказал мне лейтенант, когда я подошел к нему для выдачи ЦУ, - наш взвод ставят против вражеской пехоты. Я хочу поставить твое отделение на острие атаки. Посмотрим, чего стоят твои железки. Твоя задача как хочешь, но проломи брешь им в щитах. А уж мы там не подкачаем. Подхватим. Справишься?    - Будет сделано!    - Маги будут только отражать атаки вражеских колдунов. Вопят, что чувствуют неведомую нависшую угрозу. Поэтому будут экономить силы. Так что надейтесь только на себя.    - Так точно.    - Выполнять.    Бреду к своим. Да, проблемка не из простых. Эти залитые по глаза зельем наемники способны поднять кадавра над головой и шмякнуть его об землю или вырвать упор из корпуса. Надеюсь, усиленная броня контактников будет им не по зубам.    Слушайте меня парни, - излагаю ситуацию я инженерам, - наши кадавры идут первыми на пролом. Действуем по стандартной схеме как на учениях. Поставите универсалам клинки и отбойники. Болтами их щиты не возьмешь, а в щели попробуй еще попади. Стрелки пусть целятся в шлемы. Если и не пробьют, то контузия обеспечена. Сами под мечи не суйтесь. Они ваши латы вскроют как консерву. Не воображайте себя героями. И прикрывайтесь щитами от стрел.    Копаюсь в кармане и вытаскиваю сиреневый шарик, протягиваю бойцу. Тот аккуратно берет его в руки.    - Вставишь своему кадавру в ракетницу. Попробуем всадить им вначале.    - Есть.    Все приготовления закончились, и мы пошли на сближение. Осталось шагов пятьдесят. Внешний строй закрылся щитами и ощетинился остриями копий. Задние ряды положили их на плечи передним, и уперли концами в землю. Из щелей на нас смотрели настороженные глаза врага. Смотровые щели забрал были защищены от стрел прозрачными пластинами хрусталя. Редкое приспособление.    Латы воинов врага были изрисованы темными черточками магических рун. Хорошее у наемников укомплектование. На зависть многим регулярным войскам. Копья из ощетинившегося частокола заканчивались узкими листовидными наконечниками, блестящими на солнце насыщенно ядовитым зеленым оттенками. Что-то новенькое, раньше мне оружие с такими признаками не встречалось.    Конные лучники-степняки, прячущиеся за пехотинцами, не рисковали приближаться и осыпали нас стрелами с безопасного расстояния. Мы закрывались щитами как могли. Наши стрелки и не пытались атаковать закованных с головы до ног в толстую броню наемников. Бесполезно и поэтому они сосредоточились на остальных.    Кадавры доходят впритык к копьям. Ого! При соприкосновении их брони с наконечниками металл начинает шипеть и плавиться. Хорошо, что не особо активно, но если мы задержимся, то этого хватит.    Выстрел фаерболлом по центру, - приказываю я.    Инженер хватает амулет на шее и быстро шепчет духу. Один из универсалов останавливается, принимает устойчивую позу и из спинного раструба вылетает с шипением и грохотом огненный шар, оставляя за собой след быстро гаснущих искр. Снаряд попал точно в один из щитов. Его согнуло пополам, а владелец отлетел назад. Теперь вряд ли выживет, как и несколько его соседей. Строй пошатнулся, прогнулся, но наемники показали отличную выучку и на место павших тут же стали солдаты из задних рядов. Мне остается только огорченно хлопнуть себя по наколеннику рукой в перчатке. Я рассчитывал на больший результат. Проклятая жадность! Пожалел фаерболлов. Думал, что хватит. Нужно было использовать не меньше трех ракетниц, ударив одновременно.    Но даже краткая заминка пошла на пользу. Контактники проникли между разошедшимися копьями и теперь обрубали зачарованные древки клинками. Милоски не желали легко сдаваться и отпихивали монстров обломками и уцелевшими пиками. Чудовищная сила их измененных организмов позволяла сдвигать тяжелые механизмы. В земле черными ранами оставались глубокие борозды от упоров.    Шаманы-степняки решили тоже внести свою долю в бой. На наши головы прямо в центр построения прилетели целых одиннадцать разномастных огненных шара. Всех оттенков и размеров. Появился темный купол. Света сразу стало меньше, но через несколько мгновений глаза чуть не ослепли от серий вспышек. Я присел от грохота. Душа испуганно убежала в пятки, подрожала от страха, выглянув, убедилась, что опасности прошла стороной и не уверенно вернулась на место. Такие моменты не способствуют подъему духа. Но спасибо нашим магам. Защищают. Пусть они занимаются колдунами, а мы разберемся с остальными.    Чародеи Муфини не успокоились, в нас поочередно летели и призрачные копья, и град из желтых камушков, и даже несколько раз ударили ветвистые молнии. Каждый раз в самый последний момент над нами возникала защита. Архимаги играючи отражали атаки. Похоже, они даже забавлялись. Как умелый резчик несколькими движениями создает произведение, а потом с усмешкой наблюдает за суетливыми потугами новичков в попытке его превзойти. Так и наши колдуны использовали самый минимум маны и простейшие, но идеально сбалансированные и подобранные под конкретный случай, плетения.    До вражеских щитов добрался первый контактник и застучал по ним мечами. К нему вскоре присоединились остальная пятерка. Металл в руках у наемников дрожал, звенел, но не думал поддаваться. Ох и колбасит их там сейчас. Грохот стоит, словно в кузнечном цеху. Как они выдерживают столь чудовищные удары? Пехотинцы даже пытались сопротивляться, тыча из щелей мечами. Так может продолжаться до тех пор, пока они не устанут. А произойдет это, похоже, не скоро. Нужно срочно что-то предпринимать. Привлекаю внимание инженеров.    - Одновременно используем звуковой удар.    - Так точно!    Показываю пальцами руки отсчет времени. Когда загибается последний мы синхронно командуем подопечным. Раздается режущий зубы визг, уши отзываются тупой болью. Человек тридцать в строю врага падают. Сразу оголяются два ряда. Ущерб усугубился еще тем, что металл доспехов хорошо резонирует и проводит звук. Оказаться в железных латах в такой миг все равно, что залезть в медный колокол во время тревожного набата.    Под моими ногами шевелится и плывет почва. С трудом удерживаю равновесие. Чародеи противника, посвященные Земле, попытались атаковать нас какой-то гадостью. Может хотели атаковать каменными копьями или создать яму под нами. Грунт успокоился и замер идеально ровной плоскостью. Словно замерший на пруду лед. Армейские колдуны нас хранят и оберегают.    Контактники с универсалами воспользовались возникшей в рядах врага ситуацией, проникли внутрь, ступая прямо по шевелящимся людям, и расширили дыру. Кадавры-стрелки лупили ферритовыми шариками по сопротивляющимся, сбивая тех с ног. Один выстрел это просто больно, а серия выводит на время из боеспособного состояния.    Рядом со мной радостно заорали сослуживцы, ободренные успехом, и в дыру хлынула волна мечников. Впереди всех несся Гоблин, держа в руках парные тяжелые клинки. Каждый длиной был почти в рост с него. Не дотягивали всего на голову. Ими он очень гордился. Заботился о них как о собственных детях. Тщательно чистил, затачивал и доводил особой шелковой тряпочкой. Соратники постоянно беззлобно подтрунивали над ним из-за этого. А оружие действительно заслуживало такого отношения. Не знаю, как он их добыл, но подобные экземпляры редкость.    Битва протекала долго и тяжело. Наемники отчаянно сражались. Каждый наш шаг стоил много усилий. Только великолепная выучка кирасиров позволяла им противостоять. Даже моим инженерам пришлось вступить в затяжной бой. Я позволил себе слабость и выпустил из левой руки когти. Только самые кончики. Очень удобно полоснуть ими по наиболее уязвимому месту не ожидающего противника. Зачарованное железо с натугой, но поддавалось. Надеюсь это никто в горячке боя не заметит. Свой вампирский козырь я стараюсь не афишировать окружающим. Что-то глубоко внутри мне запрещает.    Чудовищная сила милосков поражала. На моих глазах трое подняли тяжелую тушу контактника и отшвырнули его на десять шагов. Броню трех универсалов вскрыли ударами клинков и распотрошили внутренности. Кадавров я старался направлять на самые тяжелые участки, жалея соратников. Монстров можно отремонтировать ну а людей не воскресишь.    Противостоящего мне воина сшибает с ног очередью из магнобоя, но он быстро поднимается. Я не даю ему встать, бью его в щель под наплечником. Милоск перехватывает лезвие закованной в металл рукой и тащит на себя. Несколько мгновений борюсь с ним и понимаю тщетность усилий. Слишком силен. Отпускаю меч и втыкаю когти в кольчужную сетку под шлемом. Вспарываются кольца, и я чувствую, как по пальцам течет теплая кровь. Наемник хрипит и падает на землю. Готов! Оглядываюсь и ищу взглядом своих инженеров. Битва давно превратилась в единую свалку. Слышны яростные крики сражающихся, предсмертные стоны умирающих и постоянный звон металла.    Недалеко между громадными фигурами мельницей крутится Гоблин. Словно подросток сражается с великанами. Вот уж кто в своей стихии. Его огромные мечи собирают обильный урожай. За ними остается широкая просека из тел врагов. Измененные зельем организмы наемников не сравняться с мощью бывшего бога. Клинки с большой скоростью и свистом врубаются в доспехи и пробивают металл. А когда не получается, то ломают кости. Он даже как всегда по пижонски не надел перед битвой на голову шлем. Говорит, мол, только мешает драке, закрывает обзор.    Я нагибаюсь и выдираю из рук ближайшего трупа имперца щит. Мой еще в начале битвы развалился от парирования ударов врага. Отвожу удар милоска. Опоздал бы на мгновение и лезвие могло войти в спину кирасиру, увлеченно дерущемуся с противником. Он слегка повернул голову. Заметил помощь, но не стал отвлекаться и благодарить. Оттесняю наемника и становлюсь, так что бы мы с соратником защищали друг другу тыл. Ох, и тяжело! Мышцы предательски подрагивают от усталости. Как бы после очередного удара не началась судорога.    Я успел зарубить еще двух противников, как соратник пропустил выпад меча и свалился раненый. Эх, браток не повезло! Надеюсь, ты выживешь. Мысленно желаю удачи. На его место тут же встал другой кирасир.    Слежу краем глаза за подчиненными и Мгешем. Кадавру попался сложный противник. Очень высокий, метра два с половиной. Практически великан из легенд. Доспехи отличаются от экипировки остальных наемников. Шлем выполнен в виде рогатого оскаленного черепа. Похоже кто-то из командиров, если не сам предводитель. Несмотря на массивность, двигается легко и быстро. Монстр старается, лупит клинками и пневматическим копьем, но тот уклоняется и отбивается. Лезвия завязли в щите. Враг пользуется моментом, отпускает его и, хорошо размахнувшись, в мощном рывке, проламывает решетку сенсорной защиты ударом стальной перчатки. Мой ослепленный подопечный бестолково вертится на месте, разом потеряв ориентацию в пространстве. Воин с рыком начинает дубасить по нему клинком. В броне остаются следы. Подламываются упоры, отлетает отрубленный почти у самого гнезда левый манипулятор с клинком и сгибается копье.    На вожака налетает Гоблин. Сражаются на равных. Из мечей высекаются искры. Я, добравшись до противоборствующей пары, вступаю в бой. Стараюсь зайти со спины. Командир маневрирует, держа нас в поле зрения.    Заходи! Зажимай его! - в порыве боевого азарта орет ефрейтор.    Наемник в размахе целенаправленно задевает рукоятью клинка мою голову. Едва не проломил мне забрало. Я отшатнулся. Он спотыкается о труп. Я из низкой стойки подбираюсь к нему и отбив меч цепляю когтями ему голень. Металл со скрежетом рвется. Откатываюсь и, там где меня уже нет, втыкается лезвие. Будь чуть-чуть менее расторопным, и нанизали бы как жука на прутик. Главарь дернулся и захромал. Гоблин разрубает ему бок вместе с доспехом, а вторым ударом, вложив всю силу, отделяет голову. Шлем далеко отлетает и из шеи бьет широкий фонтан крови. Тело сначала рухнуло на колени, а затем повалилось на спину.    Оглядываюсь. Враги почти повержены. Лишь несколько разрозненных групп еще оказывают сопротивление. Но это ненадолго. Противник разбит. Я оценил на глазок потери. Из наших полегло около трети роты. Отмечаю, что еще один стрелок-кадавр выведен из строя. Монстрам вообще сильно досталось в бою, но если не они, боюсь, так легко бы мы не отделались. Меня и так шатает от усталости. На учениях никогда так не выкладывался. Собираю инженеров. Так, двоих нет. Погибли.    Стрелкам начать атаку по лучникам, - приказываю я выдохшимся бойцам, - и поставьте уцелевшим универсалам арбалеты.    - Есть!    Доспехи у степняков были не в пример комплектам наемников. Лишь отдельные элементы лат из тонкого дрянного металла. Ферритовые шарики косили их ряды, как крестьянин сочную траву для буренки. Кирасиры отрезали все пути к отступлению. Началась суматоха и паника в их рядах. Ржали испуганно лошади.    - Проверить ущерб у кадавров и доложить!    - Третий контактник поврежден.    - Первый, четвертый и пятый универсалы сломаны.    - Второй стрелок выведен из строя.    Добавим к списку моего Мгеша. Шесть монстров за один бой. Милоски дрались до последнего как безумные.    Пока я прояснял ситуацию, магнобои сделали свое дело. Зажатые с трех сторон лучники у котлована попытались толпой прорваться через наши ряды, в надежде, что хоть кому то удастся вырваться, но у них не получалось. Мы продолжали их теснить, сужая пространство. Люди стали падать в яму. Рухнувшие вниз поднимались и бежали от нас, спасая жизни, но острые стрелы наших стрелков и снаряды кадавров догоняли их и пронзали мягкую человеческую плоть. Тела ордынцев падали на трупы рабов, еще одним верхним слоем.    Шаманы окружили себя полупрозрачным куполом и решились на последнюю атаку. К краю магического щита подошли трое колдунов в рясе и из их рук вылетел клубок ледяных белых нитей. Двигаясь к нам, он стремительно расширялся. Еще немного и его хватит, что бы поглотить всю площадь с нашими отрядами. Паутинки-колючки касались травы, редких мелких кустарников, и те тут же замерзали, покрываясь хрупкой корочкой.    - Едрить вас за ногу! Паскуды!    Армейские чародеи не замедлили ответить. Над нами появился смерч, он протянулся хвостом к вражескому заклинанию и плетение Стихии Льда засосало. До нас дошел только холодный поток воздуха. Словно кто-то резко опрокинул на голову ведро ледяной воды. Некоторые солдаты стали стучать зубами. Одеты-то все почти по-летнему, да и железные доспехи тепла не добавляют. Контрзаклятие колдунов выполнило свое предназначение и с хлопком самоуничтожилось. На наши головы, красиво кружась, медленно падали снежные крупинки. Я передернулся. Как они противно тают, попадая за шиворот!    Атака на магов, - указываю я, - попробуем пробить щит.    Контактники подошли к полупрозрачной стене и стали лупить по ней клинками и отбойниками. Выпускаемые стрелками снаряды со звоном отскакивали от преграды, оставляя расходящиеся мерцающие круги. Мне были видны перекореженные в напряжении лица шаманов с той стороны. Еще немного, их силы закончатся и щит рухнет.    В противоборстве были заняты не все колдуны. Двое под центром купола в трансе скакали с бубнами возле края большой пентаграммы выкопанной в земле. В бороздах кипела красная жидкость - кровь. Поднимался густой пар.    Ублюдки! Что делают!? - заорал Гоблин, так что все повернули головы в его сторону, - это ритуал воплощения в камне призываемого существа!    Чего? - переспросили соседи.    Да что тут не понятного, - разорялся он, - они изначально хотели провести обряд благословения богом. Прирезали кучу рабов, что бы умилостивить высшее существо. Но тут появились мы и помешали. И шаманы с ходу переделали все под призыв. Жертвенной энергии вокруг полно плюс еще павшие воины добавились. Пусть грубо, на чистой силе, но ритуалы можно переделать без подготовки на той же пентаграмме. Сейчас они распахнут широкую дверь в иные миры и если тут сейчас обретет свободу темный бог или архидемон, то, по крайней мере, на нашем континенте жизни не останется. Будет голая пустыня из песка и камней.    Похоже, до армейских магов тоже дошло, что происходит. Сразу стало не до экономии маны. В купол ударил мощный столб огня. Это скорее даже была творимая разумом и чарами людей солнечная плазма, сжатая в струю мысленным желанием творящих плетение. Мгновенно стало жарко так, словно меня запихнули в доменную печь. Казалось, плавился сам воздух. Невозможно стало дышать. Весь кислород выгорел. Я, зажимая глаза рукой от света, в числе прочих сбежал подальше от опасности. Слепящие глаза лучи проходили даже сквозь перчатку. Приходилось смотреть в совершенно противоположную сторону. Доспехи стремительно нагреваются.    Считаю удары бешено стучащего сердца. На восьмерке слышится громкий звон лопающегося щита и свет тухнет. Я оборачиваюсь. Шаманы, в прямом смысле этого слова, испарились, вместе с чересчур близко стоящими контактниками. Металлические тела от невыносимого жара оплавились, потекли и изменили очертания.    Чтоб вас всех с вашей магией перевернуло! - в сердцах сплевываю и ругаю колдунов, - монстров уничтожили!    Столько труда и усилий вложили создатели в кадавров и тут буквально за одну битву потеряно больше половины. На месте где была пентаграмма, земля спеклась и оплавилась до лавоподобной массы. Теперь по краю котлована течет раскаленная жижа. При соприкосновении трупов с ней плоть мертвых людей начала поджариваться и гореть. Вкусно запахло жареным мясом. Ветер-то дует в нашу сторону. В животе забурчало. После чудовищной растраты сил и выплеска адреналина хотелось безумно есть. Последний прием пищи воспринимался как что-то далекое.    Зато не дали шаманам призвать иномирную тварь, - говорит стоящий рядом инженер.    Или все-таки дали... - повернув голову в сторону статуи, шепчу я.    Камень медленно трескается. Это слышно хорошо даже возле меня. С тела выбирающегося демона мелкой крошкой ссыпаются осколки. Ярко блестит на солнце золотая чешуя подбрюшья змеиного хвоста. Я говорил уже вам, что скульптура очень большая? Так это ложь. Она маленькая. Ордынцы, оказывается, выкопали только макушку и успокоились на этом. Остальная туша скрывалась под землей и теперь выползала наружу.    Смертные! - раздался рев из зубастой пасти, - как вы посмели побеспокоить Кстизыысаижыариматглвыыджпикр'Дыхара повелителя трех кругов Инферно! Теперь все поплатятся своими душами за столь дерзкую наглость!    Голос демона проникает до последней клеточки организма и подавляет волю. Хочется упасть на землю, закрыть руками голову и выть. Но все сдерживаются. Похоже, без ментального воздействия тут не обошлось. Существо загребло когтистой лапой ком земли, смяло его, как я комкал в руках зимой снежок, добиваясь плотности, и бросило в нас. Шар, ставший твердым, словно каменный валун, пробил выставленный магами щит и врезался в ряды наших лучников. Пролегла ровная просека из разорванных тел, поделившая группу на симметричные половины.    Отступаем, - командует Сажан, - не поддаемся панике и сохраняем строй. Тому, кто побежит, всажу из самострела в затылок болт! Вы знаете у меня глаз меткий, а рука твердая.    Мы отходим, не обгоняя соседний взвод. Хотя инстинкты заставляют все бросить и бежать сломя голову, пока страх не отпустит душу, а ноги не перестанут тебя держать. У меня где-то в закоулках разума гнездится ужас обывателя перед демонами. Это не наша битва. Гостю с изнанки мира смогут противостоять только чародеи. Чудовище уже почти вылезло и, согнувшись в виде вопросительного знака, закрыло половину небосвода.    Колдуны поставили щит и ударили огнем по призванному. Он раздраженно дернулся и переключил внимание на них. Пламя причинило его чешуе лишь легкую боль. Демон со свистом втянул в грудь воздух, и его пасть выдохнула ядовито-зеленый пар. Газ облепил охранный купол, проедая его. Тварь обвила хвостом защиту. Плетение затрещало под чудовищным давлением колец. Лапы, вцепившись в преграду, царапали щит. Когти после себя оставляли кривые глубокие царапины. Иномирное создание ярилось в попытке добраться до мягкой плоти людей. С клыков капала черная слюна.    Познайте мою силу, - высунул раздвоенный язык демон и зашипел рассерженной змеей.    Солдаты повалились на землю, зажав уши от боли в мозгу. Не знаю, сколько я провалялся в отключке, но когда очнулся, то первое что увидел это бьющаяся в сети из нитей света тварь с бараньими рогами. Она пыталась разорвать путы, но те только сильнее сжимались. Иногда из кокона вырывалась то одна то другая лапа, но колдуны тут же ее опутывали, притягивали и фиксировали. Я порадовался за чародеев. Знай наших! Имперские архимаги и магистры вам не пальцем деланы! Это мощь, сила и надежда всей страны.    Солнце за время отсутствия сознания успело пройти уже значительный путь. Значит, прошло минимум часа три. Рядом шевелились тела еще не пришедших в себя кирасиров. Но кое-где уже вставали пошатывающиеся воины. Я тоже поспешил привести себя в горизонтальное положение. Ох, бесы! Как ломит тело! Все конечности затекли.    Через час с демоном было покончено. Живучий оказался, как все его племя. Он дернулся, взревел и затих. Теперь уже окончательно.    Солдаты после всех событий приводили себя в порядок, искали среди трупов раненых товарищей, оказывали помощь и готовились уходить. Когда Орда узнает о гибели правящей верхушки, нас ничего не спасет от мести кроме быстрых ног. Потрепанному войску не справиться с хлынувшей со всех просторов степи волны конных воинов. Поэтому следует уносить ноги со всей возможной скоростью.    Когда мы с инженерами возились с кадаврами, производя хоть какой-то ремонт механизмов, что возможен в такой спешке, подошел Гоблин.    Смотри что у меня, - довольным голосом произнес он, - трофеи. Снял с командира, что тогда завалил с твоей помощью.    Перевожу раздраженный взгляд с Мгеша на него. Я надеялся при имеющемся дефиците запчастей восстановить функциональность упоров. А пока удалось выправить только один погнутый. Сенсорам займусь только на базе. Управлять до этого момента буду с помощью амулета с духом. Лево-право, стоп, назад вперед. Благо воспринимающее команды от прислужника устройство встроено глубоко в корпус и не пострадало. Но ему придется двигаться на ощупь много километров как слепому.    В руках у ефрейтора находились шлем в виде черепа с рогами и меч. В магозоре, что крепится на моем глазу, вижу в каждом потоки маны, но что наложенные плетения дают, понять не могу. Слишком сложные системы. Может при более близком и продолжительном изучении.    - Хочу поделиться. Только, чур, мне шлем, а тебе клинок. Идет?    Хорошо, - безразлично пожимаю плечами, - мне все равно. Я хочу спросить у тебя про прорвавшегося в наш мир бога. Неужели вы так слабы, что обычные человеческие архимаги объединившись способны победить существо такого уровня развития?    Да какой он к Силам бог, - беспечно взмахнул рукой собеседник, - так червячок с амбициями, возомнивший о себе невесть что. Я в период расцвета своего могущества растаптывал таких не замечая под ногами.    - Но как же? Он сказал, что является хозяином трех кругов Инферно.    - Скажу по секрету, это понятие весьма размытое. Вполне возможно, что его владения не больше суповой тарелки, а в подчинении с десяток слабых и тупых демонов. Если проводить сравнение с Империей, то колдуны грохнули мелкого нищего дворянчика.    - Ясно.    Держи, - он сунул мне в руки оружие. Я охнул. Какой тяжелый. Зря согласился на такой дележ, теперь тащить на горбу этот лом, по недоразумению называемый мечом, много километров. И выбросить жалко. Гоблин, не замечая моих мучений, любовался шлемом, сунув его мне под нос, - какой красивый, скажи? Поставлю на полку на самое видное место. Будет самым ценным экспонатом в моей коллекции.    - Ага. Дашь потом хорошенько изучить?    - Без вопросов.    Атан, - подошел к нам метаморф, - у тебя есть с собой эти твои штуки... ну которые молниями бьются?    Подмышкой у командира был зажат сундучок, а в руке мешок из которого капала кровь.    - Найдется немного.    - Оставь напоследок подарочек степнякам на тот случай если сунутся сюда. Смекни сам, куда они могут полезть.    - Есть. Разрешите сначала закончить ремонт.    - Это не срочно. Не торопись. Но обязательно сделай перед нашим уходом.    - Так точно.    Лейтенант, - привлек внимание уже развернувшегося для того чтобы уйти Сажана, появившийся недалеко маг, - на минутку задержитесь. Надо решить возникшую проблему. Нужны еще солдаты для ремонта захваченных телег и ловли разбежавшихся коней степняков.    Колдуны, завалившие демона, теперь чуть ли не танцевали вокруг него от радости. И все как один потрошили тело, вытаскивали органы и грузили их. Вы видели когда-нибудь сердце размером с колесо повозки? Или язык, в который можно завернуться с ног до головы? А коготь длиной по пояс? А мне удалось лицезреть подобное чудо. Солдаты тоже не отставали и отдирали золотые чешуйки с живота. Но те, увы, быстро закончились. Слишком много желающих. Мне удалось с трудом выменять одну маленькую пластинку. На случай если кто усомнится в моих рассказах. Думаю, таких найдется не мало. Поэтому нужно иметь весомое доказательство, что можно пощупать руками.    - Ничем не могу помочь. Всех кого можно я уже отдал вам. Вот держите.    Что это? - с отвращением взял он в руки окровавленный мешок.    - Голова Муфини. Заморозьте, засолите, замедлите время или сделайте что еще. Нужно ее обязательно сохранить.    Чародей побледнел и чуть не выронил ношу.    - А в ящике что?    - Не знаю. На нем навешаны такие защитные заклинания, какие не защищают и императорскую сокровищницу. В подобных обычно хранят ценные бумаги, письма, долговые обязательства и прочее. Нашел в юрте, где находился труп Муфини. Отдам майору. Пусть специалисты вскрывают.    - Так что на счет солдат?    - Еще раз нет. У меня не имеется в наличии лишних людей. Не приставайте...    У мага побагровело лицо. Такие как он не привыкли получать отказы. Он развернулся и, держа мешок на вытянутых руках, удалился. Я вернулся к ремонту Мгеша. Надо торопиться.    Уставшие солдаты, подгоняемые командирами, отправились в путь. Несмотря на видимую безлюдность степи, о произошедших событиях здесь узнавали, чуть ли не раньше, чем они заканчивались. Все захваченные повозки и солдаты были нагружены добычей. Даже к уцелевшим кадаврам мы прицепили самодельные волокуши. За монстрами оставались красные следы от примотанных веревками окровавленных кусков вырезанных из тела демона. Мы и не пытались замаскировать следы.    С каждым днем накручиваемый ругающимся майором Сажан мрачнел, отыгрывался на нас и требовал двигаться быстрее. Вымотанные, плохо выспавшиеся люди, молча слушали его и злились. Количество солдатских шуток и прибауток резко уменьшилось. Лишь изредка кто-то отпускал злую колкость в адрес соседа на редких привалах. Ноги стерлись, а лопнувшие мозоли не успевали заживать, превращаясь в болезненные раны. Одежда насквозь пропиталась потом. Неумытые лица моих соратников покрылись толстым слоем грязи. Лишь глаза блестели. Дефицитную воду берегли.    Наступил тот момент, когда ветер принес нам запах соленой морской воды, а в небе появились редкие залетевшие вглубь суши чайки. Но радость от предвкушения окончания марша омрачили отправленные в разведку всадники. Они сообщили о преследующем нас войске орды. На передовые отряды степняков наткнулись в полудне пути. Еще немного и они нагонят нас.    Мы, рвя жилы и выкладывая последние остатки сил, ускорились. Жить хотелось всем. Близкая опасность мгновенно открыла всем дополнительные резервы. Цель была близка. Приметная скала маячила на берегу океана. Осталось чуть-чуть.    О нет! - простонал я, когда мы вступили на песчаный берег.    За каменным массивом открылась картина разом перечеркнувшая все наши надежды на спасение. В удобной бухте застряв на отмели, стоял неестественно наклоненный на бок транспортник. С закопченными боками и поврежденным водяным колесом. Другое парное не пострадало. Он должен был нас забрать. Недалеко из воды торчал нос второго корабля почти полностью утопшего.    Антаги, твари! Их флот здесь погулял, - у моих инженеров разом опустились руки и у кого-то на нервной почве проявилась болтливость, - нам конец. Эх, не узнает моя Элка где лежит ее любимый. А я жениться на ней обещал. Кольцо с красным камушком в подарок присмотрел в лавке. Красивое.    Не ныть, - прикрикиваю на пессимиста, - и не из таких передряг выбирались. Попируем на твоей свадьбе всласть и не одну пару ботинок стопчем в пляске. Того кто отчаялся бесы первыми в могилу сталкивают. Так что мы еще побарахтаемся. А нет, так жизнь подороже продадим. Имперцы не сдаются врагу.    Да я просто, - устыдился подчиненный.    Атан ко мне быстро, - громко позвал меня мой лейтенант.    Слушаю, - отдал честь я после короткого бега.    - Мы отправляем группу на пострадавший корабль. Посмотрим, что можно сделать. В роте в технике ты самый компетентный. С транспортным кадавром справишься?    Не знаю, - замялся я, - никогда не пробовал. Знаком только с основами из учебки. Основная проблема это перехватить управление. Разум если он уцелел, скорее всего, не захочет подчиняться даже человеку из имперских войск.    - Есть такое слово надо!    - Так точно.    - Возьми пяток своих. Пусть поковыряются во внутренностях, сделают быстрый ремонт и запустят котел. И перекрой проход в бухту между скалами этими молниевыми штуками.    - Слушаюсь.    Я отобрал самых умелых инженеров в своем отделении, из тех в ком был больше всего уверен. Остальным отдал мешок с электрическими минами и приказал "украсить" тропу и часть пляжа. Расковырял ослепленную тушу Мгеша и вытащил плату из корпуса. Есть кое-какие идейки на счет транспортника.    Метаморф залез в воду и теперь превращался в результат скрещивания лодки с черепахой. Во всяком случае, получившееся вызвало у меня такие ассоциации. Спина расширилась и закостенела, получилась удобная площадка. Глубокий вдох и бока наполнились воздухом. Руки и ноги превратились в плавники.    Залазьте, - пригласил нас Сажан.    Я, в числе прочих, стащил с ног ботинки, связал их шнурками и закинул их на плечо. Вода оказалась холодной, впрочем, терпимо. Ничего, не кисейная барышня, соплями не потеку. Запрыгнул на живой плот. Днище было шершавым и теплым. Неуклюже загребая, лейтенант поплыл к кораблю. Мы как могли, помогали руками.    Я вытащил сделанную наспех из подручных средств кошку, размахнулся, как учили на занятиях и с первого раза закинул ее на борт. Потянул. Что-то звякнуло и веревка напряглась. Перебирая босыми ногами, я забрался наверх. Ступни испачкались в саже. Хорошо, что те, кто уничтожил экипаж, поленился с преодолением противопожарного корабельного заклятия и бросили все как есть. Глубокий поклон им за безалаберность. Бесшумно запрыгнув, я вытащил из пояса офицерские самострелы и занял позицию, прячась от вероятного противника за агрегатом, чье назначение осталось для меня не понятным. Осторожно осмотрелся. Палуба была усыпана телами моряков с имперскими знаками отличия. Иных трупов не было. Как и угрозы на первый взгляд.    Спокойно, - сказал один из отправившихся с нами архимагов, - живых на корабле кроме нескольких крыс нет. Расслабьтесь.    Приготовившиеся драться и напряженные как струна солдаты и ухом не повели в ответ на его слова.    Они расслабятся, когда я скажу, - высказался взобравшийся последним лейтенант, - проверить транспортник. Рик, а ты в рубку. Разберись с управляющим разумом.    Солдаты, разбившись на тройки, отправились выполнять приказ. А я пошел искать корабельный интеллект. Немного заблудился. Что поделать, с морским делом знаком плохо. Встал рядом с дверью и осторожно толкнул ее рукоятью оружия, прячась в безопасности. Щелчок и в стену втыкается болт. Я злорадно улыбаюсь. Плохого мнения они о нашей выучке, если хотели поймать в такую примитивную ловушку. Осторожно, в ожидании еще какой гадости, захожу внутрь. В глаза сразу бросился труп человека в кителе капитана, пришпиленный к переборке клинком. На полу валялись поврежденные шестеренки, проводки и куски плат. Пуль управления зиял пустыми развороченными дырами. Сердце тревожно екнуло.    - Кадавр ты цел?    Приветствую представителя дружественных войск, - раздался неожиданно громкий голос, - вычислительная система функционирует в штатном режиме, но сам корабль имеет серьезные повреждения, а экипаж уничтожен. Противник разрушил основные устройства управления и не затронул дублирующие. Мной было принято решение имитировать полную гибель.    Я вздрогнул от неожиданности. Разум исправен это уже хорошо. Но каков хитрец! Придумал, как обмануть напавших.    - Сохраняется ли какая-либо угроза?    - Исходя из имеющихся сведений, могу дать отрицательный ответ.    - Есть ли возможность хотя бы частично восстановить способность транспортника плавать в текущих условиях?    - Да. Требуется задраить каюты в зонах пробоя, откачать воду с нижних палуб и стащить корабль с отмели. Но из-за частичного повреждения левого колеса скорость значительно упадет.    - Сколько времени пройдет до прибытия в ближайший порт Империи?    - С учетом поломок около двадцати шести дней. Но хочу отметить, что это не возможно.    - Почему?    - Отдать приказ об отплытии может только человек с доступом капитана или, по меньшей мере, старшего помощника.    Раздраженно ударяю кулаком по стене. Как раз таких осложнений я и опасался.    - Но они мертвы!?    - Подтверждаю.    - Тогда звание капитана временно переходит командиру дружественных войск!    - Нет. Такая возможность не предусмотрена уставом, а значит запрещена.    - А при каких условиях произойдет передача полномочий?    - Только при частичном перепрограммировании меня специалистами в порту.    - И не иначе?    - Да.    Как же сложно с этими железками! Человека всегда можно переубедить, запугать или обмануть. А с искусственным интеллектом не все так просто. Они будут до конца стоять на тех принципах, что им вбили в плату маги-менталисты даже под угрозой полного уничтожения. Я, осторожно, чтобы не порезаться об торчащие осколки разбитого стекла, вытащил из пазов противопожарного щита выкрашенный в огненно-красный цвет топор. Зажал его между колен, поплевал на ладони и ухватился поудобнее за рукоять. Лезвие смачно вошло в переборку. Полетели щепки.    - Внимание! Вы совершаете противоправные действия! Немедленно прекратить!    - Пошел в свою металлическую задницу.    - Остановитесь или я буду вынужден принять ответные меры!    - И что ты сделаешь? Зальешь водичкой или отлупишь штурвалом?    В потолке открылись отверстия и оттуда высунулись стволы многозарядных арбалетов.    - Считаю до десяти и стреляю.    О силы! - я только сильнее стал рубить дерево.    Шутки закончились. Такую возможную смену событий я не предполагал. Во все стороны полетели более крупные обломки досок. Мешали то и дело попадавшие под топор металлические части переборки. Но отступать нельзя, второго шанса добраться до его мозгов уже не будет.    - Девять, десять. Атак...    Шипя от боли и пятясь, я вылез из проделанной дыры. В моей руке торчали обрывки мановых проводов. Спасибо ВАКовским преподавателям и их подробным лекциям по морским транспортникам. Кадавр успел чувствительно приложить меня снарядами по спине сквозь латы. Здрасте свеженькие гематомы на пол тела. Но что самое неприятное один из болтов попал в стык между доспехами и теперь торчал из ноги. Аккурат в самое мясо вошел.    Сержант, - в рубку вошел один из моих инженеров, - котел проверен и в ремонте не нуждается. Мы начали запуск в режиме ожидания эксплуатации. Но две нижние палубы полностью залиты водой. Нужно включить насосы. Может тогда корабль приподнимется и сойдет с отмели.    - Сейчас займемся. Но сначала помоги мне вытащить болт. Самому неудобно. Только тяни резко, без задержек.    - Есть.    Я отстегнул ремни ножного элемента защиты. Солдат тут же дернул болт. Из моих стиснутых зубов выскользнул глухой стон. Нахожу в аптечке бутылочку с обезболивающим зельем. Сдираю пробку и выпиваю. Надо было раньше так поступить. Подчиненный засыпает рану кровеостанавливающим порошком и залепляет ее пластырем. Пока сойдет, а дальше посмотрим.    - Будешь помогать мне.    Я залез во внутренности корабельного разума. Жутко тесно и неудобно. К тому же темно. В который раз мысленно благодарю вампиров за подаренное зрение. Инструменты в моих руках двигаются, словно живые и по своей воле. Отрезаются провода и выкручиваются болты. Многие сегменты отсоединяются или переделываются. Варварски обрубаются целые группы плат, процессоров и кристаллов. Тому, что я сейчас творю, меня обучил наставник из академии. Как-то, будучи в хорошем настроении, он показал интересный трюк на старых отживших свой век платах. Он изуродовал и присоединил один из них к другому кусками провода, хитро перемкнув разъемы. Этот способ известен даже не каждому хорошему механику, с многолетним опытом. Все совершается на грани сплава обрывков различных знаний по магии, механики и изрядной доли интуиции. Можно мои действия сравнить с операцией на человеческом мозге каменным топором. Требуется добиться того чтобы пациент отупел до потери сопротивления, но при этом не лишился своих способностей.    Сержант вы уверены в том, что делаете? - сомневаясь спрашивает рядовой, подсовывая мне под руку гаечный ключ и изоленту.    Изогнувшись, хватаю их кончиками пальцев и, слегка шепелявя, отвечаю ему сквозь зажатый в зубах пучок проводов.    - Нет. Но другого выбора у нас нет. Все это либо заработает, либо нас перережут кочевники.    - И каковы на ваш взгляд шансы на успех?    - Не знаю. Предпочитаю о таком не задумываться. Нервные клетки целее будут. Почти готово. Подай мне плату с моим кадавром.    Беру сосредоточие разума Мгеша и соединяю его шлейфами с корабельным интеллектом. Даю ему главенствующие полномочия, а транспортник ставлю в подчиненное положение. Можно было бы подсоединить все системы транспортника напрямую к нему, но боюсь он не выдержит подобной нагрузки, к тому же у него нет соответствующих драйверов. Он не сможет совершить даже простейшее действие своим новым временным телом. Прикрепив провода буквально на соплях, возвращаю питание мозгу корабля. Слышится легкое шипение в разговорном устройстве. Затаиваю дыхание, вот он решающий момент. Получилось или нет?    Приветствую пользователя Рика, - раздается голос моего подопечного.    У вас получилось, - потрясенно смотрит на меня подчиненный.    Я напускаю на себя невозмутимый вид. Типа весь такой знающий, опытный и съевший не одну собаку на таких экспериментах.    - Провести диагностику систем.    - Обнаружено не стандартное устройство... разум СИ2КС транспортника "Гордый".    - Приказ. Осуществлять передачу распоряжений от пользователя к интеллекту корабля, а так же обратную связь.    - Принято.    - Задраить каюты в зонах пробоя и запустить насосы на нижних палубах.    - Выполняю... Внимание номера три, одиннадцать и двадцать четыре не закрылись, требуется произвести операцию вручную...    - Ничего, остальные закрылись же. Главное воду откачать, а там мы сами подберемся.    - Внимание обнаружены повреждения насосной системы. Сохраняется двадцать девять процентов от прежней мощности... Аккумуляторы корабля разряжены на семь десятых. Энергии с учетом поломок хватит лишь на одну полноценную откачку. Из-за разрушения целостности корпуса течь будет постоянной.    - Беда одной не приходит. Ладно, залатаем часть дыр пока будем плыть, а воду будем выливать за борт вручную посменно. Можно перекачать оставшуюся энергию кадавров в накопители транспортника. Капля в океане, но все же.    Я покинул рубку, нашел майора, уже появившегося на палубе, и доложил о ситуации. Тот выслушал и одобрил мои действия. Пока мы с подчиненным ковырялись в мозгах корабля, снаружи развернулась кипучая деятельность. Солдаты спустили на воду уцелевшие шлюпки. Похоже, враг даже не посчитал нужным их уничтожить. Теперь отряд с грузом переправлялся на борт. Сначала раненные. Становилось тесно. Транспортник явно не был рассчитан на такую толпу. Трупы моряков скидывались за борт. Мертвым все равно, а живые не хотят присоединится к ним раньше положенного срока. Да и до эпидемии в замкнутом пространстве не далеко. Воины закрывали глаза умершим и тихо просили прощения у погибших за то, что не могут обеспечить достойного погребения.    Мы не успеваем доставить все на корабль, - сказал майор стоящим рядом колдунам, - степняки вот-вот будут здесь. Вы не могли бы с помощью магии ускорить перемещение?    Все мои люди опустошены сражением с демоном, - ответил главный чародей, - быстрый переход не способствовал восстановлению сил. Мана почти на нуле.    - Придется бросить часть имущества на берегу.    Оставьте тех... металлических ходячих кукол, - пренебрежительно отозвался о моем отделении архимаг, - они самые громоздкие и тяжелые. Здесь и так места мало. А они только мешаются под ногами и малоэффективны в эксплуатации. Не понимаю, почему государство уделяет столько внимание кадаврике... этой псевдонауке. Следует перенаправить финансирование на развитие честного чародейства.    Ну, уж нет, - возмутился я, - лучше выкинуть куски мяса, что вы наковыряли в теле демона. А эти, как вы выразились, ходячие куклы положили большую часть милосков в бою. Так что не следует так говорить.    - Органы столь могучей твари являются ценнейшими ингредиентами. Ради некоторых из них мои коллеги готовы голову положить в призывах существ из-за грани. А ты хочешь, что бы все это выбросили?! Мальчишка!    А эти модели кадавров являются уникальными экспериментальными образцами, - ввернул свой аргумент я, - если мы оставим их на берегу, ордынцы наверняка передадут их АТС. Военное командование Империи не погладит вас по голове за безалаберность и передачу технологии в руки Торгового Союза. К тому же аккумуляторы транспортника разряжены до тридцати процентов. А на монстрах установлены солнечные поглотители и собираемую ману Света можно закачивать через преобразователь в корабельные накопители. А вода не прекращает поступать через пробоины. Чем прикажите напитывать насосы? Углем? Или вы желаете весь путь до наших территорий проработать батарейками?! Пожалуйста, я не буду возражать. Посмотрим, на сколько вас хватит.    - Можно демонтировать поглотители и доставить на борт за один рейс.    Разборка займет больше времени, чем простая перевозка кадавров. Если вы вместо моих монстров привезете окорочка демона, транспортник не сдвинется с места. И точка! - набычившись, припугиваю чародеев.    Конечно, я не самоубийца и не собираюсь подставлять своих сослуживцев, зато угроза подействовала на колдунов, и майор согласился с моим мнением. Маги же недовольно переговаривались скучковавшись у якоря и недобро зыркали в мою сторону. Надеюсь, до мести они не опустятся. А то за долгие года жизни на этот счет у некоторых чародеев появляется пунктик. Но я не желаю терять в первой же армейской операции все свои боевые механические единицы.    Люди работали как проклятые, не обращая внимание на усталость. Разбирались завалы, выкидывались обломки и затыкались мелкие пробоины в бортах всем, что попадется под руку. Палуба мелко дрожала под ногами. Это заработали насосы. Корабль слегка покачивало. Еще немного и мы будем свободны. Кадавры моего отделения уже стояли на транспортнике где попало. Расположить их единой группой мешали дыры в полу. Солдаты зигзагами перемещались, рискуя свалиться вниз.    Затащить весь груз на корабль мы не успели. Появились степняки. Шлюпка, подплывшая почти к берегу разворачивалась назад. На песке остались несколько огромных костей демона. Архимаг выругался злобно подпрыгнув. Часть его не самых слабых выражений были адресованы мне. Пропускаю мимо ушей. Вот еще надо связываться с ним!    Я схватился руками за борт и затаил дыхание, в нетерпении. Сейчас! Ну же! Кони преследователей, даже не замедлившись на неширокой скальной тропе, влетели в ловушку. Из замаскированных камнями щелей выметнулись плети ветвистых молний, убивая нарушителей. Заржали падающие лошади, испуганно заголосили всадники. Образовалась куча из тел. К сожалению, амулетов было мало на такую ораву. Сверкнул последний слабенький разряд.    Пока ордынцы метались в смятении, шлюпка отошла от берега на приличное расстояние. В ее борт воткнулось несколько стрел. Залегшие на дно солдаты ответили из арбалетов. От степняков отделилось несколько десятков человек с посохами - колдуны, и подбежав к воде они выпустили фаерболлы. Наши маги мгновенно отреагировали и поставили щит.    Майор, - вскрикнул архимаг, глядя как несколько его коллег в изнеможении свалились на палубу, - у нас почти нет сил на борьбу с чародеями. Мы заведомо в проигрыше. Прикажи своему наглому механикусу отплывать так быстро насколько это возможно.    Атан? - повернув голову, вопросительно произнес командир.    Сделаю все что возможно, - уже на бегу ответил я.    Хоть насосы еще не закончили откачку, думаю, что уже можно попытаться сдвинуться с отмели.    Мгешь, котел в рабочий режим и запускай колеса. Быстро, - командую, влетая в рубку.    - Принято. Выполняю приказ.    Корабль задрожал. Я схватился за первое что попалось под руку. Меня изрядно мотало из стороны в сторону. Чувствую, что тем, кто остался наверху пришлось хуже. Транспортник недовольно стонал и пыхтел, совсем как живой человек. Наконец он сдвинулся с отмели, просев там, где уже не доставал до дна. В какой-то момент я даже испугался, что мы тонем. Но все обошлось. Когда приедем в Шатин первым делом пойду в храмы и принесу жертвы всем главным богам Империи. С умиротворением я наблюдал в иллюминаторы как по берегу бегают враги, понявшие, что добыча уходит из рук.    На этом трудности не закончились. Положа руку на сердце скажу, что это было самое тяжелое путешествие за весь мой не долгий жизненный срок на этом свете. Корабль разваливался буквально на глазах. Как это дырявое корыто держалось на воде не понятно. Я со своими инженерами все время, не считая коротких перерывов на еду и тревожный нервный сон, был на ногах. Я выучил устройство транспортника до последнего винтика. Хотя должен признать, что остальным было не намного проще. Солдаты вытащили, где только нашли все, что могло удержать в себе воду. Дошло чуть ли не до столовых ложек из камбуза. И этими емкостями в ручную вычерпывали воду за борт. Насосы сами не справлялись. Маги тоже не остались без дела. Я натыкался на них медитирующих в самых разных и неожиданных местах. Как я предсказывал ранее, им таки пришлось поработать батарейками для накопителей. Маны от солнечных батарей не хватало катастрофически. Чародеи с мрачными лицами шутили, что с такой тренировкой им скоро не будет равных в восстановлении запасов сил и тогда враги Империи берегитесь.    Были проблемы с питанием. Морская вода успела уничтожить значительную часть запасов. Но если еду еще сумели растянуть на скудные порции на ориентировочное время пути, то с пресной водой было еще хуже. Каждый получал всего по несколько глотков в сутки.    Когда на горизонте показалась земля люди уже походили на ходячих скелетов, не хватало только поблизости эльфа-некроманта. Мы решили не идти прямо на базу, а дошли до ближайшего имперского порта. Когда мы, еле передвигаясь, выползли с транспортника нас уже встречали лекари, усиленные стражей, на случай если это все не счастливое возращение бравых солдат с фронта, а неизвестная вражеская хитрость. Я не позабыл прихватить плату с Мгешем, а то потом не найдешь и не докажешь.    Армейское командование к моменту нашего появления буквально из ниоткуда поставило уже крест на всем отряде. Слишком долго от нас не было никаких известий, а разведывательный корабль, посланный к берегу земель Орды выяснить, что же случилось с нами дал ясно понять, что вероятность нашего обнаружения уцелевшими невелика. Мы же преподнесли всем приятный сюрприз. На мой весьма критичный взгляд руководство больше обрадовалось возвращению целых и невредимых магов, пусть слегка и похудевших. Если с гибелью простых, пусть даже и элитных солдат можно смириться, то в случае с чародеями ситуация совершенно иная. Все-таки каждый колдун это штучный товар. Почти вся мощь Империи основывается на них. Ну и ладно, я рад уже тому, что просто жив и здоров.    Через несколько дней после того как наш сборный отряд из солдат и магов ступил на твердую землю, мы с Гоблином вырвались из цепких рук лекарей. Работники бинта и касторки признали нас относительно здоровыми и разрешили в дневное время покидать больничку. Первым же делом мы отправились на поиск места, где спокойно можно было бы отметить счастливое окончание похода в степь. Выловленный и дотошно опрошенный мужик не определенного возраста, слегка не свежего облика и с носом, выдающим чрезмерное увлечение алкоголем, указал всего два кабака. Эти заведения с лихвой перекрывали потребности мужского населения крохотного рыбацкого поселения. Привередничать мы не стали и отправились по самому ближайшему адресу.    Силы небесные! Сколько же уже времени не пил пива! Так его вкус забыть недолго, - сказал ефрейтор, выхватил у разносчицы с подноса ближайшую пузатую кружку, сдул пену и махом выдул половину налитого. Утолив первую жажду, он поставил напиток перед собой и залихватски подмигнул служанке, - ай, спасибо красавица! Порадовала солдата.    Я проявил большее терпение и сначала помог девушке поставить с трудом удерживаемую ношу на стол. За что заслужил ее благодарную улыбку.    Заведение, которое наша парочка почтила присутствием, переживало наплыв посетителей. Нам с трудом удалось выпросить местечко. Для этого пришлось кое-кому незаметно сунуть в карман денежку. После чего нас посадили в одном из углов. Причем стол в этом месте явно появился не ранее чем пару часов назад благодаря деловой смекалке расторопного хозяина кабака. Слишком уж сильно он выделялся обликом среди остальных.    Причина такого энтузиазма людей стояла на барной стойке. Чудо механики - граммофон. В полумраке помещения, который с трудом разгоняли даже зажженные свечи, он поблескивал рунной вязью на металле раструба. В крупных городах подобным устройством никого удивить было нельзя. В каждом приличном трактире имелась такая штуковина. И желающий за отдельную плату мог заказать песенку. К тому же многие состоятельные горожане старались похвастаться диковинкой перед гостями. Но в здешней глуши народ не был избалован зрелищем технических достижений науки. Я присмотрелся к аппарату. Устаревшая модель. Мне довелось видеть в столице в лавке более совершенную конструкцию. Там над заколдованной магом Света пластинкой под популярную песенку о том, как у Мэри была маленькая овечка, танцевали иллюзии пастушки и ее любимицы. Движения были просты, зациклены и повторялись через каждую минуту, но при этом совершенно очаровали меня.    Эх, хорошо! - сказал Гоблин, прикончив очередную кружку, вытер рот тыльной стороной руки и потянулся к тарелке с мелкой сушеной рыбкой, - так ты не забросил свою идею?    Какую? - меланхолично спрашиваю, прихлебывая напиток. В отличие от соседа я предпочитал смаковать пиво, а не заливать в себя все сразу.    - Стать магом.    Шутишь, - замираю, - да у меня скоро крыша поедет. Я только об этом и думаю постоянно. Но способа так и не нашел. Начинаю отчаиваться!    - Могу подсказать вариант. Сразу говорю демонски сложный для осуществления и рискованный. Имею личную заинтересованность в твоем успехе, поэтому и предлагаю. Так сказать я тебе, а ты мне.    - Не тяни, говори!    - Помнишь, я как-то тебе рассказывал, что в древние времена проводил в вашей реальности опыт?    - Ну?    - Не нукай, не запряг. Тогда я за собой прибраться поленился, поэтому область эксперимента до сих пор сохранилась, притянула ближайшие потоки сил и превратилась в источник маны. Эта точка пространства помнит меня. Конечно, с тех пор со мной прошло много изменений, да что там говорить от прежнего осталась лишь слабое подобие. Но эта сохранившаяся в вашем мире часть прежней мощи еще помнит меня и узнает в любом облике. Там я пусть и локально на территории, в лучшем случае, в сотню метров стану снова богом. Твоя задача доставить нас туда.    И сделаешь меня своим адептом? Подаришь дар? - с надеждой спрашиваю я.    Не совсем, - смутился собеседник, - сил на самом деле в этом месте сохранилось не так уж и много, чтобы делиться с кем-то. Тем более после того как я его поглощу и трансформируюсь стану существом всего-навсего на уровне ваших архимагов. Может чуть помощнее и наложенный на тебя искусственный дар без моей поддержки как бога растворится без следа. Не успеет просто-напросто прижиться. Предлагаю поступить иначе. Источник, а в этом и вся собственно проблема, находится на территории эльфов. Отловим длинноухого с даром помощнее, я его распотрошу и аккуратно пришью способности к чародейству к твоей душе. Благо, людское строение схоже. Даже общих детей иметь можете, но только мулов. Кстати один из таких сейчас и управляет теми территориями. Сильный архимаг Жизни, если не ошибаюсь.    Подожди, - медленно произнес я, когда в моей голове мелькнула догадка, - ты говоришь о...    Гранитной крепости, - закончил за меня Гоблин.    Что? - вскрикиваю, - а посложнее объект выбрать не мог? Как, по-твоему, я проведу тебя туда? А источник, про который ты говоришь! Один из самых мощных на континенте. Благодаря нему эту крепость взять нельзя. Он напитывает прочнейший магический купол. Солнце вместе с луной на землю упадут, все джунгли сожгут, а щит все равно выдержит. Даже над главной императорской резиденцией такого нет.    А я предупреждал, что просто не будет, - пожал плечами Гоблин.    Бесы! Что же придумать, - хватаюсь за голову, - в принципе, коллективного удара всех чародеев нашей страны он может и не сдержать. Если перенагрузить узлы оборонительных плетений, то система полетит, а пока эльфы будут их чинить, у нас будет где-то полчаса для проникновения. Но как уговорить колдунов отправиться через джунгли кишащими нежитью и мутантами, созданными эльфами с помощью сил Стихии Жизни? И с чего ты решил, что это мне по силам?    - А почему нет? Ты изобретатель хороший. Вон как резво твои игрушки в степи дрались. Если бы не они мы бы умылись кровью и возможно не сидели сейчас здесь. Вот и собери какого-нибудь кадавра размером с гору. Чтобы железным кулаком бац по куполу, а он раз и проломился.    - Размер не главное. Металла и труда на него уйдет огромное количество, а проку... Соберутся два-три мага поопытнее, долбанут заклятием помощнее и иди собирай пружинки и винтики в траве по всему континенту.    - Ну, тогда не знаю. Придумай, что-то. Кто из нас механик?    Я задумался. Обычно слабые щиты пробивают фаерболлами. А для сильного нужна штука серьезнее. Если собрать на их принципе устройство, накачать по самое не могу маной и запустить с катапульты. Нет, не пойдет. Сила с увеличением концентрации теряет стабильность и заряд сработает сотню раз при изготовлении и транспортировке. А зачем нам один снаряд? А если разом запустить сотню... тысячу... десять тысяч? Мысль заслуживает, того чтобы ее обдумать.    - И почему ты мне об этом говоришь только сейчас?    Да как-то не приходило в голову, что ты с этим можешь справиться. Так зачем впустую языком молоть? - пожал плечами он, - я пытался сам в одиночку еще давным-давно подобраться к источнику. С психикой тогда после поражения в битве богов дружбы особо не водил, адекватно свои поступки не оценивал. Неделю мимо имперских постов пробирался. Как умудрился не пойму. Но далеко в джунгли не забрался. Сразу же получил стрелу и чудом сумел унести ноги назад. Оно и к лучшему. А то прирезали бы как пить дать! На остроухого я похож еще меньше чем на человека. Когда мозги пришли в норму и стали соображать, подался в вояки в надежде, что когда-нибудь смогу подобраться к крепости.    - А зачем тебе это? Хочешь стать снова богом? На мой взгляд оно того не стоит. Вечные интриги, перерастающие в битвы и постоянная возня с адептами. Может, плюнешь на все это? Один раз же уже проиграл. Живи в свое удовольствие обычным человеком.    Да ты что?! - чуть не подавился пивом ефрейтор, - быть простым обывателем? Выращивать на огороде морковь и картошку? А по праздникам напиваться в трактирах с такими же простаками? И утром выпрашивать рассолу, у разгневанной жены со скалкой? Лучше сдохнуть! Да я и так со скуки скоро помру в вашем провинциальном мирке. Просто какое-то мирное болото. Убожество!    - Я бы попросил быть разборчивее в словах!    Извини, - примиряющее поднял руки Гоблин и растопырил ладони загораживаясь от меня, - не в обиду, но здесь действительно глушь. Все эти сражения просто возня в песочнице по сравнению с битвами богов. Когда за минуту гибнут биллионы разумных, сотни миров распадаются и отправляются в бездну. Даже пантеон ваших покровителей, мягко говоря, слабоват. Нормальные высшие существа уже давно бы меня унюхали, а эти и не чешутся. Собственно именно из-за этого я выбрал этот уголок бытия. Ну и еще аномалии местные...    - Аномалии?    - Ага. Прям целый набор. К примеру, постоянные помехи и бури в ментальном поле планеты. Иначе бы ваши колдуны давно бы могли переговариваться за тысячи километров друг от друга. Именно из-за этого мои враги считают меня погибшим. Поисковые заклятья тоже с трудом работают. А учитывая оторванность вашего мира от других, так вообще... Если представить расстояние между обычными пространствами, как между домами на одной улице, то ваш находится на другом континенте в непроходимом лесу, не знающим ноги человека. Даже не заурядному колдуну убраться отсюда целое приключение. Да и чародеи здешние курам на смех. В иных мирах ваших архимагов в лучшем случае только в ученики возьмут. И это при общей насыщенности манового поля в 1,7 единиц?! Обленились. Привыкли что силы вокруг как песка в пустыне.    - Все равно не пойму тебя. Зачем лезть в тот же костер где уже раз обжегся? Жизнь богов не сахар.    - А зачем ты хочешь стать магом? Та же самая ситуация.    Ну, ты скажешь! - недоуменно говорю, - сравнил. Я в высшие сферы не лезу. Мне хотя бы слабенький дар.    Это ты сейчас так говоришь. А аппетит приходит во время еды. К тому же, - ефрейтор с злостью сжал ручку кружки, - было бы тело нормальное, а не эта карикатура. Все женщины от меня шарахаются как от прокаженного. Пока найдешь и уговоришь какую любительницу экзотики... Даже уличные продажные девки и те нос воротят. А я хочу нормальную бабу, как в прежние времена, богиню, демоницу или на крайний случай сильную чародейку.    - Магичку? Какая разница? В кровати они все одинаковы. Есть дар или нет. Две ноги, две руки.    Э-э-э, брат! Не скажи, - усмехнулся собеседник, - приходилось читать или слушать стихи всяких менестрелей? Они любят скромно называть, то, что творится ночью, под одеялом, слиянием душ. И они правы. Поэтому мой тебе совет, тщательней подходи к выбору партнерши. Между людьми в такой момент происходит обмен энергиями. И чем большим даром они обладают, тем явственнее это ощущается. Причем тот, кто сильнее подтаскивает второго до своего уровня.    Это получается, что стоит переспать с колдуньей и ты сам чародей? - подался я вперед.    А что? Собрался в дамские угодники податься? - хохотнул Гоблин, - не все так просто. Для полноценного эффекта между вами должна быть горячая, просто безумная любовь. Причем не только с ее стороны, но и с твоей. Сможешь влюбиться по заказу в ту, которая нужна для обретения сил? А если она окажется уродливой хромой старухой без зубов? Сомневаюсь. К тому же женский пол предпочитает сильных, а ты заведомо слабее любой магички. Впрочем, можешь попытаться охмурить чародейку не ниже уровня магистра, а таких очень мало, да и недостатка в кавалерах у них нет, и не выпускать ее из койки лет пять-десять. А там глядишь и сможешь свечку взглядом зажечь. На мой взгляд, намного проще взять штурмом Гранитную крепость.    - Да я так. Просто интересуюсь. Любопытный факт, почему-то никогда не слышал о таком.    - Так и понял.    - Ты говоришь, что можно поймать мага отрезать от него кусок души и пришить к своей. Тогда бы среди магов началась целая бойня. Чем трудиться, развивать собственные силы, куда проще отловить десяток другой магов послабее и отобрать у них силы.    - Ты опять не правильно видишь всю ситуацию. Если проводить аналогию, то у одного колдуна дар как маленькая иголка, у другого перочинный нож, у третьего кинжал, у четвертого меч, а у пятого аж полноценный комплект доспехов с вооружением. Как ты сможешь противопоставить сотню иголок и с десяток коротких лезвий отобранных у жертв последнему? Куда логичнее развить свои силы до его уровня. Имеет смысл забирать силы у тех, кто сильнее тебя. Если обладаешь нужными знаниями и навыками. Но что бы завалить такого противника надо очень серьезно постараться. А они, как правило, не согласны с твоими намерениями, проявляют агрессию и подобному исходу событий активно сопротивляются. К тому же операции с душой очень опасны в силу хрупкости и сложности последней. Один раз можно рискнуть, но при серии переделок рано или поздно можно сойти с ума, повредить здоровье или просто напросто банально умереть.    - Теперь понял.    - Так что ответишь на мое предложение?    - Ничего не обещаю, но приложу все усилия, чтобы попасть в Гранитную Крепость и обрести дар.    Дальше у нас пошел обычный разговор хороших приятелей, решивших отдохнуть и посидеть вечерок за кружкой пива. Тема захвата эльфийского источника больше не поднималась. Но проблема так и не выходила у меня из мыслей, даже когда хмель заявил о переходе власти над телом в его бескомпромиссное правление. На заплетающихся ногах, поддерживая друг друга, мы с трудом нашли обратную дорогу. Немного не рассчитали и не учли, что алкоголь сильнее влияет на истощенные и хронически уставшие организмы. Медсестры, увидев нас, только всплеснули руками, но ничего не сказали.    После недолгого курса реабилитации в больницах отряд наградили за успешное выполнение приказа. Выдали повышенные боевые за рискованную операцию со всяческими приятными надбавками. В общем, на радостях что потери подтвердились, казна не поскупилась и это вылилось в приличную сумму. На хороший домик в приличном районе крупного города не хватит, но на прихожую с крыльцом потратиться уже можно. Дали и очередную медальку. Такими темпами, скоро вместо отдельного ящика в тумбочке можно будет завести целый шкаф.    Предоставили всем внеочередной отпуск. Кто-то из вышестоящих разумно решил, что от истощенных людей все равно приличного рвения на службе в ближайшее время не будет. Расщедрились даже каждому на путевки в лечебницы средней паршивости. Был выбор между океаном и Нагарскими горными минеральными источниками. Я предпочел второе. Море пусть и не самое теплое и так чуть ли не весь год в Шатине вижу. О чем не пожалел. Скалы, ущелья и быстрые речки создают неповторимую картину природной красоты. Мне понравилось.    Сразу же после отдыха я навестил своих однокурсников из ВАКа и учителя Грайдона. Старик очень обрадовался. Впрочем, взаимно. После недолгих колебаний я все-таки решил отправится в родной город не смотря на неприятную возможность столкнуться нос к носу с мачехой. Подумать только! Прошел столько сражений, не раз был на волоске от гибели, казалось, нет уже ничего, что может испугать солдата выдержавшего столько испытаний, а как представлю себе встречу с баронессой так мурашки по всему телу. Но все же там остались кроме нее люди, которые мне дороги.    К примеру, ставшие в свое время почти членами семьи садовник дядюшка Тулес и его жена повариха тетушка Нагана. Больше слуг в папином доме не было. Куча все возможных конюшенных, дворецких, камеристок и прочих наемных работников появились только после женитьбы отца.    Мое детство же прошло на глазах у этой семейной пары. Садовник не раз покрывал мои шалости перед отцом. Что было не так сложно. Полностью погруженный в исследовательскую работу он часто ночевал в лаборатории, а если и появлялся дома, то его мысли видали далеко, среди формул, разрабатываемых зелий и заклятий.    Дядюшка же, озадаченно кряхтя и покачивая головой, каждый раз принимался за восстановление сада, разрушенного моими неудавшимися и вышедшими из-под контроля кадаврами. Заравнивал ямы и борозды, оставшиеся от колес и упоров, чистил следы масла и потекшего алхимтоплива из бака, восстанавливал клумбы, убирал поломанные ветки кустов и деревьев. Благо подобные случаи были не часты. Чаще всего я собирал более миниатюрных монстров, но и те порой успевали серьезно навредить, прежде чем заканчивался завод или энергия в аккумуляторах. Каждый раз я, краснея от стыда, молча, пристраивался рядом и помогал Тулесу, клятвенно обещая себе быть в следующий раз осторожнее. Как-то раз я попытался в благодарность ему собрать механического помощника. Получившийся кадавр успел перекопать искусственной ногой-лопатой половину цветов на лужайке и изничтожить порядочное количество молодых посадок, прежде чем я ухитрился накинуть на него веревку сзади, опрокинуть и подобраться к выключателю. Садовник попросил больше ему таких подарков не вручать. Зря он так. Впоследствии мне удалось разобраться, где была совершена ошибка при сборке и переделать монстра, но дядюшка был не преклонен в своем решении. Я так и не сумел его переубедить.    Тетушка была не менее добра ко мне. Недостатка в питания мой организм никогда не испытывал. Не достанься мне от предков отличный обмен веществ и не трать я все энергию в постоянном движении, страдать мне от избыточного веса. У поварихи всегда было припасено для меня в закромах какое-то лакомство. Будь то шоколадный пудинг, домашнее печение или роскошный сахарный леденец. Мои друзья, попав к ней на кухню, тоже не бывали обделены. За что все ее просто обожали.    Вот и сейчас оказавшись у них в гостях, я тут же был усажен за стол. Рядом со мной сидел мой давний друг еще по Дворянской Гимназии. Помня Нагану и чудесное кулинарное искусство, он не отказался нанести визит.    Кушайте, кушайте мальчики, - ворковала она, подкладывая нам на тарелки по куску горячего яблочного пирога. Рик отощал-то как. Всегда знала, что солдат в армии у нас недокармливают. И тебе Мих нужно хорошо подкрепиться. Совсем бледненький. Поди за своими разными науками и покушать не успеваешь. Совсем не дело. За здоровьем следить надо. Может вам еще супчика с куриным бульончиком налить?    Я усмехнулся и покосился на соседа. Не знаю как в моем случае, но назвать этого крепкого детину со здоровым румянцем на щеках бледненьким довольно сложно. С его ростом и телосложением надо было не в маги идти, а в грузчики. Я со здоровой завистью посмотрел на его сумку, из которой выглядывали краешки учебников по чародейству и тетрадей. У Миха в отличие от меня нашелся, пусть и не самый сильный, но достаточный для поступления в университет дар. Кстати, подал он документы в местный. В тот самый, где ранее работал мой отец.    Ой, что вы! - ужаснулся мой друг перспективе, - мы и так уже столько съели. Больше не лезет. Спасибо, все очень вкусно.    Я, молча, кивнул, подтверждая его слова. Хоть после истории со степняками и вынужденной голодовки мой желудок все время требовал пищи, но тетушка способна и армию ненасытных демонов накормить.    Тогда еще по маленькому кусочку пирога, - и тут же противореча сама себе подцепила лопаткой самый большой.    Нет, нет, - спасая животы, мы дружно прикрыли тарелки руками.    - Ну что вы как маленькие? С чаем проглотите и не заметите.    Хватит мать! - хлопнул по столу газетой Тулес, - отстань от парней. Они сами знают сколько и когда есть. Лучше принеси-ка рябиновой настойки с травами. Надо с ребятами выпить за встречу по рюмочке. Столько не виделись.    - Лекарь запретил тебе много выпивать. Не молодой уже.    А мы много не будем. По паре капель, как лекарство, чтоб желудок лучше работал, а кровь грела. И Риковы погоны надо обмыть. А как же? Я помню еще, как он в люльке качался, а теперь посмотри какой орел вырос. Цельный сержант! Или мне самому сходить, - показывая, что готов выполнить угрозу, пожилой садовник схватился за трость. Возраст уже начинал сказываться и ему было сложно подниматься на ноги лишний раз без третьей ноги. Чем он и пользовался, используя порой легкий шантаж в общении с женой.    Да сиди старый, - супруга подхватилась, - сама принесу.    Вы только послушайте, что в мире делается, - сказал Тулес, приподняв газету и поправив очки на носу. Под крупными буквами названия "Имперский вестник" на главной странице располагалось огромное магическое фото Императрицы, где она жеманно держа в руке узорные ножницы, разрезала красную ленточку. Что там она открывала и освещала своим присутствием для меня осталось загадкой, - скандал в высших дипломатических кругах. Как стало известно благодаря искусным действиям военной разведки, АТС финансировал подлое нападение Орды на границы нашего великого государства. Государыня изволила отхлестать своей перчаткой посла Союза на приеме. На что он выразил свое возмущение и заявил, что бумаги являются не настоящими, а магические печати поддельными. Более того в ответ посол обвинил Империю в провокации и потребовал более не отсылать столь возмутительных копий ложных документов соседям... Дальше... Высший Купеческий Совет Гильдий Антагов объявил о торговом эмбарго нашей стране. Не официальные источники которые мы раскрыть не можем говорят, что АТС в данный момент скрытно и в спешном порядке закупает оружие, продовольствие и через третьих лиц нанимает солдат и магов. Независимые эксперты утверждают, что силовое столкновение с Союзом в ближайшее время не исключено, но подданным Империи боятся нечего. Наша армия сильна как никогда и победа в любом случае будет за нами... Здесь пропустим. Вот еще примечательный момент... Хакарский полуостров и Тальгский Архипелаг поспешили заверить в дружбе и моральной поддержке Империи в прискорбном конфликте.    Я задумчиво посмотрел в окно. Вот, кажется, и всплыли бумаги, найденные Сажаном в лагере Муфини. Еще в степи перед операцией нас предупредили о неразглашении любой информации о подготовке и захвате главаря в течение ближайших пяти лет. Так же повторили об этом еще раз в госпитале и заставили поставить подписи в бумагах с подробным перечислением кар, что падут на болтливую голову ослушника. Чувствую во всей этой истории двойное дно. Мудрят что-то руководители.    Не исключено что сундучок, обнаруженный метаморфом совсем ни причем и документы действительно итог расторопной работы разведчиков. Не буду гадать зря.    Ох, ты боги! - вернувшаяся Нагана поставила на стол пузатую бутылку и всплеснула руками. Садовник споро подхватил ценный сосуд и довольно разлил настойку по рюмкам, - опять война будет. Да сколько же можно. Когда же мирные времена настанут. Только с кочевниками разобрались, нате новая напасть. И бедного Рика пошлют воевать. А если его убьют? Ой-ей!    Цыц! Не каркай дура! - кулак Тулеса опустился на столешницу с такой силой, что посуда подпрыгнула, - лучше сплюнь через плечо бесам в рожи.    Кстати только что вспомнил, - решил перевести разговор с неприятной темы Мих, - слышали тетушка, что Алек был на днях помолвлен с Мэри?    Да ты что! - ахнула повариха, услышав новость, - но это и не удивительно. Все к тому и шло.    А вот для меня это событие было не из приятных. Увы, оно стоило мне верного друга. Алек был одним из самых близких товарищей. Мы вместе сидели за одной партой в гимназии и были влюблены в самую симпатичную из многочисленных племянниц баронессы. Пытались оказывать неуклюжие знаки внимания, ревниво поглядывая друг на друга, веселили ее шутками и розыгрышами окружающих, бросались выполнять любую незначительную просьбу. Постепенно я как-то перегорел и охладел чувствами к девушке, уступив место в соперничестве другу. За что заслужил его глубокую признательность с его стороны. В отличие от меня его любовь только росла с каждой минутой. Тем более он стал получать ответные намеки на не безразличность ухаживания. На мой взгляд, несколько лживые. Именно неискренность, легкая наигранность в поступках и то, что избранница, взрослея, все больше и больше напоминала мачеху характером, послужили началом моего разочарования в барышне. Печально, но Алек оказался более слеп и простодушен.    Приехав в родные места, я первым делом направился в его дом. Благо кавалерийское офицерское училище, где проходил подготовку он, было близко, и у него была возможность приезжать на выходные в город. Но меня не пустили дальше порога, Алек невнятно и тихо что-то произнес про недопустимость общения с простолюдинами и быстро захлопнул дверь. При этом глаза у него были виноватые как у побитой собаки. Я был просто ошарашен таким поведением. Раньше в общении с ним такого снобизма к не дворянам не проскальзывало.    Сведения о помолвке поставили все на свои места. Возлюбленная, науськанная мачехой, наверняка качественно обработала жениха. Грустно. Вот так женщины и губят крепкую мужскую дружбу.    Полагаю, мне следует подробнее разъяснить про наши "родственные" отношения с баронессой. Отец женился, когда мне было одиннадцать лет. Для меня произошедшее шоком не оказалось. Я легко принял изменения в семье, хотя должен признать, поначалу было непривычным, что эта "чужая тетя" теперь живет в нашем доме, но быстро привык.    Со стороны отца брак был построен на любви. Да и зная его характер предположить иное было бы нельзя. Он бы никогда не потерпел рядом супруги, к которой не испытывает чувств. Ну а действия баронессы были полностью продиктованы расчетом. Я даже подозреваю, что глава ее рода просто приказал охмурить перспективного и сильного архимага, клюнувшего на ее внешность. После свадьбы аристократический клан через отца получил немалое влияние при дворе и в политических кругах. Человек, входящий в число самых могущественных чародеев страны это весьма весомая фигура. Да и состояние к тому времени отец сколотил не малое. Колдовство такого уровня прибыльное занятия, а образ жизни он вел скромный и аскетичный. Балами, пышными приемами, выездами на охоту и иными затратными забавами высшего света не увлекался. Просто не видел во всем этом смысла. Главными его стремлениями это были магия и служба во имя и на благо государства. Полагаю многие явные и тайные враги Империи успокоено вздохнули после его гибели.    Могу предположить, что папа понимал отчасти мотивы поступков жены, все-таки человеком он был более чем не глупым, но просто ему было на все наплевать. Главное чтобы она была рядом. К чести баронессы должен признать, что женой и хозяйкой она оказалась великолепной. Многие его друзья восхищались ею и в шутку обещали увести.    Но отец не мог предположить, что супруга после смерти попытается избавиться от ненужного ей пасынка и попытается отправить в орден Наона Бога Доброты и Милосердия. Такая судьба меня ничем не устраивала. Адепты, видимые мной не раз, производили гнетущее впечатление. От них так и веяло какой-то убогостью и нездоровой всеобъемлющей доброжелательностью. Абсолютно лишенные негативных эмоций. Такое чувство, что кто-то серьезно покопался у них в мозгах. Не исключено что все так и есть. Все происходящее в глубинах святилищ это тайна за семью печатями. А я не желаю, чтобы кто-то изменял мою личность и ковырялся в моей голове.    Согласно имперским законам все дворяне делились на младшую и старшую родовую аристократию. Все кто относился к старшим входили в кланы. Подсудны были только своему главе, но зато те несли ответственность за них перед Императорской семьей. Порой провинившиеся дворяне получали от предводителя наказание более суровое, чем мог вынести обычный суд. Во избежание гнева монархов так сказать.    Даровать старшее дворянство мог либо верховный правитель страны, либо глава любого рода, приняв новых членов в клан. Ну и соответственно лишить, даже без объяснения причин. В результате брака мой отец получил титул барона, а так же и я, как сын.    Имущество умерших членов клана отходило роду, и его судьбу решал предводитель. Так и произошло в моем случае. Тем более завещания не оказалось. Конечно, глава мог и наплевать на последнюю волю усопшего, но это не одобрялось обществом. Наследниками признали жену и ее ребенка.    Меня лишили наследства и дворянства. Будь я не совершеннолетним может быть и не рискнули. Аристократы негативно относились к таким поступкам с не достигшими шестнадцати лет. Поэтому я и пошел в армию. Лучший выход в моей ситуации.    Но к чему теперь перебирать прошлое. Вся моя злость давно перекипела, остались лишь легкое неприятие к данному баронскому роду и презрение. Пусть они поступили нечестно. Наплевать. Я молод, здоров, голова соображает, а руки и ноги целы. Всего остального добьюсь сам. Зато теперь полностью свободен и могу делать что захочу.    Ой, я тут в воскресенье на рынок ходила и видала твоего братика. В карете на коленях у мамки ехал. Милый малыш, такие пухленькие щечки, белобрысенький. Так и хочется потискать. Тебя очень сильно напоминает, - вспомнила тетушка и, бросив взгляд на мой изменившийся после вампирской мутации облик, добавила, - в детстве.    Хорошо, что еще одна частичка моего папы осталась в этом мире, - сказал я.    Интересно, а брат унаследовал дар отца? Скорее всего, должен. Было бы не плохо, если бы мощь родителя проснулась в нем и послужила еще Империи.    Мой отпуск неизбежно подходил к концу. Наступило время возвращения в часть. До этого я гостил в доме Миха. Он был настолько любезен, что предоставил мне, целую комнату в единоличное владение. Окинув все взглядом, я убедился, что ничего не забыто. Все вещи собранны. Потянулся к пухлой потертой кожаной папке, лежащей на письменном столе. Небрежно схватил ее за угол. Коварная застежка, служившая до этого исправно, внезапно расстегнулась. Бумага разлетелась, покрыв весь пол под моими ногами. Я выругался. Теперь заново собирать и сортировать по разделам. Хорошо, что еще есть время. Присев на корточки поднимаю и аккуратно все раскладываю по стопкам. Разглядываю расчерченные разноцветными карандашами и кое-где затертые до дыр ластиком листы. Любовно разглаживаю помятую бумагу. В моем воображении схемы и формулы собираются в кадавров. Надеюсь, вскоре эти чертежи превратятся в реальные механизмы. Практически весь отпуск потратил на расчеты, библиотеки, встречи со сведущими людьми различных научных специальностей и консультации. Это моя первая ступенька к обретению способностей колдуна. Я уже было совсем отчаялся осуществить мечту, когда, наконец, забрезжила хоть какая-то надежда впереди. Скоро, ну или не очень, мне быть чародеем!    Сердечно попрощавшись с другом и его гостеприимной семьей, я сел на поезд. Уже через несколько дней, после утряски накопившихся в подчиненном мне отделении дел за время моего отсутствия, я оказался в приемной полковника. Было немного не по себе. От результатов последующего разговора во многом зависит моя судьба. Как бы еще не получить по шее за наглость. За дверью шел разговор на повышенных тонах. Его суть была не ясна. Толстая древесина надежно глушила и смазывала слова. Из кабинета выскочил красный как вареный рак капитан.    Распустились совсем, разгильдяи. Даю тебе две недели, - летело вслед ему напутствие, - не успеешь исправить, до рядового понижу.    Я колебался. Командир части явно сегодня не в духе. Хотелось смалодушничать, развернуться и уйти. Но, увы, мне было назначено в это время. Глубоко вдохнув, я вошел в дверь.    Сержант, проходи, - отмахнулся, разъяренный предыдущим посетителем, полковник на мою попытку доложить, - что у тебя?    Он потихоньку отходил от устроенной выволочки. Я выдвинул стул. Присел, положил перед собой папку и расстегнул ее.    - Я хочу предложить захватить Гранитную Крепость.    О как! Не много, не мало! - стал вновь закипать собеседник, - да что же сегодня день идиотов что ли?! Сначала один, теперь второй. Что же ты тогда ко мне пришел? Тебе тогда прямо к военному советнику дорога. Это в его компетенции. Он выдаст тебе меч-камнеруб, волшебную кирку и вперед на штурм, герой!    - До него далеко, вы ближе. Если вы поддержите мою идею, то к вашим словам прислушаются вернее чем к моим.    - Да ты... совсем кретин? Похоже, степь не прошла бесследно для твоей психики.    Я могу обосновать свои слова, - я сунул под нос ему раскрытую папку, - вот взгляните.    Что это, - начальник с подозрением перевернул несколько листов, - чертежи какие-то. Ну и подчерк же у тебя! Я в технике не особо силен. Не понимаю тут.    Это предварительные наброски боевых кадавров, - заторопился я, почувствовав заинтересованность, - эксперимент с моим отделение был признан самым успешным и перспективным из всех проведенных. Принято решение создавать такие же структуры во всей армии. Но на этом останавливаться нельзя! Я пораскинул мозгами на досуге, обдумал парочку идей и начертил возможные варианты монстров специально для штурма Гранитной Крепости. Если снова собрать ученых, довести до ума разработки, то есть все шансы взять ее.    - Ты знаешь, что за всю историю Империи мы ее пытались завоевать пять раз. И каждый раз все заканчивалось серьезным поражением, огромными людскими потерями и пару раз страна стояла просто на грани гибели. Даже Старый Император не рискнул нападать на нее. И был прав на мой взгляд. Все эти факты тебе что-нибудь говорят? Ни разу не было такого случая, чтобы враг переступил за стены Гранитной Крепости. В мире по пальцам можно пересчитать места, которые могут сравниться с ней по мощи и укрепленности.    - Понимаю. Но все всегда бывает в первый раз.    Полковник недоверчиво взглянул нам меня. Я стал азартно убеждать его. Постепенно он сдавал свои позиции. Постоянно тыча пальцем в чертежи, с трудом, но мне удалось доказать свою идею. На весь разговор ушло больше часа. Я даже слегка охрип.    - Не знаю. Мне нужно посоветоваться с несколькими людьми. А там может и с командованием свяжусь. Но ничего не обещаю. Щекотливый вопрос. Эх, скажут, сбрендил на старости лет, в отставку пора мужику. Я заберу бумаги? Надо будет показать расчеты кое-кому.    Берите, - я пожал плечами.    Копии бумаг лежали у меня в надежном месте. На крайний случай восстановлю все по памяти. Если схемы потеряются, то я особо переживать не буду. Главное что бы они не попали в сомнительные руки. А кому доверять, если не командиру кирасиров?    Томительное ожидание решения изрядно потрепало мне нервы. Но оно того стоило. Делу был дан ход. Не могу знать, что предпринял полковник, но пружинки и винтики государственного аппарата защелкали в нужном порядке. Воякой он был опытным и смог понять, что судьба дает неплохой шанс уничтожить Гранитную Крепость, веками сидящую как заноза в теле Империи. Не одно поколение приграничных военноначальников точило зуб на нее. На этом направлении приходилось держать немало войск и держать ухо востро в ожидании хитроумных атак врага. И главное ситуацию нельзя было изменить, все время приходилось действовать от обороны.    Мне пришлось выдержать целую серию "дружеских бесед" и вызова в различные армейские и не только инстанции. Бюрократия это извечный бич Империи. Мурыжили меня долго. Вопросы задавали совершенно разные, порой крайне непонятные для меня и левые. И каждый даже самый мелкий "бос" считал своим долгом усомнится в надежности моего плана. Особенно всех интересовало, что сподвигло меня искать способ захвата неприятельского оборонительного объекта. Я вдохновенно врал, что желаю помочь горячо любимой стране. Благо это было не так далеко от истины, точнее одним из пусть не самых главных мотивов. Нехваткой патриотизма не страдаю.    Чувствую, что если у меня не было некоторого авторитета наработанного успехами моего экспериментального отделения (слухи среди вояк разносятся быстро и далеко), то никто не стал даже рассматривать предложение. Отправили бы мою папку прямиком в мусорное ведро.    Тихо, со скрипом, продираясь через все препятствия чертежи кадавров, способных взять гранитную крепость, украшенные резолюциями с неоднозначными мнениями от всевозможных специалистов, добрались до рук военного советника. И ура ему! Мне сообщили, что он готов уделить мне несколько минут своего времени. Взяв несколько дней отгула, предусмотрительно сэкономленные мной в отпуске, я направился в родовое поместье командира всех Имперских войск. Поезд, скачка в дилижансе по кочкам не ровной дороги и я оказался пред воротами дома советника. Слуга-привратник, подслеповатый седой дед, выяснив, что от него гость хочет, долго искал в списке мое имя, сильно щуря глаза в рассматривая листки через очки с треснувшими стеклами.    Никола! - из пристройки на зов выглянул чумазый пацан лет десяти-двеннадцати, - проводи солдата к хозяину.    Вам туда. Вон он за Угольком ухаживает, - поплутав по поместью вместе со мной, махнул мальчик в сторону конюшни, где рядом с конем стоял человек спиной к нам и, не дожидаясь моего ответа, убежал.    Советник? - подойдя с сомнением, протянул я фразу и доложился, - сержант Рик Атан!    Конечно, не узнать своего самого наиглавнейшего командира было нельзя, но до этой встречи мне приходилось видеть его только на портретах и в газетах, в парадном мундире, увешанном медалям и с угрожающим коварным врагам Империи взглядом, устремленным вдаль. Наверное, в попытке рассмотреть границу. Но сейчас, он предстал передо мной в более простецком облике. Сухое, еще помнящее строевую службу, тело было обтянуто чистой, но поношенной одеждой, подходящей скорее слуге. Когда советник повернулся, я увидел известный каждому армейцу рваный шрам, перечеркивающий щеку, и полностью белое яблоко правого глаза с бельмом. После ранения, даже самые искусные колдуны-лекари не сумели восстановить зрачок полностью.    Очень приятно, - ответил собеседник и, не прерывая чистку щеткой шкуры коня, спросил, - скажите сержант, вы любите лошадей?    - Так точно.    - Давайте без официоза. Мы с вами не на параде.    - Если честно, то не сказать, что бы любил. Обучен верховой езде и уходу. Но мне больше по душе железо.    - А я жить без них не могу. Прикипел к ним. Как-никак двадцать шесть лет в кавалерии отслужил. А это вот мой фаворит. Лучшего боевого скакуна не найти во всей округе. Немало конезаводчиков просят его свести со своими кобылами. Жеребята от него ценятся на вес золота.    Расхваленное животное с угрозой уставилось на меня глазами, подходящим больше матерому жестокому волку, злобно фыркнуло и захрумкало яблоком, поднесенным на ладони заботливым хозяином. Съев, зверюга сунулась обнюхивать карманы, в поисках лакомства. Черные лоснящиеся бока заколыхались. Не рискну сунуться к этому хищнику, по ошибке богов засунутому в шкуру травоядного. Лягнет копытом, и потом будут меня отскребать от подковы.    Ша, Уголь! Веди себя прилично, - прикрикнул на любимца советник и удрученно вздохнул, - одно обидно, отходит в прошлое золотой век кавалерии. Технический прогресс наступает на пятки. Скоро лошадям останется только тянуть крестьянский плуг, повозки извозчиков, да и, пожалуй, еще будут в вестовой службе и на скачках. И все.    - Думаю, это произойдет не скоро.    - Ошибаетесь, еще лет пятьдесят... Впрочем не будем о грустном. Мне доложили, что вы весьма настойчиво искали встречи со мной.    - Да это так. Хочу предложить взять Гранитную Крепость.    - Серьезное заявление. Я ознакомился с вашими чертежами. Даже с моим не богатым багажом знаний по механики, можно сказать предложение сомнительное. Не уверен, что эти ваши конструкты станут функционирующими. И многие специалисты после изучения вынесли схожий вердикт.    - Не спешите, так говорить. Да признаю, схемы очень сырые и приблизительные, но отдайте их в руки профессиональных ученых, они доработают устройства и соберут кадавров.    - Речь идет даже не о монстрах и их эффективности. Кирасир, вы представляете, чего будет стоить мне убедить правление государства в успехе штурма? Исполнение столь грандиозной задумки серьезно ударит по казне. Советник по экономике встанет на дыбы и изойдется желчью. Он и так давно пытается сократить финансирование армии. Может это прозвучит кощунственно, но я отчасти благодарен эльфам. Если бы не они с извечной ненавистью и непримиримостью, то от войск сейчас осталась, лишь слабая тень. В случае поражения мой авторитет сильно пошатнется. Впрочем, даже если мы победим, этот скряга непременно поспешит заявить, что если армия так сильна, то ей не требуется столь затратное содержание. Но полагаю, к нему не станут прислушиваться.    - Подумайте сами. Мы уже, которое десятилетие после смерти Старого Императора топчемся на месте. А на том направлении кроме Гранитной Крепости точек обороны у ушастых нет. Убрать ее и мы получим более легкую дорогу вглубь их территорий. А если войска будут постоянно захватывать новые земли, то никто не посмеет нас критиковать и сокращать.    - Мягко стелите, сержант. Знаете, почему я согласился на нашу встречу? Из-за вашей фамилии. Давненько не приходилось слышать про Атанов. А раньше двор регулярно судачил об изобретениях архимага. Вы хорошо осведомлены о прошлом своего отца?    - Не очень. Он редко любил вспоминать былое. Знаю, что он родился в глухой деревеньке в восточных землях в семье обычных бездарных крестьян, с врожденными способностями сразу на уровне подмагистра, что редкость. Его мать, моя бабка, была травницей и повитухой в своем селе, но без колдовского таланта. В одиннадцать лет его из дома сманил бродяга-шаман, пообещав взять в ученики. Буквально, через полторы недели этот аферист попытался принести его в жертву какому-то темному богу. Папа умудрился выпутаться из истории, попутно прирезав псевдоучителя. К родным не вернулся. Долго бродяжничал. Вроде бы как однажды стража повязала его вместе с шайкой каких-то жуликов, в одном из городов. Сбежал, не дождавшись, казни. Прятался в лесах. Ушел за границу. Наемничал. Мотался по всему миру. Магией начал заниматься поздно лет в сорок-пятьдесят, благо сильный дар дал долгую молодость. Учился по возможности, у разных учителей во многих местах. Понахватался кусками всего, что мог изучить. Кажется, даже пару тройку лет в какой-то чародейской школе просидел. Вернулся семьдесят лет назад на родину. Еще был дружен со Старым Императором и однажды разоблачил один из заговоров. Из детей только я и брат.    - Не стал бы так утверждать. Просто вы двое официально признаны отцом. Ни за что не поверю, что за столь долгую и неуемную жизнь, он не наплодил потомков. Наверняка у вас полно безызвестных родственников.    - Возможно.    - А знаете, что он сотрудничал с имперскими спецслужбами во многих секретных операциях? АТС до недавнего времени на рынке наемных убийц предлагал за его голову огромные суммы.    - Так может из-за этого его и убили!?    - О нет! Эту версию должны были проверить в числе первых. Насколько мне известно, это полностью несчастный случай.    - Еще Григорий был адептом одной из сект темных богов за границей, но потом что-то произошло, чего-то они не поделили, и на одну религию в мире стало меньше.    - Да, ну! Папа и сектант!? Не верю.    - И пиратствовал в свое время не мало. Тот период вообще опутан молвой. Наиболее доподлинный и правдоподобный слух это схватка с Рифовой Королевой у острова Латаск и ее выводком. Кажется, ее жало у него хранилось как трофей. По народному поверью прикосновение к нему приносит удачу в азартных играх.    Я вспомнил костяную загогулину, висевшую на стене первого этажа. Ее поверхность была всегда чиста от пыли, но не благодаря стараниям горничной, а отполирована до блеска руками слуг. Особенно старался при случае, мачехин конюх, любитель карт и игральных костей.    - Но еще больше в его биографии белых пятен. Именно из-за его авторитета я решил вас выслушать. Надеюсь, его изобретательность передалась в крови.    - Дайте мне возможность и не пожалеете.    - Пока рано что-либо говорить. Хочу откомандировать вас на один из кадавровых заводов. Если испытания монстров пройдут успешно, то будем рассуждать уже о Гранитной Крепости.    - Спасибо. Но у меня будет просьба.    - Какая?    - В случае положительного итога со сборкой конструктов отдайте мне под командование одно из отделений с буровыми кадаврами.    Зачем? Я не хочу рисковать хорошим кадром, а насколько я понимаю ваш план штурма, риск вашей гибели будет высок, - советник испытательно взглянул на меня.    - Техника новая, не обкатанная. Если что-то пойдет не так, вся атака провалится. Высококвалифицированных инженеров в короткий срок вы подготовить не успеете. Нужен человек знающий механизмы от и до. Тем более там будет много опытных бойцов, в чьих задачах будет непосредственно прямой контакт с врагом.    - Посмотрим. Не стоит торопить события. И еще одно, я хочу вас промотивировать. Если испытания монстров меня впечатлят, то можете рассчитывать на погоны младшего лейтенанта.    Главнокомандующий не подвел и не стал затягивать дело, вскоре я трясся в поезде, который, мерно постукивая железными колесами по рельсам, ехал вглубь территорий моей родины. Почему-то изначально еще до встречи с советником мне думалось, что создание железных монстров пройдет как и в первом случае в Шатине. Но он, по всей видимости, решил, что подготовка к столь масштабной схватке требует соответствующих условий и отправил меня в главную кузницу государства в Оловянный Город, что расположился на юге, у подножия Срединного Хребта. Почти половина всего армейского снабжения металлическими изделиями шла именно оттуда. Там же был построен один из лучших комплексов по изготовлению и сборке кадавров. Название поселение получило еще полтора столетия назад, когда там нашли олово. Постепенно геологи и маги обнаружили в окрестностях почти все виды руды, но название уже прочно вошло в людскую речь. Из маленького шахтерского поселка вскоре вырос большой город, специализирующийся на добыче и ковке. Про него все говорили, что тут каждый второй житель кузнец, а каждый первый подмастерье кузнеца. И это мнение не так уж грешило ложью.    На вокзале пара людей с военной выправкой при выходе ненавязчиво поинтересовались целью посещения города, проверили документы, направление, оформленное в штабе кирасиров, отметили в журнале и вежливо, в ответ на мою просьбу, объяснили, как найти завод. После краткого размышления я для себя решил, что такие меры контроля и безопасности продиктованы большой значимостью поселения, прежде всего как источника материального обеспечения войск.    На заводе, на удивление, все дела я закончил буквально за полчаса и меня быстро отпустили с наказом явиться на следующее утро. Жилье пришлось искать самому. Хорошо, что подсказали несколько адресов. Выбрал я место руководствуясь близостью к месту предстоящей работы. Снял крохотную комнатенку у бабушки божьего одуванчика. За небольшую доплату она пообещала кормить меня. Что полностью устроило меня. Готовку я недолюбливаю, хотя при нужде могу соорудить сносное блюдо из имеющегося под рукой набора продуктов.    В первый же рабочий день я опоздал на десять минут, а хотел прийти пораньше, что бы спокойно оценить обстановку. Каюсь, не учел разницы в часовых поясах. Пришлось даже пожертвовать утренним завтраком. Теперь живот будет бурчать до обеда. Нужно будет попытаться какой-нибудь бутерброд хотя бы перехватить.    Я быстро шел в направлении завода. Там разместилась государственная контора, которая занималась разработкой, доработкой и усовершенствованием всех заказов, так или иначе связанных с кадавровой механикой. Пару раз завернул не туда, чем удлинил себе путь.    Извинившись перед ждущими за опоздание, я познакомился с группой конструкторов. Вместе с ними мне и предстояло работать. Я попытался ознакомить их со своими идеями, но оказалось, что военное ведомство давно уже передало в контору копии моих чертежей. И их даже успели кое-где доработать. Меня ввели в курс дела, я подкинул несколько новых идей коллегам, так и пролетела половина рабочего дня.    В обед, когда бурчание разгневанного голодовкой желудка стало не выносимым, я чуть ли не в припрыжку направился в заводскую столовую. Терпеливо дождался своей очереди, не обращая внимание на любопытные взгляды соседей по толкучке. Все работники уже давно примелькались и новое лицо вызвало логичный интерес. Особенно досталось клинку и самострелам в кобурах. В них только что дыры не протерли глазами. Что поделать, я настолько привык к оружию, что без него чувствовал себе буквально голым. Да и никогда не знаешь, когда оно может пригодиться. Мысль оставить их на квартире причиняла чуть ли не физические страдания.    Посетители сего царства еды делились строго на две разновидности. Первые, крепкого вида мужички в робах из парусины, с прожженными в ней кое-где сваркой и брызгами расплавленного металла дырами. От них шел запах масла для смазки подвижных частей кадавров и крепкого пота. Лица у них были не полностью отмыты от рабочей грязи, несмотря на их явные проявленные ранее старания. Общались они далеко не в интеллигентной манере. Тех выражений, что я наслушался пока стоял, хватило бы для обморока целой сотни благородных девиц. Парочку оборотов я отметил про себя в памяти. Приеду в корпус порадую в тесном кругу сослуживцев новинками.    Вторая категория полностью отличалась от цеховиков. Более хрупкого телосложения и в строгой деловой, а главное чистой, без единого пятнышка, одежде. Сотрудники отдела разработок, к коим теперь отношусь я.    Чего тебе? - не слишком дружелюбно буркнула толстая повариха, мужиковатого вида в засаленном фартуке.    Я по быстрому оценил небогатый ассортимент, представленный в виде рукописного меню, с изящно выведенными, красивым подчерком, названиями. Подивился этому. Неужели подобными пальцами-сосисками можно так писать. Выбрал себе первое, второе и третье. И все в двойной порции.    Благодарю, - я протянул плату, подхватил поднос с тарелками и поспешил удалиться.    Аппетитный запах дразнил нос. А эта хрустящая с виду корочка на котлете просто божественна. Похоже, сейчас меня ждет праздник живота. На миг я, предвкушая, зажмурился.    Посуду не забудь убрать за собой, - громко сказала мне в след повариха, видимо подозревая за мной подобный грех, и погрозила большим половником, - тута тебе не ресторация. Афицантов нету.    Закончив с едой, я поменял дырку в пряжке пояса, сделав чуть свободнее, и погладил насытившийся живот. Ожидания меня не обманули, обед вышел превосходный. Или мне это с утренней голодухи показалось? Теперь я не спеша потягивал компот и лениво жевал печенья, взятые в качестве десерта. Вставать не хотелось, даже потянуло в сон. Мысли лениво кружились вокруг цилиндрической зубчатой передачи в одном из кадавров. Не нравилось мне ее исполнение на чертежах, слишком громоздко и неудобно. Не полноценно будет функционировать. На бумаге все выглядело идеально, но зуб даю, что на практике будет ломаться чаще других механизмов. Интуиция опытного ремонтника меня крайне редко подводила.    Привет, - с противоположной стороны стола на стул шлепнулся непонятный субъект, небрежно вытащил из-под носа у меня печеньку и сунул себе в рот.    Привет, - в замешательстве отвечаю аналогично.    Разглядываю его. Тот словно позабыв обо мне, сосредоточился на пережевывание. Молчание явно затягивалось. Кто такой? Местный голодающий и охотник за чужими печеньями? По внешнему облику подходит. Ниже меня на голову и худющий.    Немил Мичан, - словно очнувшись, он резко сунул мне руку, - штатный некромант завода.    Я машинально пожимаю ее и еще раз окидываю его взглядом. Сразу же в глаза бросаются не замеченные мной ранее завитки татуировок на запястье и кисти руки, выглядывающие из-под рубахи. Со своим не профессиональным опытом могу только определить принадлежность к Стихии Смерти и высказать кое-какие предположения. Похоже, помогают концентрировать и направлять силу дара. Что-то типа личного инструментария мага, который всегда при себе.    Собеседник производил двойственное впечатление. Он был большей частью похож на сложившийся у меня в голове образ классического некроманта, но одновременно создавал противоречащее своей профессии мнение. Какой-то весь белый, как альбинос. Волосы желтые, а глаза светло-голубые настолько, что почти сливаются с белками. Кожа словно с рождения не знала солнца. Одежда тоже светлых оттенков. Ему бы быть чародеем Стихии Света. Но приглядевшись, замечаешь в нем какую-то странность. Взгляд у него был как у наивного убийцы. Такого что сначала ткнет ножом, а потом удивляется, почему это дядечка упал и так смешно дрыгается на земле. И от чего из живота хлыщет красная водичка. Не удивительно, пол жизни-то проковыряться в трупах, у любого крыша поедет.    - Слышал, что ты тот самый присланный армейский специалист. Вроде как будешь участвовать в проекте по созданию каких-то жутко секретных кадавров-убийц, которых потом будут тайно науськивать на неугодных службам людей.    А с какой целью интересуешься? Шпион? - зловеще прошептал я, резко наклонившись к нему, - кому докладываешь? Антагам, Дзарскому Халифату, какому-то излишне любопытному аристократу, газетчикам или... - выдержал угрожающую паузу, - масонам Черной Ложи?    Сам я лишь про себя усмехнулся озвученному подсевшим нелепому слуху. Похоже на работу структур внутренней безопасности, спрятать правду под ворохом домыслов и версий. Утечки информации при таком количестве участвующих в разработках людей не избежать. А так попробуй отыскать истину под ворохом мусора.    Кто? Я? - заблеял он, испуганно отшатнувшись от меня, глаза забегали, а руки задрожали, - да я... я... верный подданный императорской семьи... лояльный к власти и ее служителям... ни в чем противозаконном не участвую.    Слишком резкая реакция. Похоже, кое-какие грешки все-таки за ним водятся. Скорее всего мелкие, вряд ли бы на стратегический объект взяли человека с сильно подпорченной репутацией. Наверное, что-то типа пьяных дебошей в кабаке по выходным, мелкое жульничество с налогами, торговля из-под полы запрещенными некромантскими амулетами в период голодного студенчества или максимум тайное поднятие мертвеца на городском кладбище и вселение в сей труп души богатого купца с целью выяснить, где зарыт тем при жизни клад.    Шутишь? - резко успокоился колдун, разглядев что-то у меня в глазах.    - Угу...    - Тьфу ты! Я уж было поверил.    - И все-таки для чего узнаешь?    - Да плевал я на все государственные тайны! Меньше узнаю, дольше проживу. Просто по слухам ты вроде бы как мега крутой гений по части кадавров. Мизинцем ноги за раз по сотне штук собираешь. С первого взгляда сразу же поломку определяешь.    - К чему клонишь?    Есть у меня один проект. Частный, - понизил заговорщицки голос Немил, - одному не потянуть. Нужен сведущий в механике специалист. Дело верное. Разработка произведет оглушительную сенсацию.    В чем суть проекта? - к предложению я отнесся скептически. Ценные и чего-то стоящие идеи с ходу малознакомым не выкладывают.    - Создание некрокадавра.    - Кого?    - Ну... мертвого металлического монстра.    А-а-а, - недоуменно потянул я. Предположение подтвердилось. Идея идиотская. Вспомнилась бородатая байка про то, как некромант вкладывал "не жизнь" в поломанного кадавра и чем все это для него закончилось.    - Мичан, хочешь расскажу анекдот?    Спасибо. Догадываюсь какой, - скривился собеседник. Похоже, данную шутку он хорошо знал, - не стоит.    - Магия смерти и кадаврика не совместимы. Первая работает с мертвой плотью, а вторая с металлами. Можно одну часть монстра изготовить из мертвой плоти, а другую из металла, но других точек соприкосновения у этих наук просто нет. Даже если вспомнить, что именно благодаря некромантии зародилась кадаврика. Хотя сейчас об этом кроме механиков, да историков мало кто знает.    В корне неверное утверждение, - вскинулся мой новый знакомый, - некроманты умеют зачаровывать клинки и доспехи. А они из железа.    - И что? Чем это может помочь в изготовлении монстров? Или ты хочешь соорудить что-то вроде Мертвой Гвардии ушастых? Так причем тут кадавры? Опять же это просто высшие зомби, закованные в металл. Там нет ни одной, даже крошечной шестеренки.    - Вижу, ты настроен не доверчиво. А если я покажу тебе образцы?    Хорошо. Договорились. Тогда и поговорим. А сейчас извини, спешу, - этой маленькой ложью, я поторопился избавиться от странной компании в виде чокнутого чародея.    Сунув поднос с грязной посудой в окошко, я направился к рабочему месту. В дверях конторы нос к носу столкнулся с коллегой. Он занимался в отделе подборкой и разработкой новых сплавов для кадавров. С ним мне довелось уже обсудить пару проблемных мест в формулах. Приятельских отношений с ним еще не завязалось, но я счел возможным обратиться к нему.    О! Слушай, ты не знаешь случаем такого человека Мичана? - спрашиваю его.    Ха!- усмехнулся тот, - уже познакомился с некромантом?    - Чудной он какой-то.    - Не то слово. Местная звезда. Не обращай внимание. Его уже давно никто не воспринимает всерьез. У него мечта жизни совершить открытие, которое прославит в веках. Каждую неделю носится с новой идеей. Коллеги уже давно не обращают внимание. Маг он толковый, исполнительный, правда дар слабенький, а что тараканов в голове побольше чем у остальных, никого не волнует.    - Зачем на заводе некромант?    Ну, я точно не скажу чем он занимается, - конструктор почесал подбородок, - вроде бы как на сенсорику плетения накладывает. Потом у боевых кадавров оружие зачаровывает.    - Понятно. Что может быть лучше приспособлено для убийств, чем сама Стихия Смерти. Сам не раз пользовался заколдованным некромантами оружием.    - В принципе его одного на все цеха за глаза хватает. Еще есть семеро огневиков, четверо менталистов, трое молниевиков и аж шестнадцать магов Металла. Ну и прочих одаренных по мелочи. А если человека с нужной стихией нет, то просто делаем заказ у частника. Так бы и без него можно было бы обойтись. Но после того как его из Чистильщиков поперли, за него родственник - мастер третьего цеха попросил. Взяли.    - Что за Чистильщики?    Не знаешь? - он удивился, - служба такая государственная. Тут же в горах полно шахт пустых, давно заброшенных, трещин и разломов. Есть целая система пещер. Под землей на несколько сотен километров в разные стороны простираются, а насколько вглубь так вообще никто не знает. До конца ни один смельчак не спустился. Вот всякая пакость мертвая, случайно восставшая от солнца скрывается там. Да и остальные мутировавшие или сбежавшие от колдунов-экспериментаторов твари магические туда лезут, у кого хватает мозгов или инстинктов от поселений людей подальше спрятаться. Друг друга, да крыс жрут, силу в подземных источниках маны тянут. За несколько десятков лет так мощно разовьются, что потом хоть всю армию против них выставляй.    Вот Чистильщики по подземельям и ползают. Мелкими группами, один чародей, посвященный Смерти и два-три мечника. Датчики ставят, сигнальные сети разбрасывают и показания снимают. Как что заподозрят сразу за подкреплением и по тревоге сразу собираются все на зачистку.    В эту службу почти все выпускники местной Академии Смерти идут. У нас самое крупное некромантское учебное заведение в Империи. Руководит единственный в стране магистр-некромант! Архимагов сейчас нет. Сам знаешь, одаренные крайне не охотно выбирают эту Стихию. Слишком сильно она ассоциируется с эльфами - извечным нашим врагом. Да и не следует вычеркивать традиционные для людей отвращение, страх и брезгливость к мертвецам.    - А за что Немила выгнали?    - Идиотская история. Он нашел в одной из пещер колонию какой-то агрессивной нежити, они успели уже пятерых жителей загрызть. И вместо того что бы добросовестно их уничтожить или вызвать подмогу потребовал организовать охрану мертвецам. Мол, уникальная популяция наблюдение за которой несет огромную ценность для науки. А когда от него отмахнулись и стали собирать группу зачистки он согнал толпу из таких же полудурков, где только нашел столько, и организовал пикет у пещеры. Так нежить на запах людей повылезала и чуть не сожрала их. Слава силам никто не пострадал. Одному только ногу сжевали. Над ними потом весь город потешался целый год. А Мичана уволили. Кому нужен чистильщик, который не хочет бороться с восставшими.    Выяснив, что хотел, я зарылся в бумаги в своем закутке. А странного колдуна тут же выбросил из головы. Меня куда больше занимали расчеты бурильных кадавров. За основу я взял монстров, которых используют шахтеры для прокладки своих подземных нор. Требовалось их только уменьшить раза так в полтора, приспособить для дальних самостоятельных переходов и выполнения боевых задач. Что бы сделать такой механизм придется основательно поломать голову. По всем формулам выходило, что он будет разваливаться на части уже через пару часов эксплуатации. Зачарованный гранит куда прочнее, чем обычная порода. Требуется улучшить виброзащиту и виброизоляцию, а также поработать со сплавами для бура. Чувствую, с такой практикой скоро превращусь в ведущего изобретателя кадавров в Империи! Конечно, это я прихвастнул, но доля правды в этом всем есть.    За всеми заботами я совсем потерял счет времени и рев заводского гудка, сигнализировавший об окончании рабочего дня, застал меня врасплох. Чуть не грохнулся со стула. Более привычные коллеги спокойно вставали и, прощаясь, покидали контору. Я сгреб бумаги со стола в сумку. Поработаю перед сном на квартире.    Пошли, - кто-то схватил меня за руку при выходе с территории, прилагающей к цехам.    Оборачиваюсь. В меня мертвой хваткой вцепился назойливый некромант и тащил в неизвестном направлении. Моя нога зацепилась за булыжник, и я чуть не полетел плашмя на мостовую.    К-куда? - изумленно спрашиваю.    Как куда? - с детской наивностью удивляется Немил, - ко мне в гости. Ты же сам просил.    Когда? - еще больше изумляюсь, судорожно роясь в своих воспоминаниях в поисках провалов памяти.    - В столовой ты сказал, что хочешь увидеть образец. А он у меня дома. Так что пойдем. Тут близко, пешком дойдем.    Он еще раз нетерпеливо дернул меня за руку. Я колебался, с одной стороны еще не разу не получал столь бесцеремонное приглашение, не принимающее отказов. К тому же хотелось закончить сегодняшние расчеты. С другой очень интересно увидеть, как живут некроманты. А! Плевать на чертежи, еще столько нагляжусь на них, волком выть захочется от тоски. Надо развеяться. Этот аргумент перевесил остальные.    Мы повернули на право, прошлись немного по дороге, чародей свернул с главной улицы и повел меня какими-то дворами и закутками. Пару раз мы даже перемахнули через чей-то забор, а в одном месте мне в штаны чуть не вцепился в штаны пес. Его хозяин проорал, что-то гневное и не приличное из окна. По-моему этому магу неизвестен смысл выражения "частная собственность".    Вот! - Мичан остановился перед большим зданием, - я специально крюк небольшой сделал. Хотел тебе показать, как приезжему будет интересно. Это та самая знаменитая на весь мир Академия Смерти. Я закончил ее. Причем с отличием.    Как же знаменитая. Я, к примеру, до сегодняшнего дня вообще о ней ничего не слышал. Но оставляю свое мнение не озвученным, чтобы не обидеть нового знакомого. В его голосе слышится явная гордость за свою альма-матер. Я с любопытством уставился на достопримечательность. Весьма готичненько. Здание было выдержано в соответствующем стиле. Обознаться в направлении преподаваемой здесь Стихии мог только слепой. Каждый барельеф выполнен в виде зомби, скелета или иной мертвой твари. Крыша напоминала сросшуюся реберную клетку великана. Перед Академией по траве, имевшей почему-то более темный и тусклый оттенок, чем другая городская растительность, бродили студенты в черных балахонах.    Там дальше городское кладбище, - махнул рукой Немил, показывая направление, - видишь вон тот окаменевший скелет дракона? Это поверженный Хозяин Оловянной Горы. Его в старые времена убил и поднял мой предок - архимаг! Я из семьи потомственных некромантов. И эта ящерица служила пращуру крылатой лошадью до самой смерти.    Вглядываюсь в свернувшуюся клубком каменную статую. В расплывчатых чертах скульптуры с трудом угадывался скелет. Лишь череп хорошо сохранился и почему-то создавал впечатление застывшей навечно обиды и горя. Словно у собаки потерявшей любимого хозяина.    - А что было с драконом после гибели твоего предка?    Заснул и превратился в камень. Потом, когда открывали Академию, то перевезли сюда. Говорят, что он до сих пор ждет своего повелителя. И разбудить его может только достойный наследия архимага. Я как-то попытался провести ритуал подчинения, но ничего не получилось, только наказание заслужил. Месяц пентаграммы чистил и трупы в формалине купал. Впрочем, - он дернул плечами, - каждый студент хоть раз, но пытался поднять Хозяина Оловянной Горы. Что-то вроде местного обычая. Ты лучше посмотри туда! Вон тот фонтан - источник маны Смерти.    Посередине каменного бассейна, окаймленного бортиком, стояла статуя скелета, с трудом державшая огромный кувшин, из которого била мощная струя черной воды. Как я не присматривался, кроме цвета, ничего магического не заметил.    - Жаль, что ты не одаренный, не то бы увидел плетения. Красотища!    А это поправимо. Я вытащил из кармана магозор и приложил его к глазу. Местность разом преобразилась. Потускнели цвета, остались только белый и черный. Всех вариантов насыщенности, от светло-серого до антрацитово-темного и непроглядного. Надо понимать это так воспринимаются некромантические потоки. Заклятия неряшливым клубком заполняли всю территорию Академии, не было даже крошечного пятачка свободного от них. Источник вообще выглядел черным чернильным пятном.    А здесь у ворот привратник-зомби, - чародей по-ребячески хихикнул, поднял руку и заорал, - Гиг привет!    Г-и-и-и-к! - дружелюбно откликнулся нежить, - здро-ова-а!    Добрый мертвец, - продолжил мое просвещение колдун, - ну если только не забывать кормить вовремя. Его постоянно городские мальчишки обижают. Тухлыми яйцами, огрызками, а то и камнями обкидывают. Пользуются тем, что он не может пост покинуть.    Неужели человеческие кости? - я поковырял пальцем забор.    - Ну что ты! Людской материал в дефиците. А это животный. Коровы, лошади, быки разные...    - Проще было бы из дерева или камня сделать.    - Нет. Надо марку держать. Забор это можно сказать лицо академии. Ладно, идем, время только теряем.    Немил снова схватил меня за руку и резко стартовал с места. Дом некроманта меня мягко сказать не впечатлил. Крошечный одноэтажный домишко у края заросшего сада. Деревья наверняка уже много лет не знали ухода.    Один живу, - пояснил хозяин, - недвижимость от предков досталась. Правда, дом полностью сгорел пять лет назад, пришлось заново отстраивать как смог. Хорошо хоть подвал уцелел.    - Все хочу спросить. Сколько тебе лет?    - Сорок два.    Ого! Я поразился. Конечно, для одаренных это не возраст, живут намного дольше обычных людей, но выглядел он моим ровесником. А вел себя словно еще младше.    Когда мы вошли, Мичан подвел меня к внушительной металлической двери. Такая выдержит и прямое попадание фаерболлом. Некромант отцепил от пояса громадный ключ. Удобная вещь! Можно использовать в ближнем бою как короткую дубинку. Щелкнул замок, и препятствие с натугой приоткрылось. Из темной дыры повеяло могильным холодом.    Проходи. Там у меня домашняя лаборатория, - маг пихнул меня в спину, - сейчас освещение включу. Обычно я свечами пользуюсь, экономлю.    Мне в принципе безразлично и так хорошо вижу в темноте. Я осторожно спустился по ступенькам. Ситуация мне категорически не нравилась. Все больше и больше похоже на ловушку. Вдруг во мраке, слева от меня на грани бокового зрения, мелькнул оскал черепа и горящие глаза мертвеца. В мозгу сразу вспыхнули картины прошлого - Вечнолес, лич, эльфы и зомби. Бесы! Точно подстава. Я мгновенно рефлекторно вытащил из ножен клинок.    Стой! Не смей обижать мою крошку! - раздался встревоженный крик Немила, когда я почти закончил замах мечом, для того что бы перерубить шейные позвонки скелета. Мягко вспыхнули магические светильники. Свет залил помещение.    Крошку!? - я обернулся, - это она?    - Да. Ты разве не видишь что это женский костяк?    С сомнением разглядываю нежить. Где тут владелец смог разглядеть отличительные половые признаки? Засунул на место клинок, повертел вытащенный не заметно для себя офицерский самострел и отправил его в кобуру.    - А я думал, что ты хочешь накормить ее мною.    Точно. Не помешало бы, - сказав так, он куда-то убежал.    Хм. Он что за топором отправился? Как-то подозрительно и не однозначно прозвучали его последние слова. Исчезнувший вскоре вернулся. В его ладонях отчаянно верещала большая серая крыса. Скелет шевельнулся, огоньки вспыхнули ярче и глаза уставились на еду.    Кушай моя хорошая. Утю-тю, - засюсюкал с ней хозяин и протянул грызуна.    И как же она будет переваривать пищу? Желудка-то нет. Костяк выхватил еду, разом закинул брыкающуюся, почуявшую гибель крысу в челюсти. Брызнула кровь. Наконец исчез между зубов голый хвост животного. Я оторопел. Тушка скользнула внутрь ребер. Тут же разложилась, так, словно за долю секунды прошло несколько лет. Еще мгновение и остался только прах, который исчез, не успев даже покинуть пределы реберной клетки скелета.    Ничего себе, - только и смог сказать я.    - Обычное дело. Никогда не видел, как нежить питается? А ты думал, как они поддерживают свое существование и восстанавливаются? На одной мане вложенной при поднятии долго не протянешь.    - Я за ходячими трупами не наблюдал, я их уничтожал!    - Чем лучше знаешь объект, тем удобнее проводить ликвидацию.    - Объясни, зачем тебе дома эта пакость.    - Удобно очень. Это как третья рука. Сидишь себе читаешь себе книгу, отдыхаешь, а через нее обед готовишь или грядку копаешь. Можно в лаборатории опыты проводить. Иногда дополнительная пара рук просто позарез не обходима. Своих при экспериментах не хватает. Между прочим, это тебе не обычный безмозглый костяк. Эксклюзивная работа. Использовал лично усовершенствованные обряды поднятия. Автономный интеллект, но до человека конечно не дотягивает. Экономное потребление силы. Одной такой крысы на две-три недели хватает, если работой не нагружать. А улучшенное управление? Можно меньше концентрироваться, поберечь свою психику.    - Действительно удобно.    Конечно! А знаешь, как сложно частному некроманту достать человеческий труп законно. Кругом одни бюрократы и ханжи! Утю-тю-тю, - погладил чародей череп скелета, - красавица! В следующий раз курочкой угощу. Пошли на нижние этажи, образец там.    Подвал у Мичана оказался просто огромным - пять этажей, не в пример дому. Чувствовался размах при строительстве. Глубже всех находилась заклинательная комната. Там он чертил пентаграммы, поднимал мертвецов, зачаровывал амулеты. Выше находилось домашнее кладбище, там, в наведенном холоде (у меня зуб на зуб не попадал уже через две минуты нахождения в нем) и стазистных колдовских комплексах, хранился рабочий материал - трупы. В основном животных, но нашелся один человеческий, по словам хозяина, неприкосновенный запас. Третий и второй были завалены непонятным барахлом и сомнительными устройствами, видимо чем-то ценными. А на последнем расположилась библиотека, книги естественно под стать владельцу - по некромантии. И, на мой взгляд, далеко не все из бумаги. Кое-какие были сделаны из выделанной тонкой кожи. Надеюсь, что не людской.    Нашел! - воскликнул Немил после десятиминутного рытья в мусоре, - так и знал что он здесь!    Мне на ладони была предъявлена находка. Я скептически поднял бровь. Ручной кадавр. Примитивная модель для начинающих. Корпус-коробочка и четыре прутика - ножки. Такого помниться собирал еще, когда было семь лет. Маг поставил его на пол и нажал кнопку питания. Монстрик стал довольно резво бегать по полу, натыкаясь, то на наши ноги, то на разбросанное везде барахло.    - И что? Я таких тебе за час сотню соберу.    Э-э-э, - погрозил он мне пальцем, - не все так просто, как кажется на первый взгляд. Смотри.    Он вытащил откуда-то внушительный молоток и попытался им стукнуть кадаврика. Тот резко прыгнул.    - Да что ж ты! Секундочку... сейчас...    Я с недоумением смотрел на устроенное представление. Охота человека-великана на монстрика. Похоже, что общественное мнение о колдуне в лице сотрудников завода было правдиво. Коробочка резво улепетывала, выписывая замысловатые траектории и постоянно прячась под вещами. Но все закончилось победой представителя людской расы. Молот настиг и расплющил беглеца. Но тот не сдался в борьбе за жизнь и пополз на погнутых ножках подальше от злодея. Еще несколько ударов и кадаврик окончательно затих. Победитель устало вытер лоб и сел прямо на пол пятой точкой. Похоже, бег и прочие физические нагрузки не являются его любимыми и повседневными занятиями.    - Подождем минутки три.    Я пожал плечами и сел рядом. Прошло четверть часа. Демонстративно смотрю на часы.    - Что-то мне подсказывает зря я пришел сюда. Только напрасно теряю время. Надо идти на квартиру.    Сейчас все будет, - нервно засуетился некромант, - придется ускорить процесс. Напитаем маной.    Он протянул руку к железной лепешке и надо думать выполнил задуманное. Ничего не вижу. Магозор-то остался в моем кармане. Трупик зашевелился. Металл медленно со скрежетом стал принимать прежние очертания. Через десять минут монстрик, как ни в чем не бывало, бегал по холодному каменному полу.    Потрясающе, - прошептал я, схватил Мичана за плечи и стал трясти, - как ты это сделал?! Самовосстанавливающийся кадавр! Такого не может себе представить ни один механик в самых безумных фантазиях!    - Я заранее наложил измененное заклятие регенерации нежити. Некроманты почти на всех своих детищ накладывают такое. Поэтому мертвецы, пожирая своих жертв, восстанавливают себе плоть и пополняют личные запасы энергии. Иначе они бы сгнили еще в начале функционирования.    - Но, то нежить, а это механизмы из железа!    - А ты не обратил внимание на материал? Я немного увлекаюсь алхимией. Если в расплавленный металл засыпать костный порошок, напитанный маной Смерти, хорошо размешать до однородной массы, а потом провести через череду трансформаций, то конечный продукт получит подобие мертвой плоти. Эту особенность я случайно открыл. Просыпал на работе нечаянно измельченный бычий череп в плавильную печь. Меня тогда сильно штрафанули. И прекрати, наконец, меня трясти!    Я отпустил Немила и поймал кадаврика. Не ему тягаться со мной в скорости. Поднес к глазам. Добыча отчаянно сучила ножками. Присмотрелся. Действительно, странный сплав, похож на сталь, но с сероватым оттенком и на ощупь слишком шершавый и теплый.    - За что я люблю алхимиков, так это за то как они играючи меняют свойства материалов. Могут свинец сделать тверже алмаза, а воздух жидким при комнатной температуре и налить в стакан.    - Так я тебя убедил?    - Спрашиваешь! Конечно! Теперь от меня захочешь, не отделаешься.    - Отлично. Мне нужен хороший механик. По части магии я могу сделать всю работу, но в кадаврике я полный профан. Требуется продумать чертеж и изготовить детали, а уж заклятиями и измененным металлом обеспечу. Кстати, у меня тут образовалась идейка, как сделать монстра саморазвивающимся наподобие обычной нежити. Ты же знаешь, что мертвецы с количеством жертв и поглощенной маны эволюционируют? У них улучшается скорость, прочность, регенерация, интеллект и прочие показатели.    - Ты меня сегодня не прекращаешь радовать. Если это правда, то монстр получится просто уникальным! С лучшими качествами, взятыми как у нежити, так и у кадавров.    Да! И никто не посмеет больше смеяться над моими идеями, - потешно погрозил чародей недругам в потолок худой рукой сжатой в кулак, - невежи застывшие в заблуждениях и не видящих дальше своего носа! Они еще обо мне услышат! Заговорят! Уважать будут!    Точно так и будет, - мягко отвлек я внимание колдуна на себя, - предлагаю пока свежи впечатления и мы полны энтузиазма стоит начать работать, - окидываю взором завалы мусора, - кхм. У тебя найдется где-нибудь местечко для того чтобы удобно было делать записи.    - В библиотеке есть стол. И книги со справочниками под рукой.    - Как раз подойдет.    Мы отправились творить. Работа сразу застопорилась. Слишком разные у нас были области познаний. Насколько я мало понимал в некромантии, настолько же плохо он знал кадаврику. Как же он умудрялся работать на заводе? Хотя для того что бы накладывать стандартные плетения совершенно не обязательно разбираться в механике. Постепенно мы нашли общий язык и наше будущее дитя получило если не первые черты, то наметки на них точно.    - Предлагаю полностью отказаться от платы с искусственным разумом.    Но, как же он будет тогда осуществлять не зависимое самостоятельное выполнение поставленных задач? - негодующе спрашиваю, - Это устройство будет тогда просто куском металла.    Вот взгляни, - вытащил Мичан из-за пазухи амулет и бросил его мне, - редкость! Но ради такого проекта готов пожертвовать. Четыре месяца возился. Голова мертвого демона с подчиненной душой.    Я поймал вещицу. Как только она коснулась кожи, мне сразу же захотелось ее отбросить. Впечатление словно в руки вцепилась разъяренная кобра источающая яд. Выглядел амулет как заключенная в каплю затвердевшей смолы маленькая засушенная головка неведомой твари, размером с муху. В свете магических светильников мне показалась, что она шевельнулась и ощерилась клыкастой пастью. Отвратительное зрелище.    - Как ты можешь носить эту гадость на голой шее?!    - Дело привычки. Слишком ценный предмет, чтобы доверять обычному сейфу, а со мной сохраннее. Ты только представь, какой мощи выйдет монстр, если в него поместить душу с яростью демона возведенную в степень ненавистью нежити к живым.    - Обычно кадавру менталисты наоборот отрезают все чувства, а тут наоборот. Ты не боишься, что он выйдет из-под контроля и начнет всех убивать?    - Нет. За тысячелетия практики некроманты весьма поднаторели в подчинении себе мертвых, а тот, кто пренебрегал собственной безопасностью рано или поздно гибли. Я создам и наложу лучший контур контроля существом.    Да уж. Армия с руками вырвет у нас это изобретение, - хлопаю себя по коленке, - эх! Металлическая нежить - это же идеальные убийцы!    - И так мы работаем вместе над проектом. Ты окончательно решил? Я могу на тебя рассчитывать?    Без сомнения, - я усмехнулся и протянул руку в знак согласия, - мы партнеры!    Честолюбивый некромант тут же хлопнул по ней ладонью, заключая сделку. Не такой он уж и недоумок как ранее я думал. Да и мужик нормальный, если не обращать внимание на некоторую экстравагантность в поведении.    За проект я взялся с энтузиазмом, причем даже во вред остальным изобретением. Часто когда нужно было работать над остальными кадаврами мои мысли витали вокруг металлической нежити. Это при нахождении в конторе. А когда я находился на квартире, то постоянно трудился только над железным мертвецом, отрывая куски времени от сна.    Наступил день, а точнее ночь, на которую мы наметили запуск нашего творения. На выборе такого отрезка суток настоял Мичан. Мол, сумрак способствует некромантии, да и темные боги со Стихией Смерти будут благосклоннее и одарят удачей в начинаниях. На мой взгляд, это все суеверие. Неужели высшим существам больше заняться нечем, кроме как наблюдать за нашим экспериментом?    Немил возился с пентаграммой на самом нижнем этаже подвала, а я, сидя рядом, завершал окончательную регулировку гидравлики монстра. Меня злил свет от горящих факелов, колеблющихся на сквозняке из вентиляции. Некромант отказался зажигать магическое освещение, убеждая, что это помешает ритуалу. Чувствительным глазам было сложно сосредоточится мелких деталях. Оказывается ночное зрение это не всегда хорошо. Во всем виновата лень, не захотел тащить в верхние помещения тяжелое тело кадавра из бронзы. Этот сплав мы одобрили после серии опытов трансформации, как показавший наилучшие качества, отлично подходящие для нашей задумки. Чародей заверил меня, что после наложения плетений и напитки их маной мягкий материал приобретет крепость большую, чем у лучших марок стали.    По чертежам я, проявив сокрытые таланты столяра, изготовил из дерева и папье-маше макеты деталей. Столько сколько заноз побывало в моих пальцах не счесть и за день. Используя свои поделки, я сделал формы в земле, залил в них расплавленную измененную бронзу, которую в избытке предоставил напарник. Затем осталось только обточить неровности на заготовках и подогнать их друг к другу. Руны на корпус колдун наносить не стал, объяснив тем, что это навсегда придаст металлу статичные свойства и помешает созданию саморазвиваться.    Аккуратно закрутив последнюю гайку на приводе, я прищурился и окинул хозяйским взглядом гидравлику. Не потому что допускал возможность не качественной сборки, а исключительно из эстетических чувств. Приложил защитную пластину, на полагающееся ей место и слегка надавил. Раздался еле слышный щелчок. Отверткой закрутил винтики. Хорошо смазанная резьба шла не ощутимо, без натуги. Все, моя работа закончена.    Красавчик, - щелкнул я по челюсти бронзовую куклу.    В полумраке заклинательного зала она производила гнетущее впечатление, даже оставаясь еще не включенной. Одно слово - нежить. При сложенных, как у кузнечика, нижних конечностях ее рост был около метра. Ноги заканчивались стопами - копытами, в которых прятались парные короткие лезвия. По моей задумке они должны были легко входить в дерево и мягкий камень, позволяя твари взбираться даже по отвесной стене как по лестнице. Руки у монстра были длинными, четырехпалыми и заканчивались острыми выдвижными когтями, превращающимися в бою в миксер. Помимо конечностей крепящихся там же где у людей плечи имелась еще и вторая, трехсуставная пара гораздо длиннее первых и выходящая из лопаток. Под ними находились сложенные металлические крылья. Конечно, они не позволяли конструкту летать, тем более при таком-то весе. Но планировать на короткие расстояния после прыжков и маневрировать без особых проблем. К верху туловище, минуя стадию шеи, плавно переходило к голове, а точнее к огромной зубастой пасти. Челюсть могла легко грызть металл, таким образом, получая материал для регенерации потерянных в бою частей тела. Не говоря уже про нежную плоть живых для восполнения запасов маны. Всю эту прелесть венчал маленький ободок сенсоров, позволяющий видеть на 360 градусов.    Сейчас. Уже заканчиваю, - сказал некромант, сосредоточенно чертя на полу, сверяясь с клочками бумаги, зажатыми в левой руке, - крепи его в центр пентаграммы.    Я подтащил кадавра, положил его на пол и на конечностях защелкнул оковы, вмурованные в камень. Ранее посовещавшись, мы решили не отступать от стандартной техники безопасности поднятия мертвецов, не смотря на необычность случая.    - Готово.    Для начала вознесем молитву и восхваления богине мертвых Ишакре Гнилой Кости, - произнес чародей, прекратив работу и забормотал в приступе фанатичного служения.    Я не рискнул последовать его примеру. Особым почтением к высшим существам никогда не отличался, к тому же привлекать внимание такой покровительницы темных искусств, не являясь ее адептом, опасно. В моем случае больше бы подошел кузнечный бог Пантус Кипящее Серебро.    Начнем, - сказал Немил, закончив раскачиваться и шептать.    Он встал с колен и осторожно подошел к кадавру, стараясь не стереть подошвами сапог рисунок пентаграммы. Стащил с шеи амулет, отцепил его от цепочки и положил его в раскрытую грудину неподвижной фигуры. Со щелчком полость закрылась, спрятав засушенную голову демона от моего взора. И так же бережно ступая, колдун отошел в сторону.    Сколько времени? - спросил Мичан.    Сорок минут первого, - ответил я, слегка закатав рукав куртки и посмотрев на наручные часы.    - Успеваем. Даже с запасом. Через двадцать минут откроется астральный шлюз в манопроводе от источника академии Смерти. Всю неделю чинил ее и чистил от духов-паразитов. Система давно пришла в негодность, некоторые узлы пришлось заново собирать. Уже и не помню, когда последний раз ею пользовался. Теперь можно не опасаясь поломок запитать конструкт энергией.    - Даже так? Неужели душа этого демона способна поглотить столько маны, что требуется внешнее подключение? Без нее не активируется?    Я просто перестраховываюсь, - пробурчал собеседник, возясь с алтарем. Видимо настаивая его потоки для принятия заемной силы, - тем более для демонстрации полного комплекта возможностей воякам все равно придется производить накачку энергии.    - Согласен.    Маг затих, сосредоточившись на колдовстве. Я тоже замолчал, не рискуя беспокоить работающего специалиста. Не стоит отвлекать от ответственного дела. Еще напутает чего и всему проекту наступит полный конец.    Ты бы только знал, чего мне стоило получить вне очереди даже разовый абонемент, - пожаловался мне Немил, спустя время, - проклятые спекулянты! Скупили все на год вперед. Все мои коллеги жалуются на них и не раз просили ректорат сделать запись именной. Бесполезно. Пытались даже как-то сговориться и ничего не выкупать у мошенников. Но как-то не сложилось.    - Наверное, академия имеет с этого свою выгоду.    - В точку попал. Ходят слухи, что торгаши отдают часть прибыли руководству. Согласно старому закону города наша обитель Смерти не может продавать ману выше фиксированной платы. Вот они и нашли способ обойти правило.    - А городской совет как реагирует?    Да никак! Не хотят сориться с академией. Все! Сейчас будет представление, - воскликнул некромант и, подскочив к рубильнику, рванул его вниз.    Тут же усилился сквозняк, а факелы затрепетали от дующего ветра. Несколько, не выдержав натиска воздуха, потухли. В заклинательном зале внезапно потемнело, а линии пентаграммы резко вспыхнули красно-синими бликами. От чертежа шел низкий неприятный гул, словно где-то далеко под землей великан лупил дубинкой по огромным трубам. Мне резко заплохело, стало подташнивать. Похоже, что эманации маны Смерти это далеко не то, что нужно для укрепления здоровья и хорошего самочуствия. Понятно теперь почему некромант такой доходяга, он в ней только что не купается.    Так. Отлично все идет. Матрица ложится ровно. А здесь немного подправим, - закатив глаза, Мичан водил худыми руками над алтарем.    Бронзовая кукла шевельнулась, челюсть громко сомкнула зубы, а на сенсорном ободке загорелись огоньки. Дернулась левая нога. Выщелкнувшиеся когти царапнули каменный пол, оставляя борозды. Звякнула цепь, сковывавшая металлическую нежить.    - Немил, ты выключатель трогал?    - Да. Я его выключил, когда поместил амулет с душой демона в полость, где будет Сосредоточие.    - Нет. Ты его наоборот включил.    - Ничего страшного. Все равно я его контролирую.    Тварь забилась со страшной силой. Хрустнул оков на ее запястье, несколько рывков и манипулятор частично освободился. Некрокадавр уже пытается дотянуться четырьмя когтями до следующего.    - Тогда почему она бесится? Успокой ее!    Сейчас. Я пытаюсь. О нет! - даже в потемках было заметно, как побледнело лицо заклинателя, - похоже, что я неверно запомнил пароль управления! Контур отвечает, что пользователь не определен и не хочет подчинятся.    - Бесы! А зачем ты его вообще ставил?    - Стандартная процедура. Чтобы другой некромант не переподчинил поднятого.    - Умник! Кроме тебя тут больше колдунов Смерти нет!    Монстр тем временем успел освободить лопаточные манипуляторы и срезал один из оков на ноге. Он рвет заговоренную сталь как гнилую веревку! Сколько же маны в него вбухали? По моим расчетам гидравлика конструкта не могла выдерживать подобные нагрузки.    - Сделай же что-нибудь! Ты же какой-никакой повелитель мертвых!    Не мешай! - огрызнулся чародей, вцепившись в алтарь и зажмурив глаза, - пытаюсь взломать собственноручно установленную защиту.    Я вытащил из кобур офицерские самострелы и стал прицельно лупить в голову созданию. Бесполезно надеяться пробить металл, но можно попытаться повредить сенсорику и выиграть хотя бы пару секунд для напарника, пока тварь будет в слепую искать нас. Нельзя позволить сотворенному существу победить нас и выйти из подвала. Оно же сумеет вырезать жителей нескольких кварталов, а то и все полгорода пока его остановят. Проклятый маг! Рассказывал, что при работе с мертвыми главное думать о безопасности, неосторожные умирают первыми, а сам! Чтоб я еще раз связался с некромантом! Где же вы мои милые бесчувственные металлические игрушки? Уж вы даже если что и перемкнет в главной плате, не кинетесь на меня горя желанием сожрать. Как глупо умереть съеденным своим изобретением.    Я уже успел поменять обоймы в арбалетах на запасные и почти до конца истратить их, когда конструкт освободился и бросился на меня, определив как главную угрозу. Моя душа тотчас ушла в пятки. Увернутся в замкнутом помещении очень сложно. Зазвенела натянутой стрелой цепь, резко оборвав полет и перевернув пленника на спину, грохнула его об пол. Но камню пошли трещины, словно на него с огромной высоты бросили наковальню. Некрокадавр со злобой резанул когтями по звеньям. Сверкнули искры и одно из лезвий на пальцах сломалось. Бросив бесполезное занятие противник снова бросился на меня. Я прижался спиной к холодной стене, неподалеку также боязливо жался к поверхности колдун. В силу того что помещение было прямоугольное, а подконтрольная монстру область составляла правильный круг, у него было больше свободы, чем у меня.    Острые когти мелькали перед моим лицом с такой скоростью, что я едва успевал их заметить. Стопы твари оставляли лезвиями борозды на полу, когда она, упираясь в него, рвалась ко мне. Летели мелкие осколки и пыль. Если мы сегодня уцелеем, то хозяину дома придется на время переквалифицироваться в каменщика и провести качественный ремонт изуродованного помещения.    До моего взбудораженного мозга постепенно дошел передаваемый организмом сигнал в виде ноющей боли в руке. Я скосил глаза на нее и диагностировал глубокую резаную рану. Похоже, бронзовая кукла успела меня зацепить, а адреналин не дал сразу почувствовать повреждение тела. Похоже, будет еще один шрам в коллекции. Существо, почувствовав льющуюся на пол кровь, раскрыло пасть, стоя прямо передо мной и издало полухрип-полурев. И тут я реально труханул. Колени чуть сами не подогнулись и не рухнули, бросив меня под ноги твари. Меня сложно привести в замешательство пугающими звуками, но этот крик, словно боевой вопль самой Ишакры пришедшей лично забрать мою душу в царство мертвых. Орущие скелеты эльфов просто напросто веселые и задорные тявкающие на пичугу щенки по сравнению с этим.    Рик, - окликнул меня Мичан, - ничего не получается. С наскока не возьмешь. Мне нужен мой посох. Там есть нужное вложенное заклятие. Придется забить ему анализаторы ложной информацией, а когда он начнет тормозить вырубить питание.    Только не говори, что ты его оставил где-то за тридевять земель отсюда, - раздраженно рыкнул я.    - Он справа от тебя. Кинь мне его.    Я скосил глаза. В стойке торчал не замеченный мной костяной посох. Легко сказать брось. Небольшое движение вдоль стеночки. Некрокадавр задергался еще сильнее, напоминая цепного пса реагирующего на нарушителя территории. Я подцепил цель кончиками пальцев. Раненая рука заныла. Осторожно, затаивая дыхание вытаскиваю кривую палку. Изловчившись, кидаю ее над своей головой. Радостный вопль свидетельствует о том, что посылка достигла адресата.    - Когда я скомандую, сразу же жми выключатель.    - Хорошо.    - Сейчас!    Одновременно с криком конструкт замедлился и пошатнулся. Нижние конечности с трудом удерживали равновесие, а верхние манипуляторы потянулись вниз. Я кинулся к созданию и, не мешкая, ткнул указательным пальцем в кнопку на корпусе. Бронзовая кукла споткнулась и окончательно упала на пол, чуть не отдавив мне ногу. Я схватился за бок. Непослушное детище успело напоследок полоснуть мне когтем по ребрам. Не так глубоко как в первый раз, но тоже приятного мало.    - Спасибо предку архимагу за прочную цепь, оставленную в наследство. Я и не думал, что она настолько крепка. Хотел даже заменить, хорошо, что не успел.    Пока Немил возился с подчинением монстра, я успел найти аптечку, остановить кровь, обработать и забинтовать раны. Как только расцветет нужно будет узнать дорогу до ближайшего лекаря, чтобы наложить швы на мою драгоценную тушку. Попутно разграбил скудные продуктовые запасы гостеприимного хозяина, так как на нервной почве у меня разыгрался зверский аппетит. Его запасливость привела меня в уныние. Кем-кем, а хомяком или белкой он в прошлой жизни точно не был. Все что я сумел найти это были слегка заплесневевший сыр, прогрызенный мышами мешочек риса, прилипшие к сковородке подгоревшие остатки яичницы и кусок хлеба, по твердости приближающийся к камню, а по возрасту к дням отрочества Старого Императора.    Жуя полусъедобный бутерброд с сыром, я вспоминал разговор, подаривший мне новую надежду стать чародеем, происходивший в припортовом кабачке, куда мы попали, спасаясь от кочевников на полуразломанном корабле. Сердце начинает каждый раз колотиться сильнее, стоит только задуматься о мечте - стать колдуном.    Утром, как только появились первые лучи солнца я нашел лавку аптекаря-травника и требовательно стуча колотушкой по медной пластине разбудил хозяина. Жил он на втором этаже, над своим заведением. По словам Мичана знахарь хоть и не был магом, но имел диплом, лицензию от мэрии и занимался частной лекарской практикой. Хмурый хозяин в одном халате, в тапочках на босу ногу открыл мне дверь, зевая и почесывая внушительный живот. Его недовольство прерванным сном сняли извинения и обещание хорошего гонорара. Медик напоил меня чаем с травами, который должен был уменьши