Кто будет если он шьет одежду

Спрос на дополнительное обучение конструированию, моделированию и пошиву одежды за последние полгода вырос как минимум вдвое, отмечают участники рынка. Показательно, что большинство учеников планируют создавать собственный бизнес в легпроме: открывать мини-цеха и развивать модные бренды. Таким образом, малые и средние предприниматели от образования и fashion-индустрии сегодня образовали взаимовыгодный симбиоз. Государство при этом тоже останется в плюсе

На смену небольшим группам по три-пять человек при авторских ателье и небольшим студиям «кроя и шитья», работающим еще с советских времен при дворцах культуры, сегодня приходят современные образовательные центры – творческие пространства, где обучение поставлено на поток. С одной стороны, психологи говорят, что тяга к прикладному труду – своего рода защитная реакция для людей, находящихся в стрессовой ситуации. Делать что-то своими руками – это не только интересное хобби, но и возможность «обезопасить» себя и свою семью в случае наступления бедности. Поэтому сегодня во многих семьях снова принято проводить каждые выходные на даче и распахивать газоны под забытые в последние годы грядки с клубникой и парники. А женщины достают с антресолей швейные машинки и вспоминают навыки шитья. 

Работать руками

«Курсы сейчас пользуются очень большим спросом, и кризис нам в этом очень помог. Все устали от одинаковости, от массовки, от дешевой одежды из дешевых тканей. А дорогую, качественную одежду могут себе позволить очень немногие. И в России вообще было принято работать руками, есть такая традиция. С появлением масс-маркета все забыли об этом, но сейчас женщины вернулись к традициям», – говорит руководитель и совладелица Бюро конструирования одежды Grassier Ольга Родькина.

Однако если в советское время вещи иногда было просто «не достать», то сегодня, при наличии на рынке недорогой одежды из стран Азии, шить самостоятельно вещи базового гардероба в 99% случаев просто невыгодно. Даже если не считать временных затрат, расходы на материалы окажутся выше, чем цена рубашки или брюк в торговых рядах. Формула «проще купить» перестает работать в сегментах средне-высокой ценовой категории и изделий класса «люкс». Несмотря на то, что качественные европейские ткани тоже подорожали, купить ткань и сшить желанную вещь из последней модной коллекции обойдется дешевле, чем покупать готовое изделие. Арифметика простая: рассмотрим жакет а-ля Chanel – не 100%-ю копию брендовой вещи, но хорошо пошитое изделие в узнаваемом стиле. Оригинальный твид Chanel можно купить по цене от 1,4-1,6 тыс. рублей за метр – отрез на жакет обойдется примерно в 2,5 тыс. Подкладочная ткань – 500 рублей, дублерин – 500, фурнитура – 500. Работу будем считать бесплатной – предположим, что женщина уже умеет шить. В сумме получаем около 4 тыс. рублей. Тогда как цены на оригинальные жакеты Chanel начинаются от 50-70 тыс., а хорошо сшитый классический жакет из качественной ткани в средней ценовой категории можно найти минимум за 15 тыс. рублей. Таким образом, если вы привыкли хорошо одеваться и не гонитесь за ярлыками, то уметь шить очень выгодно. А если вы не умеете – стоимость обучения окупается уже с первыми тремя-пятью самостоятельно пошитыми изделиями. 

Дело каждого

Но гораздо важнее для отрасли и государства то, что большинство абитуриентов записываются сейчас на курсы не для того чтобы научиться шить для себя или даже подрабатывать пошивом на заказ для своих друзей и знакомых. Типичная группа – молодые и амбициозные женщины и мужчины из поколения 30-летних, получившие хорошее высшее образование и несколько лет проработавшие юристами, экономистами, бухгалтерами или менеджерами. Они имеют основы знаний по ведению бизнеса, иногда – некоторую денежную подушку и готовы поменять работу офисного планктона на воплощение своей мечты – открытие своего бизнеса – создание собственной марки одежды с небольшим производственным цехом или без него.

«Сегодня основная масса наших студентов – это те, кого в свое время родители заставили пойти учиться на такие «перспективные профессии», как юрист и бухгалтер, со словами: «Шить? Ни за что! Иди получи нормальную профессию». Но сейчас кризис, увольнения или изменения условий труда подтолкнули их к тому, чтобы все-таки начать реализовывать свою мечту», – утверждает директор по развитию центра «Академия моды» Екатерина Гришина («Академия моды» – центр дополнительного образования в сфере дизайна, моды и прикладного искусства).

Ученики из этой действительно внушительной группы не готовы тратить на обучение годы и идти за знаниями и навыками в вузы или техникумы. «Новым старым» ученикам требуется меньше теории, но больше практических часов – они хотят быть абсолютно самодостаточными и уметь делать все самостоятельно и как можно скорее. Хотят разрабатывать модели, делать эскизы и лекала, а затем отвозить их на производство и там отшивать. И иметь хорошую практическую базу, чтобы контролировать процесс от и до как индивидуальные предприниматели.

Эксперты подтверждают ощущения рынка: коммерческие курсы сегодня начинают серьезно конкурировать с традиционными вузами и техникумами в борьбе за абитуриентов. «Частные школы дополнительного образования по направлению конструирования, моделирования и пошива (КМП) одежды сегодня составляют конкуренцию вузам и техникумам. Это связано с ориентацией частных школ на развитие у слушателей практических навыков в конкретных областях. В нашем вузе серьезного внимания дополнительному образованию по направлению конструирования, моделирования и пошива одежды не уделялось», – соглашается декан факультета креативных индустрий Санкт-Петербургского государственного экономического университета Владимир Титов.

«Мы не готовим тех, кто будет шить на поток. Этому надо сосредоточенно учиться несколько лет, но у взрослых состоявшихся людей нет этого времени. Мы в основном готовим тех, кто будет шить на заказ или станет запускать одежду в производство – для этого у нас есть и экономический блок в ряде курсов – мы преподаем экономику фэшн-индустрии, – говорит Екатерина Гришина. – Человек сейчас хочет прийти и в кратчайшие сроки получить комплексные знания по выбранному направлению. И наше отличие от многих других курсов и школ дизайна одежды в том, что мы все-таки учим шить. Мы не говорим, что вы здесь у нас нарисуйте, а потом где-нибудь отошьете. У наших учеников значительное количество времени отведено на освоение азов профессии. Потому что, если они пойдут по направлению чистого дизайна и будут производить одежду в промышленных масштабах, они все равно должны уметь проконтролировать работу швей».

«Сегодня к развитию малого и среднего бизнеса в сфере легкой промышленности приводит экономическая ситуация. Открыть новый бизнес здесь не так дорого, как построить, например, металлургический комбинат. Начальные затраты не очень велики. Импорт, конечно, все равно нужен, оборудование, ткани и фурнитуру все равно приходится закупать за рубежом. Но основная доля в структуре затрат приходятся на труд, и труд в этом сегменте не очень дорогостоящий. И локализация в прямом смысле, производство для своего города, для клиента, который рядом – это вообще тенденция развития этой отрасли в мире», – комментирует директор НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Сергей Кадочников. Продвигать собственный бренд в соцсетях можно практически бесплатно, и если одежда, обувь или кожгалантерея собственного дизайна действительно окажется в тренде, успех ей практически гарантирован.

Правда, не все видят развитие малого и среднего бизнеса в сфере моды и легкой промышленности столь оптимистично. Индивидуальные предприниматели, работающие на рынке пошива по пять-десять лет, признаются, что под влиянием кризиса были вынуждены перейти на «нелегальное» положение (частный пошив кто будет если он шьет одежду на заказ), чтобы переждать время пониженного спроса. И большинство частных мастеров не боятся внимания со стороны налоговых органов. «Это настолько маленькие обороты, это просто на уровне творчества. Ткани очень подорожали, и заказов стало в разы меньше – кризис сказался особенно на тех клиентах, у которых, в свою очередь, есть свой бизнес в другой сфере», – анонимно рассказала владелица небольшого ателье.

Легкая промышленность вообще во всем мире характеризуется большой долей малых предприятий, число занятых здесь достигает до трети всех работников отрасли. И, конечно, рост числа малых и средних предприятий по всем известным причинам государству очень выгоден. Но даже если у большинства сегодняшних энтузиастов построить собственный прибыльный бизнес в модной индустрии не получится, отрасль может приобрести новые профессиональные кадры. Что в условиях жесточайшего кадрового голода тоже огромный плюс. 

Бизнес-кейсы

Ольга Родькина, руководитель и совладелица Бюро конструирования одежды Grassier, работает в сфере легкой промышленности всю жизнь. Ранее она руководила предприятием, которое производило верхнюю одежду под брендом Catamount. Один цех на 30 швей располагался в Петербурге, второй цех – в деревне Скрябино Кировской области. Здесь работали около 20 человек, практически все из них были обучены практическим навыкам профессии с нуля. Под мини-фабрику предприниматели арендовали половину здания вокзала, и это было, по сути, единственное местное «градообразующее предприятие».

«Мы отшивали одежду массово, до 500 штук на артикул – это были «золотые» времена после кризиса 1998 года. Работы было так много, что у нас порой даже швеям запрещалось переделывать легкий брак, потому что все равно все покупалось. В то время можно было и удовольствие от работы получать, и зарабатывать», – говорит предприниматель. Но потом российский рынок наводнила китайская одежда, причем достаточно качественная. Предприятию надо было по-прежнему выдавать хорошее качество пошива, из хороших тканей, с широким размерным рядом, но цены опускать до уровня изделий из Китая. «В определенный момент я поняла, что это уже просто работа ради работы на износ, никакого удовольствия эта гонка не приносила. Уходило очень много сил, но прибыль все снижалась, и наступил момент, когда было принято решение выходить из этого бизнеса, – рассказывает Ольга Родькина. – Процесс шел постепенно, и к тому времени, помимо работы на себя, мы уже начали оказывать услуги дизайнерам на условиях подряда. Стали отшивать мини-коллекции и средние партии. Мне это было уже гораздо интереснее, чем просто шить тоннами».

Бюро конструирования одежды Grassier (совладельцы супруги Ольга Родькина и Илья Родькин) существует уже более трех лет. Обучение ведется по трем основным направлениям: конструирование, моделирование и пошив (КМП) «с нуля» (с дополнительными курсами с разбивкой по ассортименту); технология пошива – здесь учат только шить по готовым выкройкам; курс модной фэшн-иллюстрации. В группе обучается максимум семь человек, обычно параллельно ведутся четыре группы. Также бюро оказывает услуги молодым дизайнерам в разработке лекал и технической документации на коллекции.

«Чистая прибыль у нас на уровне 200 тыс. рублей в месяц, большую часть средств мы инвестируем в дальнейшее развитие. Это и работа над онлайн магазином выкроек, и сотрудничество с молодыми дизайнерами, что для нас абсолютно не приносит дохода. Но мы этим занимаемся, чтобы не потерять практику и чутье. Это практически альтруизм и только. Многие молодые дизайнеры приходят в этот бизнес без умения шить, конструировать, моделировать. У них есть свои идеи, видение, они обращаются к нам, и мы стараемся все реализовать, насколько это реально. Конструируем-моделируем, отшиваем тестовые образцы и отправляем на производство пробные партии. Сейчас в силу кризиса все больше производств стали размещать и мини-партии – раньше с этим было сложнее», – рассказывает Ольга Родькина.

Желающих учиться всегда достаточно – спрос есть, и он сейчас стабильно высокий. Затраты у бюро в кризис существенно увеличились, в том числе из-за динамики курса валют и общего повышения цен. Студентам необходимо предоставить расходные материалы: это и бумага, и макетная ткань. Постоянно расходуются мелкие инструменты, необходимо обновление оборудования, которое с осени 2014 года подорожало более чем вдвое. Но повышать стоимость обучения пропорционально росту затрат в условиях конкуренции и ограниченных финансовых возможностей населения невозможно – дополнительные расходы покрываются компанией за счет понижения прибыльности.

Самыми перспективными направлениями развития в Grasser называют дистанционное онлайн-обучение и интернет-магазин выкроек. «В интернет-магазине выкроек мы видим свое будущее, но это требует очень много вложений, нужны наработки и база. Мы создаем его уже год и пока еще не совсем довольны результатом, но мы растем, и рост этот очень хороший. У каждой выкройки, конечно, тоже есть свой срок годности. Мы делаем модный продукт, а фасоны часто меняются, и лекала двухлетней давности сегодня уже не столь актуальны. И несмотря на то что большинство моделей приближены к классике, даже казалось бы незначительное изменение в трендах, такие как форма плеча или глубина проймы, делает их почти неактуальными. Мы отслеживаем и анализируем эти нюансы, работа ведется постоянно», – рассказывает руководитель. – Другое развивающееся направление – онлайн-курсы обучения КМП. Я прописала теоретическую программу, отсняла 70 часов видеоматериала, и весной мы запустили первую группу. Это не просто самостоятельный просмотр роликов и чтение теории – это полноценная отработка навыков с постоянными консультациями с преподавателем».

Центр образования в сфере дизайна, моды и прикладного искусства «Академия моды» был основан в 1997 году и на сегодняшний день предлагает более десятка различных программ. Сейчас наиболее востребованы два основных направления: курсы кройки и шитья (шить для себя и для семьи) и курс дизайна одежды (бизнес в сфере моды). «В кризис спрос на обучение существенно вырос по обоим направлениям. Наши студенты, и в частности будущие дизайнеры, очень оптимистично смотрят в будущее – «в моде кризиса нет». Выпускники активно открывают небольшие шоу-румы, участвуют в конкурсах и развивают бизнес через социальные сети. Мы видим, что эта модная производственная индустрия на уровне малого бизнеса сейчас востребована», – рассказывает директор по развитию центра «Академия моды» Екатерина Гришина.

Недавно центр переехал в новое помещение площадью 242 кв. м, в разы увеличив свой размах, – всех желающих пройти обучение на старой площадке уже было просто не разместить. Здесь говорят, что спрос на обучение действительно велик – набор в группы проводится каждый месяц, ряды студентов ежемесячно пополняют порядка 50-60 человек.

«Конкуренция на рынке возрастает, мы ежемесячно мониторим предложение. Сейчас очень много онлайн-курсов, бесплатных уроков и т.д. Поэтому для нас так важно было получить официальную лицензию на образовательную деятельность – дополнительное образование взрослых. Мы готовили программы, подавали все документы, включая перечни оборудования, данные по помещению и т.д., в Комитет по образованию Санкт-Петербурга. После получения лицензии серьезно думаем о том, чтобы предложить свои образовательные услуги городу, структурам, которые занимаются переподготовкой кадров, развитием самозанятости», – рассказывает Екатерина Гришина.   

Несмотря на возросший спрос, цены в «Академии моды» тоже стараются удержать на заданном уровне. «Курс валют на нас не сильно повлиял. Мы успели укомплектовать школу оборудованием в сентябре-октябре еще по старым ценам, и в ближайшее время новые закупки нам не грозят. Сейчас все на рынке понимают, что прибыль уменьшится за счет повышения цен на расходные материалы и фурнитуру, – говорят в образовательном центре. – Как и любое образование, это не высокодоходный бизнес. Есть сезонность: конец декабря-январь – «драматичное» для нас время, а в летний сезон и осенью обучение идет наиболее активно».  

Шить в тренде

У амбициозных выпускников курсов конструирования, моделирования и пошива одежды сегодня действительно есть шанс добиться успеха – они оказываются под действием глобального мирового тренда.

Профессиональные стилисты и эксперты моды среди широчайшего спектра самых разных тенденций fashion-индустрии, наблюдаемых с начала 2000-х годов, выделяют один главный тренд – минимализм. Он проявляется в том числе и в течении, называемом «нормкор» – это нью-йоркский «антитренд», вызванный общей усталостью от моды и навязывания избыточного потребления корпорациями модной индустрии. Сегодняшний новый люкс – это отказ от мегабрендов в пользу маленьких местных марок, где одежду шьют практически вручную. Таким образом, понятию «люкс» возвращается его изначальное значение – «уникальный», «индивидуальный», но не «дорогой» или «раскрученный». Молодежь Европы и США демонстративно отказывается от дизайнерских вещей и от модной одежды вообще и переходит на простую, массовую, недорогую штучную одежду без ярлыков и лейблов.

«Богатые люди никогда не будут покупать российский продукт, они всегда предпочтут зарубежные модные бренды класса «люкс». Но средний класс все больше и больше ориентируется на практичность, креатив и низкую цену. Эти составляющие в той или иной степени представлены на национальном рынке в любой стране. И Россия не становится какой-то особенной страной в мире. Просто у нее рынок, который близко, и мы начинаем обшивать своих сограждан», – считает Сергей Кадочников. Но почему бы для начала российской молодежи не поддержать нормкор – и сэкономить, и быть в тренде? Это уже немалая ниша сбыта для новых молодых российских брендов.

Отношение к российской одежде надо менять на глобальном уровне. У нас еще со времен СССР существует мода на все зарубежное, на европейские и американские бренды. Носить сшитое здесь тогда означало отсутствие достатка, не вхождение в определенные слои общества, которые имели доступ к элитным вещам. Но сегодня, надеются эксперты отрасли, мы этот этап благополучно пережили. Сейчас люди видят, что хорошо пошитые вещи из качественных натуральных тканей стоят запредельных денег и доступны единицам. В то время как невзирая на кризисы к нам продолжают везти стоковые ткани из Италии, пусть и из коллекций прошлого года. Но это тот же натуральный шелк, это дорогие шерстяные ткани, ткани с дизайнерскими принтами и эксклюзивной обработкой. И вещи, пошитые из них на заказ или самостоятельно, стоят на порядок дешевле, иногда в десятки раз. То же касается и отношения к профессиям портного или швеи – сегодня старшим поколением они все еще пренебрежительно относятся к разряду рабочих специальностей, с негативным оттенком. И здесь российскому обществу стоит перенять опыт Италии, где в каждом городе есть маленькие местные лавки и небольшие частные производства одежды и обуви, которые в совокупности славятся своим качеством и дизайном на весь мир.

Таблица:

Примерные расценки на обучение конструированию, кройке и шитью на курсах дополнительного образования в Санкт-Петербурге


Источник: http://expert.ru/northwest/2015/21/vse-eto-sleduet-shiti/


Закрыть ... [X]

Немецкий Tom Tailor начнет шить одежду в России : Бизнес : РБК Маска для кончиков сухих волос в домашних условиях быстрый результат



Кто будет если он шьет одежду

Stella McCartney будет шить одежду из дрожжей Журнал

Кто будет если он шьет одежду

«Вещи я не покупаю уже лет семь» The Village

Кто будет если он шьет одежду

Все это следует шить! - Эксперт

Кто будет если он шьет одежду

10 «фокусов которые легко сделать в домашних условиях

Кто будет если он шьет одежду

32 шапки для мальчика спицами с описанием и схемами вязания

Кто будет если он шьет одежду

Блесна на окуня - m

Кто будет если он шьет одежду

Вышивка 40-64 Аромат сирени Купить наборы для

Кто будет если он шьет одежду

Вышивка пайетками - Самое интересное в блогах

Кто будет если он шьет одежду

Вязание ажурных кофточек крючком со схемами и описанием

Кто будет если он шьет одежду

Вязание спицами тапочек для дома. Подробная схема с фото и

Кто будет если он шьет одежду

Декупаж разделочной доски: мастер класс декупажа по дереву

Кто будет если он шьет одежду

Искусственные цветы - Интернет-магазин товаров для

Кто будет если он шьет одежду

Как Связать шарф снуд крючком

Кто будет если он шьет одежду

Как засолить толстолобика в домашних условиях: рецепт